VOX POPULI Аида Жунусова Земфира Мусабаева 12 июня, 2019 09:00

«Я работаю нелегально»: две истории казахстанцев, уехавших на заработки

«Я работаю нелегально»: две истории казахстанцев, уехавших на заработки
Фото: из личного архива героев
«Гастарбайтеры», которые зарабатывают по 800 тысяч тенге в месяц — возможно ли такое? Да, если речь идет о Южной Корее. Сейчас там находится больше 30 тысяч мигрантов из Казахстана. Кто-то спокойно живет и за полгода работы покупает недвижимость, а кто-то оставляет в этой стране здоровье, а порой и жизнь. Одни там трудятся легально, а другие постоянно прячутся от миграционной полиции. Какая она, жизнь рабочего за бугром? И правда ли она того стоит?

Ришат Шайхитдинов
Ришат Шайхитдинов

Житель Павлодара Ришат Шайхитдинов работает в Корее нелегально. Изначально он планировал приехать сюда всего на месяц. В итоге прошло полтора года, а молодой человек и не думает покидать гостеприимную страну.

— Я хотел заработать 500–600 тысяч тенге на кругосветное путешествие автостопом, — рассказывает он. — Когда достиг этой цели, подумал: «Почему бы еще на год не задержаться и не купить квартиру для мамы?» Купил, обставил, сделал хороший ремонт. Потом приобрел камеру и ноутбук, сделал кое-какие инвестиции. В декабре 2018 года уже собрался лететь на Филиппины, но начальник повысил мне зарплату. Тогда я решил не спешить.

Здесь я пробуду еще ровно два года, куплю еще четыре квартиры, буду их сдавать и жить за счет такого пассивного дохода.

Многие сюда приезжают на месяц или полгода, а остаются как минимум на год, потому что жаль упускать такую возможность.

Сейчас Ришат работает на бетонном заводе и зарабатывает около 850 тысяч тенге в месяц.

— Мне очень повезло с руководством и коллективом, — признается он. — Здесь все живут как одна семья. В самом начале был случай, который меня насторожил. Под своим матрасом я нашел послание: «Саджан (шеф — прим. авт.) — жмот, работа опасная. Пацан в больнице из-за молодого корейца». Но у каждого своя правда, я не знаю, что там было. Ко мне все хорошо относятся. График работы у меня стабильный: с 8 утра до 6 вечера, есть один час на обед и несколько маленьких перерывов на отдых. Но по моему месту работы нельзя судить в целом обо всей стране. Мой друг, например, работал с 5 утра до 9 вечера и получал всего по 80 долларов в день. На полях и у моря в небольших поселениях еще труднее, там порой к людям относятся как к рабам. Но туда в основном едут работать от безысходности.

Конечно, нелегалы постоянно рискуют. В первую очередь, под угрозой находятся их здоровье и жизни. У них, к примеру, нет страховки, которая в случае болезни покрывает всё лечение. А оно в этой стране стоит немало.

— Одна девушка недавно сломала руку. Если не ошибаюсь, поход к травматологу без страховки обошелся ей в четыре тысячи долларов, — говорит Ришат. — Это как минимум два месяца работы. В этом случае проще найти деньги и переждать, чтобы потом вернуться к работе и всё компенсировать. Но бывают и более опасные ситуации. Насколько я слышал, с начала года здесь уже погибли несколько казахстанцев. Перевозка тела на родину обходится примерно в десять тысяч долларов, плюс нужно оплатить каждый день в морге.

Депортация рядом с такими серьезными рисками кажется делом незначительным. Хотя и здесь после встречи с миграционной полицией придется раскошелиться на целых 6,5 миллиона тенге.

С конца октября 2018-го по март 2019 года в Южной Корее работал так называемый зеленый коридор, по которому нелегалы могли вернуться домой без штрафов и санкций. Но использовать его почти никто не спешил.

— Если бы они хотели выловить всех нелегалов, то давно бы это сделали, — рассуждает Ришат. — Но самой стране это невыгодно, иначе просто некому будет работать. Коренные корейцы согласятся трудиться далеко не везде, но и им хватает занятий. Да и Казахстан только выигрывает: мы ведь каждый месяц отправляем туда миллионы долларов.

