Один день Алёна Мирошниченко 13 сентября, 2019 08:00

Один день из жизни инструктора по рафтингу

Один день из жизни инструктора по рафтингу
Фото: Алёна Мирошниченко
Тургень, Чилик, Чарын, Коксу — на этих реках ему знаком каждый камень, каждый поворот, каждый порог. Он сам не может прожить ни дня без порции адреналина и помогает получить его другим. Сегодняшний герой рубрики «Один день» — инструктор по рафтингу Тарас Горлушко. Давайте узнаем, как проходят его трудовые будни, когда у других выходной, а также что такое «расчёска», «бочка» и шашлык без мяса.

Субботнее утро. Река Тургень. Первые осенние солнечные лучи ещё не успели позолотить вершины гор Тургенского ущелья — на часах 07:00.

Тараса, а для друзей просто Тарика, уже нет в его палатке.

На эту поляну он приехал накануне вечером, заехав на дачу, чтобы забрать рафт и снаряжение, которое там хранит.


Тарас Горлушко
Тарас Горлушко

— А я уже прогулялся вдоль берега. Реку посмотрел. Воды сегодня мало. Но надеюсь, что к обеду, когда солнышко пригреет, воды станет больше.

VOX: Сколько километров в сегодняшней трассе?

— Три километра. Потом мы садимся в машину, возвращаемся и ещё раз проходим эту трассу. Каждый человек сделает по два прохода. Обычно у меня в рафте 9 человек, считая меня. Сегодня я буду сажать по 6 — опять же из-за воды.

Группа отдыхающих выезжает из города в 08:00. Кстати, группа у меня сегодня сплавляется не совсем обычная.

Рафтинг — это групповой сплав по бурной воде, сопряжённый с мощным выбросом в кровь адреналина. Понятие «рафтинг» происходит от слова raft («плот» в переводе с английского языка) и означает одновременно вид активного отдыха и экстремальный вид спорта. Наиболее популярные места для рафтинга — горные реки, особенно в период таяния снегов.

Маршруты для рафтинга классифицируются на шесть категорий сложности. Они зависят от скорости течения, русла реки, порогов, камней и других препятствий. I категория — самая лёгкая.

VOX: Тарик, какая категория сложности на реке Тургень?

— Если река Чилик — это широкое русло, большой объём воды, то Тургень — это слалом: мы постоянно убегаем от каких-то препятствий, которых здесь много. Она достаточно сложная в техническом плане.

На реке Тургень II и III категории. В данный момент — III, потому что воды мало.

— Ну что, давай качать?

VOX: Тарик, из чего сделан рафт?

— Это специальный ПВХ — армированный, многослойный. У него внутри резина и сетка. Он же постоянно трётся о камни. Материал итальянский, очень прочный. Есть ещё его китайский аналог, более дешёвый.

Этот рафт самосливной. Вода в нём не задерживается, что в критической ситуации очень важно.

VOX: Сколько он весит?

— Килограммов 70.

VOX: А где можно купить рафт? И сколько он стоит?

— Я заказывал в Новосибирске. 6 лет назад вместе с оборудованием он мне обошёлся в 580 000 тенге.

VOX: Ты специально заказал рафт под цвет казахстанского флага?

— Нет, не специально. Так получилось, что я заказал его, и мне сообщили, что был заказ четырёх рафтов из Талдыкоргана, и один из них не выкупили. Я его и забрал. Но таких рафтов на наших реках я больше не видел.

— Электрическим насосом мы даём только объём. Сейчас будем докачивать до «барабана» обычным насосом.

Каждая секция здесь накачивается отдельно. Это удобно тем, что если лодка порвётся, полностью не уйдёт под воду, — продолжает Тарас.

VOX: Бывали ли у тебя случаи, когда рафт рвался?

— Этот рафт у меня целый, а так, конечно, бывали. На Чилике сплавляли группу. Была большая вода. Нужно было пройти под висячим мостом. В это время на мост набежал народ. Мост провис, рафт не успели направить к берегу. Протащило под мостом, и он порвался.

— Рафт нельзя держать на солнце долго. Он может лопнуть от перегрева воздуха — звук такой прикольный. Если мы причалили, и нужно пройти пешком, посмотреть трассу, кто-то остаётся и обливает рафт.

VOX: А у тебя лопался рафт?

— Да, было дело — на Или.

