VOX POPULI Вадим Береговой 2 апреля, 2019 09:00

Выучиться в глуши

Выучиться в глуши
Фото: Вадим Береговой
Сельское образование давно уже притча во языцех: почему-то считается, что учителя там слабые, контроля за их работой из-за отдаленности от центра никакой, учебники истрепанные, и тех не хватает. Вот и наш корреспондент, отправляясь в школу в самой что ни на есть глубинке, учатся в которой 130 детей, ожидал увидеть что-то жуткое. В лучшем случае — какой-нибудь старый сельский клуб, приспособленный под школу.

Если в Алматы давно весна, то здесь еще недавно было вот так. А дорога зимой в село Черкасск особенно впечатляет: 200 км от Талдыкоргана по отвратной дороге, называемой междугородней трассой, и потом еще куда-то в глушь безлюдную, с этой трассы свернув. В селе 870 жителей.


Черкасская средняя школа
Черкасская средняя школа

И — обычная городская школа. Только гораздо более красиво оформленная снаружи, чем многие школы даже в Алматы.

Да и в холле можно удивиться. Здесь растет, судя по виду и надписи на кадке, настоящая пальма. Стоит теннисный стол. Лавочка для учеников и мирная вахтерша за столом, всё развлечение которой — давать звонки. Чужие здесь не ходят, а ученики, из-за малочисленности, толкучку с дикими воплями устроить просто не в состоянии. То есть и прикрикнуть не на кого!


Разминка на уроке
Разминка на уроке

Все школы Казахстана, как это и было всегда, работают по единым правилам. В малюсеньком Черкасске, как и в Алматы, уроки по 40 минут, и их, по новым правилам, может быть целых восемь в первую смену. Впрочем, смена здесь и так одна. Дети так же обязательно в форме, разве что их запросто может быть всего пятеро в классе. Или чуть больше.



Школа аула Аккаин
Школа аула Аккаин

Если школа в Черкасске огромная, типовая, советская, то в ауле Аккаин, где и улица-то всего одна, школа выглядит вот так — и это целиком. Построили ее в 1935 году, зимой в каждом классе топят печку. Учатся здесь 16 малышей, старшеклассников каждый день возят за три километра в Черкасск. Для них здесь нет ни места, ни учителей. Звонки колокольчиком дает рука, высовывающаяся из приоткрытой двери самого последнего кабинета в торце. Пока протирал глаза от неожиданности, сфотографировать не успел.


Ну а в Черкасске, по сравнению с Аккаином, цивилизация. За младшими здесь особый уход. Поскольку школьный водопровод никак невозможно провести еще и в кабинеты, младшеклассникам поставили рукомойники. Интересно, где их такие умудрились достать — сейчас даже в глухих селах в каждом доме умывальники с кранами и ведрами, спрятанными в тумбочке с дверцей. У каждого ученика свое полотенце. В классе работает электрообогреватель — даже в самом конце зимы неожиданно могут обрушиться минус 30, а занятия не успеют отменить. Печь на жидком топливе не справляется. Кстати, рукомойники висят в ряд и на входе в столовую. Водопровод-то в школе есть, но кран для пришедших пообедать, естественно, только один, и чтобы не было очереди…


Туалет сельской школы
Туалет сельской школы

Если в Саркане, районном центре, из пяти школ туалет внутри есть в одной, а во второй, по слухам, открывается только когда приезжает комиссия, то в школах аульных вот так было всегда. Очень неприятно, утверждаю по своим десяти годам в похожей школе, когда на улице минус 20 и ветер, бежать туда без пальто — а взять верхнюю одежду из раздевалки и потом занести ее туда на перемене просто не успеешь. В день съемки было минус 30…

Шарики и ракетки, пока идут уроки, убирают подальше, развлекаться теннисом можно только после обеда. Но и сам по себе теннисный стол в холле обычной сельской школы смотрится весьма впечатляюще. А вот диспенсер у тех, кто знает правду, может вызвать лишь усмешку. Нет у школы средств для покупки специальной воды. Поэтому воду в фирменные бутыли наливают… из школьного водопровода.