Ришат признается, что Корея буквально перевоспитала его.

— Я научился считать деньги и экономить. В Казахстане мы можем зарабатывать три тысячи тенге в день и тратить четыре. А здесь в месяц, помимо аренды, у меня уходит не больше ста долларов. И каждый день работы здесь ценишь, потому что один прогул — это солидная сумма. Но самое важное, что теперь я умею беречь свою энергию. Вместо того, чтобы тусить до утра в клубе, я лучше высплюсь.

— Корейцы — очень доброжелательный народ, дискриминации я не ощущаю, — размышляет вслух Ришат. — Во всяком случае, коренные жители не разделяют никого.

А вот корейцы из СНГ — те, бывает, ведут себя нагло, называют нелегалов «понаехавшими».

У них ведь есть привилегии — гражданство могут получить и так далее.

В свободное время Ришат успевает попутешествовать по стране. По старой привычке он делает это автостопом.

— И здесь я еще раз убеждаюсь, что люди вокруг очень открытые, никогда не оставляют в беде. Как-то я оказался ночью под дождем на заправке. Ее хозяин отвез меня куда нужно, за 50 километров, хотя ему было не по пути. В другой раз директор какой-то компании подвозил. Предлагал деньги или билет до Сеула, а когда я отказался, дал визитку и сказал приезжать в гости в любое время.

Единственное, чего не любят корейцы — это лень. Сами они трудоголики и если видят плохое отношение к работе, сразу высказываются. А если стараешься, всегда помогут и поддержат. Многие наши граждане жалуются на них, потому что не понимают культуры.

Здесь слово начальника — закон, но мы ведь гордые, не привыкли к такому.

Я жалею только об одном: потратил шесть лет жизни на учебу, хотя мог сразу после школы приехать сюда, заработать и набраться опыта. Здесь никому не нужен твой диплом. Не умеешь чего-то — научат, и будешь работать наравне с остальными.



Татьяна Ким
Татьяна Ким

Наша следующая героиня — Татьяна Ким. Девушка планировала заработать в течение года 5 000 долларов и вернуться. Но корейская культура затянула ее еще на 5 лет. Татьяна объехала 35 городов, выучила язык, прошла курсы по иглоукалыванию и встретила там своего избранника.

— Всё случилось спонтанно. Я работала инженером-программистом в строительной фирме в Алматы. Неожиданно мне захотелось связать свою жизнь с медициной. На учебу в медколледже нужны были деньги. Меня привлекла идея заработка в Корее. Я этническая кореянка, поэтому визу мне дали сразу на 5 лет, — рассказывает девушка.

— В 2012 году я прилетела в город Чхонан и уже на следующий день вышла работать на автомобильный завод. Устроиться помогли знакомые. Без знания корейского было тяжело. Меня поставили у станка, где выплавлялись пластмассовые детали. Их нужно было складывать в коробки и выявлять брак. В те годы заводы еще брали работников, говорящих на русском.

Сейчас конкуренция слишком большая. Главный совет: учите язык.

Первое время Татьяне было тяжело: резкая смена климата, условий, физическая нагрузка... Довольно известен факт, что корейцы — очень трудолюбивый народ. Они привыкли работать 24 часа в сутки, на выходных и в свое личное время.

— Так, например, я работала, работала на заводе — неделю в дневную смену, неделю в ночную — по 12 часов. В месяц был один, в лучшем случае два выходных. В эти дни я путешествовала, посетила около 30 городов. И знаете, эта неописуемая красота стоила тех бессонных ночей. Казалось, что за один день на острове мой организм будто вновь наполнялся энергией.


Магазин мобильных телефонов в Сеуле
Магазин мобильных телефонов в Сеуле

Случайная встреча изменила дальнейший ход событий. В 2012 году стали очень популярными смартфоны. У Татьяны был мобильный кнопочный телефон. Когда девушка пошла за покупкой, в магазине познакомилась с продавцом. Через полгода новая знакомая пригласила Татьяну на работу в Сеул.