Надувное судно было полностью накачано меньше чем за 30 минут и стояло на поляне яркой опознавательной точкой для группы рафтеров, которые ещё не выехали из города.

— Самые большие в Казахстане рафты — 12-местные. Но я не стал брать большой. Вообще я его взял не в коммерческих целях, а для себя, с друзьями на Или ходить — катамаран долго собирать. Катамаран — это две надувные гондолы, соединённые между собой дюралевой рамой. Рафт предназначен для сплавов до V категории сложности. Когда река очень сложная — VI категории, — нужен катамаран, там посадка другая, — рассказывает Тарас, подготавливая снаряжение.

VOX: Каковы требования к одежде и обуви рафтера?

— В идеале, конечно, гидрокостюм, гидроботинки, гидроноски, перчатки. Но подойдёт и спортивная одежда. Обязательно с собой иметь комплект сухой одежды, потому что хочешь ты того или нет, всё равно намокнешь. В джинсах сплавляться не советую. Они неудобные, когда намокают, и долго сохнут.

Команда рафтеров прибыла в 11:00. Сегодня участвовать в сплавах будет община кришнаитов и их приглашённые гости. Ребята решили устроить себе чисто мужской тимбилдинг с рафтингом, баней и ведической кухней.

Пока мужчины устанавливают казан для плова и баню, инструктор Тарас помогает первой шестёрке экипироваться в спасательные жилеты.

— Кто в жилетах? Подходим ко мне! Начинаем инструктаж.

Обувь должна быть закрытой — кроссовки, например. И никаких сандалий, сланцев, потому что ноги можно стереть. Вы сидите вот так на бортах, ступни под обвязкой — вас держит в рафте только она. Можно, конечно, закрепиться и страховочными поясами, но в случае переворота вы не сможете освободиться.

Команды отдаются по бортам: «Левый борт», «Правый борт».

— Когда весло в руках, локти под углом 90%. Работаем одновременно и руками, и корпусом. Весло — это ваша палочка-выручалочка. Им можно отталкиваться от камней, на него можно опереться.

А теперь команды. Команда «Табань» — это гребок назад. «Табаним» до того момента, пока я не отменил.

Следующая, всеми любимая, команда — «Так идём». Когда я кричу: «Так идём», — в этот момент ничего не делаем, просто отдыхаем. Но это не значит, что бросили весло и полезли за сигаретами. Это значит, что ждём следующей команды.

— Команда «Держимся»: здесь главное — при прохождении препятствий не дать себе выпасть из рафта, потому что он амортизирует, как батут.

Команда «Чалка» — это значит гребём к берегу.

Когда звучит команда «Мост», нужно как можно ниже ложиться на дно лодки.

У нас будут «расчёски» — это нависающие над рекой деревья, перегородившие русло либо его часть. При команде «Расчёска» все ложимся лицом в борт, как можно ниже.

А теперь все повторяем за мной и гребём! Правой гребём вперёд! Левой назад! Все назад! Сильно! Ещё быстрее! Все вперёд!

Команды будут меняться ежесекундно. Ваша задача — слушать меня.

— Сегодня у нас III категория сложности. При выпадении из рафта главное — не паниковать. Первые 5 секунд вы находитесь рядом с рафтом. Там есть обвязка. За неё мы держимся рукой и помогаем своим товарищам.

Если вас всё же оторвало от лодки — спокойно! Без паники! Ложимся лицом по течению, ногами вперёд, ноги поджаты. Не надо пытаться встать и достать дно. Ноги может переломать о камни. Как только вы почувствовали камешки под попой — значит всё, мель. Там можно встать.

Не бойтесь, в любом случае мы вас догоним, или причалим и вернёмся за вами.

Всё, я переодеваться.

VOX: Тарас, а что делать, если вся команда оказалась в реке?

— Инструктор должен поставить рафт на воду, вернуться в него и всех собрать из воды.

VOX: Так это же тяжело на бурной воде!

— Хватаешь за спасжилет — и в лодку. В критической ситуации ты уже не замечаешь, как люди в неё залетают. Тут главное — за борт не перекинуть человека.

VOX: Бывали ли случаи, когда рафтеров цепляло «расчёской»?

— У меня был на Чарыне случай: девушку за спасжилет «расчёска» стащила. Пришлось ей висеть на дереве минут 10.

VOX: И как спасали?

