VOX POPULI Алёна Мирошниченко 9 января, 2020 08:00

Песец Меховому комбинату: От предприятия-гиганта до полной разрухи

Песец Меховому комбинату: От предприятия-гиганта до полной разрухи
Фото: Ринна Ли
Это не город, разрушенный вражеской артиллерией, и не декорация к съемкам фильма про Великую Отечественную войну. Это цех "Алма-Атинского мехового комбината имени 50-летия СССР", предприятия Министерства легкой промышленности Казахской ССР. Оно было одним из первых в еще довоенной Алма-Ате. Прогуляться среди его кирпичных полуразрушенных строений – как совершить путешествие в прошлое. Vox Populi сделал это.

Этот портал в прошлое — проходная комбината. С нее мы и начнем нашу прогулку. На фоне желтых башен, разбавляющих серый облик завода, словно монумент, возвышается колонна с вывеской. В ней чувствуется какая-то стахановская сила и надежда на светлое коммунистическое будущее. Заслуги комбината перед отечеством увековечены на монументальных табличках.

Зодчие комбината подошли к делу нестандартно. Они вписали в архитектуру административного корпуса винтовые лестницы, чердаки и башни - некоторые из них используются сейчас как вышки для передатчиков сотовой связи.

Окна, обрамленные резными наличниками, крыльцо с балясинами и портиком. С этого одноэтажного строения с полуподвальным помещением из кирпича и начиналось кожевенное производство в Верном: в городском архиве Алматы сказали, что в конце XIX века переселенцы основали здесь первое предприятие. Более точных данных о создании предприятия нет.

Основной этаж дома был жилым. А в полуподвале располагался цех, где изготавливали обувь и изделия из кожи: сбруи, кнуты, нагайки. Внутрь дома, от которого веет историей и тайнами, нам попасть не удалось – двери оказались крепко заперты.

С годами верненское кожевенное предприятие разрасталось. В начале ХХ века здесь появилось еще одно здание из дерева и кирпича — уже двухэтажное. 

В 1918 году в Казахстане установилась советская власть, и в 1919 году предприятие, как и многие другие, было национализировано.

В 1938 году на базе кожевенного предприятия, выросшего до размеров артели, был создан шорно-сыромятный завод. Из мягкой сыромяти шили обувь. Грубая толстая сыромять шла в шорное производство: завод выпускал конскую и верблюжью упряжь, седла, арканы, кнуты, ремни, сумки и много других изделий из кожи. 

В 1942 году в состав завода вошла эвакуированная из Кременчуга шорная фабрика.

В годы Великой Отечественной войны завод одевал в тулупы, шинели и шапки офицеров и солдат советской армии, выпускал для фронта изделия для военных нужд: ремни, портупеи, сумки для боеприпасов, кобуры, вещевые мешки, ранцы.

После войны шорно-сыромятный завод пережил глобальную реконструкцию: за короткий срок были модернизированы все производственные помещения и построены новые, дополнительные. В цехах установили по тем временам современное высокопроизводительное оборудование.

В 1962 году вступил в строй еще один корпус, в котором разместились отделочный, овчинный, скорняжный и пошивочный цеха. 

С введением в эксплуатацию новых цехов комбинат расширил ассортимент своей продукции и стал выпускать пальто, шубы, головные уборы, а также воротники из мехового сырья: овчины, каракуля, ондатры, кролика, цигейки. Шкуры животных обрабатывались здесь же.

Нам удалось проникнуть в один из пошивочных цехов, где до сих пор валяются обрезки меха и кожи. Когда-то здесь кипела жизнь, шились меховые изделия, которые гремели на весь Союз и были признаны за рубежом.

В 70–80-х годах Алма-Атинский меховой комбинат вырос до предприятия-гиганта. Комбинат ежегодно участвовал во всесоюзных и международных выставках, ярмарках и на конгрессах мод: в Москве, Болгарии, ГДР и других странах. Ни один модный показ не проходил без демонстрации на подиумах верхней одежды и головных уборов алма-атинских мастеров. Все новинки модельерами создавались здесь же — в экспериментальном цехе.

Дважды — в 1975 и 1980 годах — мехкомбинат был занесен в Золотую книгу почета Казахской ССР.

В 1982 году комбинат произвел продукции более чем на 83 миллиона рублей. Продуктам комбината была присвоена высшая отметка качества того времени — Государственный знак качества.

Найти работников бывшего предприятия-гиганта нам не удалось, в живых никого не осталось. Но вот что нам рассказала пенсионерка Ольга Таранова:

— Моя мама пришла на мехкомбинат еще девчонкой в годы войны. Тогда здесь в основном трудились женщины 20-х годов рождения.

— В военное время работа была очень тяжелой. Выделывали шкуры животных, шили обозное снаряжение, тяжелые тулупы, шинели — всё для фронта, всё для победы.

А после войны предприятие перепрофилировалось на другую продукцию, началась борьба за качество.

— В 60-е мы жили хорошо. Мама каждый день со смены приносила молоко: всем давали за вредность. Возле ворот комбината был магазин, где продавали разные дефицитные в то время товары. Помню, работницы мехкомбината задавали тон моде, одеваясь в пальто и шапки, сшитые их же руками: как работницы они могли купить их для себя подешевле. У нас, детей, то и дело появлялись новые меховые шапки, сшитые нашими мамами из отходов.

С распадом великой страны советов в начале 90-х Алма-Атинский меховой комбинат имени 50-летия СССР постигла печальная участь — он пришел в упадок, оказался разворованным и заброшенным. Такая судьба была тогда у многих предприятий.

Но после развала комбината жизнь на его огромной территории не остановилась, а видоизменилась. Сейчас уцелевшие аварийные цеха сдаются мелким предпринимателям: под лесопилку, мебельные цеха, типографию, коммунальные предприятия, склады, маленькую фабрику по переработке макулатуры. Сюда их привела низкая арендная плата.

Еще на территории производят сухие сыпучие смеси — реагенты, которые рассыпают на улицах нашего города во время снегопада. Есть свой собственник и у старой водокачки — компания Tele2 установила здесь свои передатчики связи.

Кирпичные и деревянные полуразрушенные строения комбината завораживают. Есть в них что-то таинственное и жуткое. Но, пожалуй, самая интригующая часть мехкомбината — это его подвалы. Поговаривают, что здесь не раз встречали некую светящуюся субстанцию. Выдвигалось предположение, что, возможно, это ядовитое вещество: его использовали в производстве как протраву для обработки шкур и меха.

Прогуливаясь среди цехов, обследуя подвалы, мы обратились к нескольким арендаторам с вопросом, не встречали ли они здесь что-нибудь потустороннее. Какое-нибудь маленькое привидение? Ответ был по-рабочему суров:

— Нет, не встречали. И голосов не слышали.

Поделись
Алёна Мирошниченко
Алёна Мирошниченко
Материалы по теме