— Собрав чемоданчик, я уволилась с завода и уехала в столицу. Но на работу меня не приняли, сказали: «Учите язык». Я пошла на курсы корейского языка по социальной программе в Женский университет Ихва. Спустя месяц зашла к своей знакомой в гости на работу. Помню, был «завал», недовольные клиенты стояли в очереди. Я стала всем помогать. Директор заметил мои умения и взял меня в тот же день на работу. Там я потихоньку стала понимать, о чем говорят корейцы. Они очень доброжелательные, помогают незнакомцам без каких-либо причин.


Обед от работодателя
Обед от работодателя

— На заводе я получала 2 000 долларов в месяц, а в отделе сотовых телефонов — 1 000–1 600 долларов. Сеул оказался очень дорогим городом. Общежитие стоило 220 долларов в месяц. Правда, это была комнатка два метра на полтора, в ней помещалась только кровать.

Обеды и иногда ужины были за счет работодателя, поэтому на жизнь мне более-менее хватало. Есть такое понятие, как 13-я зарплата. Она выдается в конце года.

— Наверное мало кто знает, что в Корее очень короткие отпуска — 4 или 5 дней в году. В магазине сотовых телефонов почему-то всего 2 дня. К тому же, в выходные и праздничные дни мы работали.

Отпуск наступает в летний период, у всех примерно в начале августа. Когда работаешь в таком графике, невозможно представить, что может быть по-другому. Я думаю, корейцы привыкли к этому. Они не только трудолюбивые, но и патриотичные.

— Еще они очень помешаны на красоте. Многие прибегают к услугам пластических хирургов, меняют форму глаз, носа и даже ног.

Чтобы устроиться на работу, нужно, как минимум, быть ухоженным и красиво одетым. Корейская косметика в этом смысле творит настоящие чудеса. Внешний вид точно повлияет на исход собеседования. Также работодатели обращают внимание на улыбку — без нее никуда, особенно в сфере обслуживания. Здесь во всём две крайности, и даже в стиле: одни одеваются с иголочки, другие могут выйти на улицу в пижаме.

— Ленивым в Корее не выжить. Особенно тем, кто приезжает сюда учиться. Экзамены можно сдать только своим умом, шпаргалки не помогут. Казахстанцам здесь тяжело, многие возвращаются обратно. Возможно, кстати, по причине высокого уровня образования, здесь нет такого понятия, как «врачебная ошибка».

Татьяна поняла это в 2016 году, когда у нее случился серьезный разрыв аппендикса. Врачам удалось ее спасти.

— Здесь не надо искать хорошего стоматолога, вы просто идете в ближайшую клинику и знаете, что всё сделают на высшем уровне.

За 6 лет жизни в Корее Татьяна работала в разных сферах. Ее зарплата всегда колебалась от 1 500 до 2 000 долларов. Здесь она встретила будущего мужа, который приехал из Кыргызстана. В прошлом году они сыграли свадьбу в Казахстане и оба вернулись в Корею. Недавно Татьяна прошла курсы по иглоукалыванию.

— Иглотерапия в Корее невероятно популярна. Неудивительно: с таким графиком здоровье будет пошатываться, а мышцы — болеть. Поэтому это скорее необходимость, чем прихоть.


Побережье
Побережье

Сейчас девушка также занимается SMM и работает в отделе сотовых телефонов. Кстати, с этого года в Корее стало строго с выходными: раз в неделю он должен быть обязательно.

— Вот так бывает. Думаешь: «Приеду на год», — потом еще годик, за ним уже три... Время летит. Чего я только не перепробовала: покупала недвижимость в России, затем продавала, начинала несколько бизнес-проектов, но не получалось.

Было немало событий, знакомств, взлетов и падений. Когда я впервые попала в Корею, мне было 24 года, и так хотелось побыстрее и побольше заработать денег. Сейчас я понимаю, что помимо заработка я встретила замечательных людей, получила незабываемый опыт, нашла любимое дело, а самое главное — ответы на многие вопросы. Не знаю, что будет дальше, но знаю точно, что Корея — удивительная страна, в которой однажды должен побывать каждый.

-

Все наши материалы вы также можете оперативно получать на нашем канале в Telegram: https://t.me/Voxpopulikz.

Поделись
Аида Жунусова