Теги

Все статьи на тему "здравоохранение"

5 апреля, 2013 11:00
29 октября, 2012 10:30
2 октября, 2012 11:30
28 сентября, 2012 10:50
27 июля, 2012 10:00
25 июля, 2012 10:36
По официальным данным в Казахстане на учете состоят более 44 тысяч детей с ограниченными возможностями, из них около 10 тысяч с диагнозом детский церебральный паралич. Такое заболевание является одним из самых тяжелых у детей и требует длительной медицинской, психолого-педагогической и социальной реабилитации. Даже в крупных городах ощущается нехватка специальных школ и специалистов. Например, в Астане, где на учете состоят более 700 детей с диагнозом ДЦП, имеется лишь одна школа-интернат на 345 детей. В Алматы дела обстоят еще хуже – на 2 тысячи детей есть только один интернат на 144 ученика. Понятно, что в регионах надежды на качественное лечение еще меньше. Поэтому каждое коррекционное заведение в стране на вес золота. Одно из таких заведений - дом-интернат для детей-инвалидов на 50 мест в поселке Шиели Кызылординской области.
4 июля, 2012 10:30
7 июня, 2012 10:30
Гульнар Бажкенова сделала один из самых пронзительных репортажей для Vox Populi. Здесь не будет нашего предисловия, мы сразу передаем ей слово.  Помню еще в школе, в конце 80-х, я прочитала статью в "Комсомолке" о первых жертвах СПИДа в СССР. Об этом тогда писала вся советская пресса, впервые вкусившая прелести гласности. Семейная пара жила в Прибалтике, кажется, в Клайпеде, муж работал моряком дальнего плавания и, видимо, во время одного из заплывов он и подхватил инфекцию, о которой тогда даже на Западе мало что понимали, и с любовью передал ее жене. Узнав о диагнозе, супруги пришли домой, открыли платяной шкаф, перекинули через него веревку и повесились. Ужасная история по меркам 80-х была объяснимой. Даже в газете корреспондент написал, представьте, кругом бедность, в магазинах шаром покати, люди злые, а тут еще сосед спидоносец, мол, надеяться на терпимость и сочувствие эта пара ВИЧ-инфицированных и впрямь не могла. Петля была единственным решением. С тех пор много воды утекло. Мы стали как будто терпимее, но намного ли? Этот репортаж я готовила целых полгода: слишком мало людей было готово открыть лицо, и поведать миру свою историю. Зачем она вообще нужна? Но те, кто собрался в Алматы в минувшие выходные, и бесстрашно встал перед объективом фотокамеры, считают, что нужна. Как урок. Как опыт. Как послание, что они нормальные люди, совсем не опасные для общения и дружбы. А с закрытого лица стигму стереть невозможно