— Есть такое приспособление как «морковка» — спасательный конец Александрова. Это красный мешочек с уложенной в него верёвкой. Кидаешь этот мешочек и вытаскиваешь человека.

— Если маршрут очень сложный, со множеством порогов, с берега кто-то страхует с такой верёвкой. А за порогом стоит страховочный катамаран-двойка (рассчитанный на двоих рафтеров — прим. авт.), и в случае переворота он тебя вытаскивает. На маршруте всегда должно быть 2–4 страховочных катамарана. У нас взаимостраховка.

При спуске на воду мы ещё раз заливаем рафт водой, чтобы воздух в нём охладился и сжался. И ещё раз докачиваем его до состояния барабана.

Вот, смотри, сейчас вроде рафт тугой, а теперь мы его обольём, и он станет мягче.

Первая шестёрка рафтеров во главе с капитаном стартует.

Рафт с гребцами уносит всё дальше. Слышны только крики ликования и команды Тараса: «Левой вперёд», «Правой вперёд». Тарасу здесь хорошо знакомы каждый камень, каждый поворот.

«Так идём!» — командует инструктор, проходя под мостом. А я следую на машине вниз по дороге, чтобы встретить команду.

— Мы немного задержались — пару раз сели на камни. А в целом работали слаженно, — делится Тарас, едва успев перевести дыхание после физической нагрузки.

VOX: Входит ли рафтинг в число модных увлечений?

— Я бы сказал, да. Рафтинг популярен как вид тимбилдинга в компаниях. Это очень сближает и поднимает командный дух. Здесь если один не гребёт, «попадает» вся команда. В каждой компании есть такой человек, который работать не любит, а «выезжает» за счёт других. В рафтинге такой человек сразу выявляется.

А ещё рафтинг — это зарядка энергией реки, это единение с природой. 

Заряженные энергией реки и получившие порцию адреналина, рафтеры грузят лодку на «делику» и делятся впечатлениями. Первые 3 километра Тургеня пройдены.

Поднимаемся к месту нашего лагеря, пропуская по дороге табун лошадей.

VOX: Тарик, давно ли ты занимаешься водным туризмом?

— Мой отец раньше сплавлялся, ходил в сложные походы. Первый свой водный поход III категории сложности я прошёл в 12 лет.

VOX: Сколько лет ты работаешь инструктором?

— С 2007 года.

Я вновь провожаю команду Тараса в очередной сплав и спускаюсь на машине к месту причаливания.

VOX: Тарас, какие возрастные ограничения есть в рафтинге?

— Если сложные реки, то с 16 лет. А не сильно экстремальные «покатушки», как на реке Или, можно и детям, но с родителями. Мой сын с 3 лет сплавляется. Главное — чтобы ребёнок не боялся. Дети, конечно, не гребут, а сидят пассажирами на дне рафта.

Что касается пожилых людей, то особых ограничений нет. Каждый человек должен рассчитывать свои силы. Конечно, мы не посадим в рафт старичка, который уже на ногах стоять не может.

Алексей:

— Сегодня я сплавлялся впервые. Теперь мне хочется категорию сложности повыше, чтобы подкидывало, чтобы водой накрывало. Я думаю собрать свою команду и поучаствовать в соревнованиях.

Поляна наполняется аппетитным запахом готовящегося на дровах ведического плова.

Самое важное в процессе приготовления ведической пищи — настроение и мысли того, кто готовит, поэтому готовка отчасти напоминает медитацию, где повара, нарезая овощи, слушают в наушниках молитвы и мантры.

Рафтеры после сплава парятся в жаркой походной бане, а у Тараса есть 15 минут, чтобы передохнуть перед следующей группой.

VOX: Что нужно, чтобы стать инструктором по рафтигу?

— Нужно пройти специальные обучающие курсы. Федерация рафтинга у нас такие проводит. Я проходил обучение от Центрально-Азиатской школы инструкторов. У нас было 36 часов теории и 10 дней практики, мы на Или гребли, потом на бурной воде — на Чилике — ещё 4 дня. Учились переворачиваться и выплывать.

VOX: Ты занимаешься только коммерческими сплавами?

— Я хожу и в спортивные походы, куда неподготовленных людей не пускают. У меня есть катамаран. На прошлой неделе мы были на реке Коксу — это V категория сложности.

VOX: Есть ли у тебя ещё какая-то профессия?

— У меня какая-то инструкторская карма, и она меня преследует: я инструктор по плаванию и спасению на воде, инструктор по горным лыжам, инструктор по горному туризму.

