Теги

Все статьи на тему "наркомания"

30 мая, 2019 09:00
Люди, победившие наркозависимость и алкоголизм, могут потерять землю (видео)
Дядя Марат пил по-черному почти 20 лет, потерял квартиру и всех родных. Прошлое Игоря — героин, шприцы, подворотни и туман. О нем мужчина говорит неохотно, но и скрывать ничего не пытается. Оба думали, что всё, конец — нормальной жизни уже не будет. А потом они случайно оказались в маленьком поселке под Карагандой. Говорят, что нашли здесь то, чего так не хватало — внутренний покой. Зависимости у обоих как не бывало. Сейчас Игорь воспитывает семерых детей, а Марат пытается найти пропавшего где-то сына. Мужчины живут в маленьком поселении под Карагандой и помогают таким же пропадающим, какими сами когда-то были. Их центр реабилитации существует уже 20 лет, но скоро его могут закрыть: власти сначала сами просили у него помощи, а теперь делают всё возможное, чтобы его обитатели оказались на улице. Желающие оказать помощь центру могут обращаться по телефону +7 702 763 8949 (Игорь).
1 февраля, 2019 10:00
Смертельно опасная скорость
30 июня, 2015 14:00
«Тин Челлендж»: когда медицина бессильна
7 июня, 2012 10:30
Гульнар Бажкенова сделала один из самых пронзительных репортажей для Vox Populi. Здесь не будет нашего предисловия, мы сразу передаем ей слово.  Помню еще в школе, в конце 80-х, я прочитала статью в "Комсомолке" о первых жертвах СПИДа в СССР. Об этом тогда писала вся советская пресса, впервые вкусившая прелести гласности. Семейная пара жила в Прибалтике, кажется, в Клайпеде, муж работал моряком дальнего плавания и, видимо, во время одного из заплывов он и подхватил инфекцию, о которой тогда даже на Западе мало что понимали, и с любовью передал ее жене. Узнав о диагнозе, супруги пришли домой, открыли платяной шкаф, перекинули через него веревку и повесились. Ужасная история по меркам 80-х была объяснимой. Даже в газете корреспондент написал, представьте, кругом бедность, в магазинах шаром покати, люди злые, а тут еще сосед спидоносец, мол, надеяться на терпимость и сочувствие эта пара ВИЧ-инфицированных и впрямь не могла. Петля была единственным решением. С тех пор много воды утекло. Мы стали как будто терпимее, но намного ли? Этот репортаж я готовила целых полгода: слишком мало людей было готово открыть лицо, и поведать миру свою историю. Зачем она вообще нужна? Но те, кто собрался в Алматы в минувшие выходные, и бесстрашно встал перед объективом фотокамеры, считают, что нужна. Как урок. Как опыт. Как послание, что они нормальные люди, совсем не опасные для общения и дружбы. А с закрытого лица стигму стереть невозможно