Урок химии
Урок химии

А это урок химии. Здесь уже обогревателей нет. Преподаватель Сергей Мозговой, 27 лет отработавший в школе, и урок спрашивает, и от любезностей вовсю кокетничающих с ним старшеклассниц отбивается. Сергей считает, что чем меньше учеников, тем труднее работать. Девиц в чём-то понять можно: возраст требует любви, в классе их пятеро, а одноклассник всего один…


Ермек Макежанов
Ермек Макежанов

Военрук школы Ермек Макежанов проработал здесь всю жизнь. Муляж автомата в его руках сделан руками старшеклассников на уроках труда. Хорошо хоть некоторые детали настоящие — не правда ли, то, что вышло, непросто отличить от оригинала? Есть здесь и противогазы, они уже оригинальные на все сто. Как и положено, в оружейной комнате установлена и — что я услышал и от неожиданности подскочил — работает сигнализация.


Урок физкультуры
Урок физкультуры

Трудно поверить, но проблемы с кадрами в Черкасской средней школе нет. Здесь никто не совмещает свой предмет с другим, как в деревнях России. Нет работающих пенсионеров, как в других аулах Алматинской области. Да, наверное, и не только этой области…


Жандос Абилгапаров
Жандос Абилгапаров

— Нет, проблема существует, просто мы ее решаем, — говорит директор школы Жандос Абилгапаров. — Перспективным выпускникам каждую весну предлагаю учительскую стезю. Ищу учителей, у которых проблемы с работой — в районном центре таких найти вполне реально. И нахожу. Сейчас штат полностью укомплектован. Если хочешь купить дом в деревне не дороже 2–3 миллионов тенге — а средняя стоимость нормальных домов в селах именно такова, — государство покупает дом, а ты выплачиваешь эти деньги без единого процента в течение 15 лет. У меня в школе учителя получают 70–80 тысяч тенге. Это более чем нормально для сельской местности. Условия есть, но никто в аул ехать не хочет. Это ведь даже не районный центр.

— В школе есть разные спортивные кружки, каждую неделю дискотека. Любой ученик может находиться в школе до девяти вечера. И никто не спросит: «Что ты здесь шляешься?» Зимой это время сокращается до семи вечера. Есть психолог и медсестра. Есть попечительский совет: он может подсказывать, но не имеет права приказывать. Кстати, «трудные» дети у нас тоже есть. Но я лично всех их родителей знаю, работа ведется — в школе всего-то 15 классов. В этом году шестеро учеников станут выпускниками.



Столовая Черкасской средней школы
Столовая Черкасской средней школы

В столовой, где еще не убрали со стола и едят последние «клиенты», можно сделать вывод, что голодных здесь нет: многие тарелки с гречневой кашей с мясом и морковкой пусты только наполовину. Зато недопитых стаканов с компотом нет ни одного.

— Детей из малообеспеченных семей у нас 30, — поясняет Жандос Абилгапаров. — Каждый ежедневно может обедать на 250 тенге. Мы как-то посчитали: среди наших учеников 40% — из вполне обеспеченных семей. Из тех, у кого в семьях есть всё, но без излишеств — 30%. У 20–25% детей никто в семье не работает. Они и считаются малообеспеченными.


Школьная библиотека
Школьная библиотека

Это школьная библиотека. Как сказала ее начальник, то есть местный библиотекарь, читают сельские детишки довольно-таки активно, всегда заходят, если «пустой» урок, и на большой перемене. Берут в основном энциклопедии и материалы о Первом Президенте Назарбаеве.

— Говорю им: «Ищите в интернете», — нет, они все идут сюда, — говорит Шамшыкамар Абаева, — Даже дети понимают разницу между монитором и настоящей книгой! 

Труднее учителям. Интернет в сельских школах очень слабый. Особенно не рядом с Алматы, а где-нибудь на границе с Китаем. А без него сегодня в школах вообще никак.



Фото предоставлено Черкасской средней школой
Фото предоставлено Черкасской средней школой

Зима — не навсегда. Летом, пока старшеклассники и выпускники «рассчитываются» за прошедший год, малышня уже организованно развлекается. У школы свой загородный и традиционный пришкольный лагерь. А на местную речку приезжают купаться даже живущие за десятки километров отсюда. Здесь вода теплая, и есть «прикол», которым отдыхающим на Алаколе, Балхаше и Капшагае утирает нос даже местная малышня: на тех прекрасных озерах нигде невозможно понырять с обрыва…


Может быть, в силу возраста детишки ведут себя так примерно, но когда прозвенел звонок на перемену, никто из малышей даже не шелохнулся. Совсем не так, как в свое время в моем переполненном классе: звонкая трель, подскочившие ученики и крик преподавателя: «Звонок с урока — для учителя!».

Поделись
Вадим Береговой