Тарас проводит свой инструктаж для второй группы рафтеров, перечисляя команды, правила прохождения «расчёсок», мостов, порогов.

— Также на реке встречаются «бочки». «Бочка» — это когда река падает с препятствия, вода ударяется о дно, происходит обратный водоворот, и струя закручивается. Есть «бочки» проносные, где вода не задерживается. Есть держащие: туда попадаешь — и там стоишь. Вал обратный настолько мощный, что тебя не пускает, ты в ней застреваешь.

— Большая «бочка» может быть очень опасной. На чемпионате мира в 2015 году нас с напарником держало в бочке в перевёрнутом состоянии минуты 3. Представляешь, ты в перевёрнутом состоянии держишься за раму катамарана, и на тебя вал воды! Дышать в бочке практически невозможно, ты захлёбываешься, — делится инструктор случаем из практики.

VOX: Как выбраться из серьёзной «бочки»?

— Если попадаешь в «бочку», которая тебя держит, нужно резаться. На спасжилете висит нож-стропорез, спасжилет надувной, и он тебя держит на поверхности воды. Его нужно проткнуть, ты уходишь вместе со струёй на дно и выплываешь.

А теперь все повторяем за мной и гребём! Правой вперёд! Левой вперёд! Все назад! Сильно! Ещё быстрее! Все вперёд!

Я решила сплавиться вместе с группой, чтобы увидеть эмоции рафтеров. Грести сегодня будут мужчины, а я пройду маршрут в качестве пассажира.

Окрестности реки оглашаются радостными криками людей. Попасть в бурный поток — это уже весело. Но подчинить его себе, научиться в нем маневрировать — это поступок.

Река разбивается о валуны, хаотично разбросанные в русле. Это действительно настоящий слалом на воде. Гребцам нужно успевать чётко маневрировать, чтобы пройти камни. Здесь важна слаженность действий всей команды. Туристы-водники не могут, как альпинисты, остановиться и оценить обстановку. Поэтому решение нужно принимать сразу.

Наш плот на скорости разворачивает и несёт в дерево.

«Расчёска!», — командует Тарас, стараясь перекричать шум водного потока. 

Одно из важных правил на воде — стараться удержаться на судне или рядом с ним. Моя задача усложняется тем, что ступни не закреплены обвязкой и меня бросает по всему рафту, словно на надувном батуте. Главное — не выронить в реку телефон, который мне приходится закрывать от воды.

Наш рафт попадает на мель. Тарас прыгает по пояс в воду, чтобы направить его по нужному курсу.

VOX: Тарик, какие реки в нашем регионе пригодны для сплавов?

— Чарын, Или, Чилик, Коксу, Тургень, Лепсы. К нам россияне приезжают сплавляться.

Коксу и Чарын входят в десятку сложнейших рек СНГ. На Чарыне есть такие пороги, которые не проходились без происшествий — и даже с летальным исходом.

— Но эти реки для нас — как детская песочница, из которой мы выросли. В Горном Алтае есть река Чуя, Мажойский каньон. Мы туда приезжаем, для нас там — вау, как круто! А для их экстремалов — привычно.

VOX: На каких реках ты ещё сплавлялся?

— В России реки — Шавла, Катунь,Чуя, в Киргизии — Кёкёмерен.

Тарас с группой возвращается к отправной точке, чтобы пройти маршрут вновь.

А дальше всё повторяется: третья, четвёртая шестёрка рафтеров… Инструктаж, река, вёсла, адреналин…

VOX: Какой максимальный срок ты можешь прожить без адреналина?

— Адреналинозависимым людям он нужен постоянно, и его запасы надо пополнять. Стараюсь давать себе такую возможность минимум раз в неделю.

Пока группы сплавляются, заглянем на ведическую кухню.

Среди множества кулинарных традиций всего мира ведическая кухня выделяется особо. Она является неотъемлемой частью Аюрведы — древнейшей системы оздоровления. В основе этой системы лежит идея о том, что любая пища, которую употребляет человек, влияет как на его физическое состояние, так и на интеллектуальные и духовные качества.

Не терпится попробовать плов с соевым мясом, который вот-вот подоспеет к обеду, и шашлык, манящий своим видом и выглядящий так, словно приготовлен из молодого барашка. На самом деле он веганский.

