VOX POPULI Аида Жунусова 9 декабря, 2019 07:00

Тонкие материи: Как нейрохирурги проводят операцию на головном мозге

Тонкие материи: Как нейрохирурги проводят операцию на головном мозге
Фото: Ринна Ли
За прошлый год онкологические заболевания унесли жизни более чем 9 миллионов жителей планеты — такие данные приводит Всемирная организация здравоохранения. При этом самые коварные опухоли «обитают» в головном мозге: например, при глиобластоме выживают единицы. Корреспонденты Vox Populi получили возможность зайти в операционную и проследили за процессом удаления опухоли на головном мозге, а также узнали у нейрохирурга с многолетним стажем, можно ли избежать рака мозга и какие симптомы указывают на наличие заболевания.

Нейрохирургическое отделение № 4 Городской клинической больницы № 7
Нейрохирургическое отделение № 4 Городской клинической больницы № 7

Операция сама по себе — всегда риск. Операция на головном мозге — это риск с высокой вероятностью тяжелых последствий. Но врачам часто приходится выбирать между жизнью и смертью, поэтому они идут на этот риск, пытаясь использовать даже минимальные шансы больного на выздоровление.

Мы находимся в Городской клинической больнице № 7 города Алматы. В операционную везут женщину средних лет. Первоначальным симптомом, который она заметила, была головная боль, затем появились судороги и слабость в конечностях.

Боль впоследствии нарастала, становилась всё более мучительной. Снимки показали неутешительные результаты: опухоль головного мозга.

В операционной нет лишних людей: нейрохирург и его помощники — анестезиолог, медсестра и нейрофизиолог. Исключение, которое сделали для нас — большая редкость. Это для того, чтобы вы могли увидеть операционную и то, как в ней работают врачи.

Инструменты готовы. Помимо стандартного хирургического набора, для проведения операции на головном мозге нейрохирурги применяют высокочастотный хирургический нож и современные светооптические системы.

Также врачам помогает операционный микроскоп, который выводит изображение на монитор. Устройство позволяет увидеть мельчайшие детали в их натуральном цвете. Это позволяет хирургам действовать максимально точно.

В положении на боку пациенту делается минимальный разрез: в данном случае 5×5 сантиметров. Разрез всегда делается с учетом размера опухоли. После разметки операционного поля с помощью рентгенологической установки обеспечивается доступ к месту расположения опухоли.

Нейрофизиолог с помощью специальной аппаратуры производит контроль функционирования нервной системы пациента — нейромониторинг. В какой-то мере он руководит процессом операции, подсказывая врачам, как пролегают нервы в области опухоли и где ткани можно удалять, не боясь повредить жизненно важные функции.

Во всём чувствуется невероятная собранность и сосредоточенность врачей. В операционной царит тишина, лишь иногда звучат специальные команды и просьбы друг к другу — врачи работают как одна слаженная команда. Миллиметр за миллиметром они тщательно выискивают территорию, свободную от сосудов и нервных окончаний, чтобы удалить опухоль без последствий для пациента.

Два часа напряженной работы, и образование удалено. Эта опухоль — средних размеров, такая встречается наиболее часто. Злокачественная она или доброкачественная — станет известно только по результатам гистологических исследований. Они всегда назначаются после проведения хирургического вмешательства и удаления опухоли.



Ермек Дюсембеков

Ермек Дюсембеков

С заведующим нейрохирургическим отделением № 4 Городской клинической больницы № 7 Ермеком Дюсембековым нам удалось поговорить лишь после операции, так как во время хирургического вмешательства медиков отвлекать нельзя. Нейрохирург первым начал разговор:

— Ну, как впечатления? Вы уже поняли, наверное, что суперновости у вас не получится? Сегодня обычный день.

В такой «обычный» день Ермек Дюсембеков и его команда спасают жизни как минимум четверых пациентов. 98% операций по удалению опухолей мозга заканчивается успешно.

VOX: Вы спасли сотни, а может, и тысячи человек. Вы встречаетесь с пациентами после успешной операции?

— С годами появляется «защитная пленка». Операция может быть успешной, но это не дает гарантии, что болезнь отступила или осложнения не возникнут позже. В нейрохирургии вообще нет никаких гарантий. Часть больных умирает дома. Дружить с ними или постоянно поддерживать связь по телефону — сложно. Мы имеем дело с живыми людьми в самый непростой для них период жизни. Естественно, мы становимся невольными свидетелями этих людских трагедий и потерь. Но я не могу душой привязываться к своим пациентам.

— Не стану скрывать: быть отстраненным очень тяжело. Особенно — когда работаешь с детьми. Чтобы подбодрить ребенка, ты говоришь ему: «Всё будет хорошо». А родители, стоящие рядом, думают, что это было сказано им. В случае осложнений они начинают возмущаться, мол, вы же сказали, что всё будет хорошо. Врач всегда находится в эпицентре вот этих переживаний и стресса, который есть у родственников. Скажу честно: мне гораздо легче уйти в операционную и работать там, нежели общаться с людьми. 

VOX: Как я уже поняла, головная боль часто бывает основным симптомом наличия опухоли мозга. Но голова может болеть и при повышенном давлении, усталости, мигрени. Как распознать онкологическое заболевание?

