VOX POPULI Дамина Мукитанова 18 марта, 2019 09:00

ТОП-3: Культура second-hand в Казахстане

ТОП-3: Культура second-hand в Казахстане
Фото: Дамина Мукитанова
Еще совсем недавно секонд-хенды в Казахстане не пользовались большим спросом у молодежи. Но с развитием идеи осознанного потребления в стране культура секонда тоже стала стремительно развиваться. И если раньше секонд-хенд для многих был просто подвалом с наваленными в кучу старыми вещами, то сейчас всё изменилось. Культура новых секонд-хендов в Казахстане — это культура магазинов с четкой концепцией, тщательно отобранными вещами и профессиональными страницами в Instagram.

Asay Jurek
Asay Jurek

Asay Jurek — атмосферный комиссионно-винтажный магазин на Валиханова, 43, открытый в апреле 2018 года Мариной Аничкиной.

Если говорить о казахстанской культуре секонд-хенда, то это одно из мест, которые немало способствуют ее развитию. К одежде здесь относятся с любовью и уважением: качество вещи для Asay Jurek важнее, чем бренд или «люксовость».


Шелковый галстук с теннисным мотивом, привезенные из Грузии рамка для фото и щетка для волос
Шелковый галстук с теннисным мотивом, привезенные из Грузии рамка для фото и щетка для волос

Покупателям магазин полюбился за атмосферность, уникальность подобранных вещей и доброту сотрудников. Артём, один из покупателей, заметил, что тут можно найти то, чего нет в других секонд-хендах.

«Здесь есть качественные вещи из интересных материалов, сохранившиеся из прошлого. Самая дорогая вещь, которую я здесь купил — брюки-клеш от бедра за 20 тысяч. Это оправданная цена, потому что этого бренда больше не существует. Именно здесь мне нравятся отзывчивость сотрудников, хорошая атмосфера и классный гардероб».


Улжан, Сабира и Дана (слева направо)
Улжан, Сабира и Дана (слева направо)

Из-за обилия винтажных вещей секонд-хенд приобрел сходство с музеем, и по нему интересно просто пройтись и осмотреться. Сходства прибавляет и то, что покупатель в магазине предоставлен сам себе, если только сам не обратится к сотрудницам за консультацией.

— Если человек просто осматривается или хочет всё перемерить, то мы его трогать не будем, — говорит сотрудница магазина Сабира. — Человек сам должен решить, хочет он покупать вещь или нет.

В магазине есть как люксовые, так и не-люксовые, и даже просто no brand вещи. Asay Jurek может отказаться от вещи Dolce&Gabbana в пользу бабушкиного платья советских времен.

— Мы не смотрим, брендовая или не брендовая вещь, когда ее принимаем, — рассказывает другая сотрудница, Улжан. — Нам важно, чтобы вещь была интересной, неповторимой и качественной. Бренды бывают разные. Некоторые используют дешевые материалы, и у них вещи недолговечные. А нам приятно слышать, когда покупатели говорят, что вещь, купленную здесь, носят каждый день уже полгода.

Покупатели в этом секонд-хенде относятся к разным возрастным категориям, как признаются сами сотрудницы магазина. Это и молодые люди, которые целенаправленно идут сюда за уникальными вещами, и просто прохожие, которых привлекает вывеска.

— Возраст наших покупателей варьируется от 18 до 60 лет, — делится Сабира. — При выборке мы стараемся всем им угодить. Самое главное — наша концепция, которую задала Марина с самого начала: выборка вещей, которые будут нести идею индивидуальности.

Ценники в этом секонд-хенде в среднем выше, чем в классических комиссионных магазинах, что объясняется раритетностью и уникальностью товаров. Каких-то брендов, представленных здесь, больше не существует. Самая дорогая вещь в магазине — антикварная брошь, купленная на аукционе, — стоит 98 000 тенге. Но это скорее все-таки исключение из правила: обычно Asay Jurek стараются снизить цены, чтобы сделать всё доступнее для покупателя. В среднем вещи стоят от 7 000 тенге.

— В Казахстане не принято относиться к винтажу бережно, считать, что это стильно, — замечает Сабира. — У нас предпочитают люкс или масс-маркет. А мы хотим продвигать культуру винтажа.



Мария и Арина (слева направо)
Мария и Арина (слева направо)

У проекта Momo Reuse Store две создательницы — Мария и Арина.

Не только любовь к винтажу толкает казахстанцев покупать вещи в секонд-хендах, но и желание решить проблему с низкооплачиваемым трудом в странах, где производят масс-маркет. На масс-маркете это работает примерно так: чтобы футболка стоила 4 000 тенге в каком-нибудь бутике, кто-то должен работать за 500 тенге в день, чтобы эту футболку сделать.


На Арине одежда из секонд-хенда
На Арине одежда из секонд-хенда

— В Алматы сейчас сформировалось поколение людей, которые действительно заботятся о том, что они покупают. Мы стараемся снизить потребление масс-маркета. На последнем нашем garage sale покупатели были реально заинтересованы в том, чтобы купить понравившуюся вещь именно здесь, а не в каком-нибудь бутике за бешеные деньги, — делится Арина.