— Питание по Аюрведе можно охарактеризовать совсем кратко: это вегетарианская пища, которая перед употреблением должна пройти особый ритуал — преподношение Богу. Цель такого питания — привести человека в состояние физической и духовной гармонии.

Вегетарианское мясо — сейтан — я делаю сам. В его состав входят глютен (пшеничный белок), растительное масло, соевый соус, томатная паста, яблочный уксус, кинза, сахар, — делится повар Вишал Кришна.

После здорового вегетарианского угощения Тарас сдувает рафт, который уже просох.

VOX: Доступен ли рафтинг для среднестатистического казахстанца?

— Я думаю, да. Если хочется попробовать, нужно просто поискать информацию в соцсетях, найти какую-нибудь группу безбашенных ребят, кто захочет взять вас с собой. Вы оплатите дорогу, питание, а всем остальным — шлемом, жилетом, веслом, адреналином — они с вами поделятся бесплатно. 

Обращайтесь ко мне. Я всегда рад новым интересным людям и их новым возможностям. Также я могу организовать для вас полностью весь тимбилдинг «под ключ».

VOX: Когда начинается сезон рафтинга?

— У нас это майские праздники. Мы собираемся своей командой и уходим по Или на два дня.

Иван:

— Сегодня я узнал, что такое рафтинг. Это классно! Буду ещё сплавляться, однозначно. Но уже хочется чего-то поэкстремальнее. Я даже готов поучаствовать в соревнованиях.

Данияр:

— Хочу выразить огромную благодарность инструктору Тарасу за его мастерство и высокий профессионализм. А так же поблагодарить организаторов этого мероприятия — Александра и Тимура.

Говоря о рафтинге: раньше встречал картинки, видеоролики, но внимания не обращал. Как человек, далекий от спорта, тем более водного, включился сегодня без особого энтузиазма, но лишь до начала сплава.

Расположились по местам — и всё, понеслось: скорость, драйв, адреналин… Впечатления и эмоции не передать! Чувства неописуемые!

— Есть выражение: «Жизнь — это река». Так вот, рафтинг помогает осознать, что препятствия в жизни нужно обходить и преодолевать. Помогает развивает скорость мышления, мгновенно принимать правильные решения. А главное — обрести новых друзей. Рекомендую всем попробовать принять участие в этом интересном и зрелищном спорте!

Это было моё первое знакомство с рафтингом. Теперь рафтинг будет моим хобби.

VOX: Сегодня некоторые ребята уже выразили желание заниматься рафтингом в дальнейшем, и даже принять участие в соревнованиях. Куда им можно обратиться по этому поводу?

— У нас есть Федерация рафтинга. Они проводят тренировки на Первомайских озёрах, где можно подготовиться. Они же и инструкторов готовят.

Если говорить о прохождении более серьёзных походов со сложными реками VI категории, то нужно найти людей, кто этим занимается, начать с более лёгких маршрутов, а потом можно переходить и к более сложным.

Александр:

— Впечатления от поездки замечательные. Мы сплавлялись на рафте, парились в бане, купались в горной речке, ели чистую еду. У нас сегодня чисто мужской коллектив. Мужчины должны уметь объединяться, но не вокруг каких-то наслаждений и выпивки, а с чистыми помыслами. Цель нашего мероприятия — сблизиться в неформальной обстановке, найти новых друзей.

Андрей:

— Сплав по горной реке — это такая вещь, которая даёт определённый командный настрой и заряжает на то, чтобы чувствовать друг друга и действовать синхронно. Сплавы надо проводить. Надо ехать с друзьями.

VOX: Тарас, устаёшь после такой работы?

— Устаю, но это приятная усталость. Нет такого чувства — приполз с работы и упал. После реки такое ощущение расслабления! Река забирает всю негативную энергию, и ты потом наполняешься новой энергией.

VOX: Голос приходится срывать?

— Конечно, постоянно срываю. Но у меня есть старый проверенный способ его восстановить — кружка холодного пива или мороженое. Вот такой странный способ.

На часах 18:18. Рабочий день инструктора по рафтингу Тараса Горлушко закончен. Сейчас он заедет на дачу, выгрузит рафт и снаряжение и отправится домой — восстанавливать голосовые связки своим проверенным методом.


Все наши материалы вы также можете оперативно получать на нашем канале в Telegram: https://t.me/Voxpopulikz.

Поделись
Алёна Мирошниченко
Алёна Мирошниченко