— Симптомы проявляются у всех по-разному, в зависимости от того, где эта опухоль располагается. Если образование в лобной доле, могут начаться судорожные припадки, в мозжечке — нарушение походки. Также стоит обратить внимание на сопровождение головной боли рвотой, после которой становится будто бы легче. У некоторых ухудшается зрение, появляются ощущение слабости, проблемы с запоминанием, легкое головокружение. Наличие любого из этих симптомов — повод незамедлительно обратиться к врачу.

VOX: Чаще встречаются злокачественные или доброкачественные опухоли?

— К сожалению, злокачественные чаще — от всех опухолей мозга это примерно 60%.

VOX: А что можно сказать о причинах возникновения опухолей?

— Крайне редко опухоли мозга носят наследственный характер. Все говорят про экологию, но стопроцентных доказательств нет. Редкие работы подтверждали влияние отрицательных факторов, но это исключительные случаи, вроде повышения числа заболевших среди работников уранового производства или свинцовых заводов, где превышен уровень вредных веществ.

— Американцы доказали, что некоторые опухоли часто возникают на фоне сниженного иммунитета. В нашем организме всегда появляются незрелые опухолевые клетки, но благодаря возможностям иммунитета рак обходит нас стороной. Но если иммунитет занят борьбой с инфекцией при простудных заболеваниях, гриппе или ангине, то опухолевые клетки успевают созреть и размножиться. Когда появляется целый узел таких клеток, иммунная система уже не справляется. Из этого вытекает простой вывод — что необходимо вести здоровый образ жизни: быть спортивным, есть домашнюю пищу и следить за своим здоровьем. Чтобы иммунитет работал на полную мощь.

— Также опухоль мозга может возникнуть после незначительной травмы, а может являться метастазом от основной опухоли, которая расположена в желудке или легких. Бывают первичные злокачественные глиобластомы. Глиобластома к сожалению, относится к очень агрессивным опухолям. Она быстро растет, и радикального лечения от нее не существует. Смертность при таком виде опухоли очень высока.

VOX: О глиобластоме последнее время мы действительно стали слышать чаще. Такого вида опухолей становится больше?

— На самом деле — нет. Это всё «вина» некоторых СМИ и социальных сетей: мы получили более широкий доступ к информации. Я не думаю, что глиобластом стало больше, но — совершенно точно — улучшилась диагностика. То есть, опухоли стали обнаруживаться легче: в любом районном центре сегодня делают МРТ и КТ.

VOX: Из-за этой «интернет-паники» люди больше акцентируют внимание на возможности получить подобный диагноз. А некоторые живут в страхе, что у них уже опухоль.

— Фобия рака, или канцерофобия, всегда была и будет. Это неконтролируемый навязчивый страх онкологических болезней.

VOX: То есть этот страх оправдан? Ведь это единственная болезнь, которая не поддается лечению...

— Не совсем верно. Рак может быть самым разным. Многие виды хорошо лечатся, если вовремя диагностировать. Среди людей с опухолью мозга выживаемость меньше. Если с раком легких, желудка или печени человек может бороться годами, то у нас счет идет на недели. Удалять опухоль нужно как можно быстрее, так как она растет в черепной коробке, то есть в закрытом пространстве.

VOX: В этом и заключается коварство опухолей мозга?

— Верно. В обычных случаях принято вначале удалять основную опухоль, а уже потом в местах, где она распространилась. Но если метастазы пошли в головной мозг, то сначала удаляется опухоль мозга, а уже потом — основная.

VOX: Доброкачественные опухоли тоже растут?

— Конечно. И для головного мозга они не менее опасны. Если коротко: обе смертельно опасны — они давят на мозг и могут убить. Просто делают это с разной скоростью. Злокачественная делает это быстрее, но и с доброкачественной шутить не стоит.

VOX: Часто на просторах интернета всплывает реклама, мол, найдено лекарство от рака мозга. Как вы к этому относитесь?

— Я думаю, это жулики и шарлатаны. Обычные опухоли успешно лечатся химио- и лучевой терапией, а волшебной таблетки не существует. Что касается глиобластомы, то, к сожалению, с середины ХIХ века в лечении глиобластом не произошло никаких сдвигов. Хотя люди экспериментировали и пытались применять разные методы лечения, вплоть до кощунственных. Например, человека нагревали до 42оC, и он умирал, или проводили терапию на атомных электростанциях, или вводили в кровь жуткие препараты. Чего только не пытались придумать, а побеждает пока стандартное лечение: лучевая и химиотерапия. Если пациент молодой и иммунная система в нормальном состоянии, то есть шанс выкарабкаться. Если же старше 70, то вероятность полного выздоровления крайне мала.

VOX: Неужели нет надежды на появление лекарств от глиобластомы?

— Не всё так плохо. Сейчас проводятся исследования, касающиеся воздействия на иммунитет. На одного пациента с глиобластомой уходит от 900 тысяч до 10 миллионов тенге. Поэтому американцы, например, давно предлагали не нужно оперировать этих людей — якобы, это бесполезная трата денег. Однако шанс есть: на сегодняшний день зарегистрированы единичные случаи выздоровления. Именно ради них мы и оперируем пациентов с агрессивной формой рака.


Материал является интеллектуальной собственностью ТОО «Vox Populi» и защищен законом РК об авторском праве. При его публикации для соблюдения закона необходимо установить видимую и активную гиперссылку на адрес материала на сайте www.voxpopuli.kz.

Все фото- и видеорепортажи редакции вы также можете оперативно получать в Telegram: https://t.me/Voxpopulikz.

Поделись
Аида Жунусова
Материалы по теме