На Марии одежда из секонд-хенда
На Марии одежда из секонд-хенда

Не все понимают культуру секонд-хенда: некоторые до сих пор считают, что одеваться в секонде — стыдно. Одна из покупательниц, Дина, поделилась, что брат не разделяет ее взглядов.

«Он говорит: „Как ты можешь носить вещи, которые носил другой человек?“ А мне нравятся секонды, потому что это вещи с историей. На мне и сейчас, например, платье моей бабушки, потому что мне нравится, как это выглядит».

— По сравнению с культурой секонда в Грузии, тут культура не очень развита. Большинство стыдится брать вещи в секонд-хенде — это еще не настолько популяризировано. Вот в Тбилиси вся молодежь одевается в секондах, — рассказывает Арина.

— Причем им не зазорно сказать, например: «Чувак, я купил эти штаны супердешево», — а у нас об этом пока говорят осторожно, — добавляет Мария.

И Мария, и Арина сами одеваются в секонд-хенде уже несколько лет. Для них это способ не только сказать «нет» масс-маркет продукции, но и уменьшить свой экологический след на планете. Это тоже часть осознанного потребления: понимать, откуда берутся вещи на полках магазинов, кто и в каких условиях их делает и какой эффект производство масс-маркета оказывает на глобальную экологию.


Значки «Алатау», «С Новым годом», «Каргальджинский заповедник»
Значки «Алатау», «С Новым годом», «Каргальджинский заповедник»

— Раньше у людей был спрос на секонды, потому что не хватало денег. Все мы выросли в страшные 90-е, когда денег не было на еду — не то, что на одежду. Сейчас у людей есть потребность находить крепкие качественные вещи за небольшие деньги. У нас за всё время проекта самым дорогим было пальто за 12 000 тенге, — говорит Арина.

Не-винтажные и не-люксовые секонд-хенды все-таки, прежде всего, про экономию. В среднем вещи в Momo Reuse Store стоят около 4 000 тенге и редко превышают отметку в 10 000. Поэтому они и пользуются такой популярностью: вещи с последней фотосессии почти полностью разобрали всего за 2 дня.

Momo Reuse Store — интернет-магазин, который выставляет свои вещи в двух точках: в магазине «Теплый» по адресу: мкр. Самал-3, 1/1 и в шоуруме «Птички-Синички» на Масанчи, 79.

— В будущем мы хотим создать коллаборацию между нами и другими проектами, делится Арина. — Пока мы все есть в интернете, но было бы круто создать пространство, где будут собраны и другие секонды.



Гульдана и Азат
Гульдана и Азат

Dooken Store – онлайн-секонд-хенд, созданный студентами КИМЭП для курса Operation Management, который впоследствии перерос в их собственный проект. На протяжении двух лет существования проекта состав команды претерпевал изменения, но основная идея оставалась неизменной: развивать культуру секонда в Казахстане.

— У нас с подругой было задание создать проект, и мы подумали о секонд-хендах как об актуальной теме, — рассказывает Гульдана. — В то время в Казахстане это было не очень развито.

Проект успешно существовал 2 года, но на данный момент его действие приостановлено. Сейчас ребята работают над проектом BLVD X, но задумываются о возрождении Dooken.

Dooken Store действовал по принципу онлайн-магазинов с доставкой. Покупатели — а это, по словам Гульданы, были в основном подростки и молодые люди — заказывали вещи в Instagram, а ребята доставляли их по адресу.

— На «физические» магазины спроса не так много, ведь это всё есть онлайн. То есть по сути это как Lamoda: вещи привозят, ты примеряешь на месте — если не нравится, их забирают обратно. Думаю, здесь будет то же самое, — поясняет Азат


На Гульдане пальто-тренч из секонд-хенда
На Гульдане пальто-тренч из секонд-хенда

— Мы обшаривали по 10 секондов в день, а ведь у нас секонды ужасные. Повезет, если это будет какой-нибудь «Мегахенд», а может быть и просто бабушка с вещами в стопке. И тогда надо всю стопку перерывать и искать, — говорит Гульдана. — Потом ты приводишь вещь в порядок и выставляешь в Instagram. В течение часа ее покупали — на одну вещь ставили бронь по 5 человек.

Один из бывших участников проекта, Амир, который сам является частым посетителем секонд-хендов, считает, что носить вещи из секондов — абсолютно нормально.

«Нельзя сказать, что бывший хозяин вещи грязнее тебя», — говорит он. «Все мы люди и все мы одинаковые».

— Мы сначала боялись, что вещи не будут брать, потому что их кто-то раньше носил. Но наших покупателей это не волнует, и это круто, — рассказывает Гульдана.


Asay Jurek, Momo Reuse Store и Dooken Store — одни из первопроходцев на рынке секонд-хендов нового поколения. Такие магазины меняют репутацию секонд-хендов в Казахстане к лучшему за счет здоровой культуры потребления, завернутой в красивую упаковку из качественных снимков в Instagram и трендовости продаваемых вещей. Сейчас секонд-хенды — это не просто старая одежда по заниженным ценам. Это целая культура со своими ценностями, среди которых любовь к винтажу, забота об экологии, поддержка recycle-культуры и свобода самовыражения.

Поделись
Дамина Мукитанова