VOX POPULI Алёна Мирошниченко 17 декабря, 2019 08:00

Собачья работа: Четвероногие сотрудники аэропорта на страже безопасности

Собачья работа: Четвероногие сотрудники аэропорта на страже безопасности
Фото: Эдуард Галеев
— Привет, люди! Меня зовут Спартак. Я сотрудник Международного аэропорта Алматы. Мое появление в терминале часто вызывает у вас панику, но вы должны знать: я очень добрый и воспитанный пес. И безопасность ваших полетов — в моих надежных лапах. Сегодня Алёна Мирошниченко поможет перевести мой рассказ о службе в аэропорту с собачьего языка на человечий.

1937 год — дата образования аэропорта Алматы. В это же время начал свою работу и кинологический питомник аэропорта. Кавказские и азиатские овчарки на протяжении многих лет несли только караульную службу, охраняя периметр воздушной гавани и ее объекты.

В 1993 году был организован кинологический отдел, и помимо собак-охранников появились собаки, которые стали выполнять работу по поиску взрывчатых веществ и оружия.

Спартак:

— Мы, собаки, на этой работе незаменимы! Досмотр транспорта, грузов и багажа в аэропорту производится с помощью специального оборудования. Но не изобрели еще такой техники, которая смогла бы заменить служебную собаку.

— Так, тут ничего опасного я не нашел. Пассажиры московского рейса могут лететь спокойно. С багажом рейса на Екатеринбург тоже всё в порядке.

Прошу заметить, что поиском наркотиков и незадекларированной валюты мы не занимаемся! Это обязанность наших коллег из таможенной и пограничной служб. Да, почуять деньги и наркотики они могут, зато они никогда пороха не нюхали. Наша работа — поиск взрывчатых веществ и оружия. Мы гордо носим звание «сотрудник службы авиационной безопасности (САБ)».

Наша территория и задачи гораздо шире. Это не только ваши чемоданы, это весь аэропорт: весь транспорт, который заезжает на территорию, в том числе и железнодорожный, и всё, что завозят транспортом или заносят вручную.

— Мы работаем во всех залах ожидания, в зонах вылета и прилета, на стоянках воздушных судов и КПП. Наша рабочая смена длится 12 часов.

Сегодня моя напарница — агент Леди. Я люблю работать с девушками, они очень ответственны и чувствительны. Вместе нам предстоит обследовать территорию паркинга аэропорта, багаж местных и международных авиалиний, весь негабаритный груз.

— Забытая в аэропорту вещь — это потенциально опасный предмет. Если я учуял в забытой сумке наличие взрывоопасного вещества или оружие, это должен подтвердить мой напарник. Если и второй пес это подтвердит, к работе сразу же приступают люди в форме из других служб безопасности.

А если возникнет угроза полету (например, какой-то телефонный террорист сообщит о заложенной бомбе), по решению начальника караула нас тут же вызывают на борт самолета.

— При несении службы мы всегда должны вести себя культурно и быть спокойными. Мы не должны лаять, прыгать, реагировать на людей — эти навыки оттачивает с нами на тренировках наш кинолог.

Это мой самый лучший друг, учитель, наставник — Медет. С ним мы работаем слаженной командой. Я прекрасно чувствую своего хозяина, его эмоции, настроение. Когда грустит Медет, грустно и мне. Я всегда стараюсь работать на отлично, чтобы не подводить его.



Медет Кудайберген
Медет Кудайберген

Медет Кудайберген, проводник специальной собаки:

— Со Спартаком мы сработались с первого дня. Он послушный и трудолюбивый, но как маленький ребенок — всегда норовит залезть в лужу, побегать по снегу, слякоти.

VOX: Ваши собаки несут службу без намордников. Это допустимо в общественном месте?

— Да, они работают без намордников, потому что намордник не должен мешать собаке выполнять обязанности по поиску и обнаружению взрывчатых веществ.


Спартак:

— Чтобы мы не привыкали к одному месту работы и не теряли к ней интереса, места несения службы постоянно меняются. Например, сегодня это зал международных вылетов, а завтра — склад временного хранения (СВХ). Эти грузы первым делом досматриваем мы.

— Сегодня на СВХ несет службу мой коллега — русский спаниель Хэдвин.

Похоже, у Хэдвина хорошее настроение: он с азартом обнюхивает коробки и тюки с грузом и сигнализирует нашему кинологу, что с грузом всё в порядке.

— Мы живем в прекрасных условиях: у каждого из нас здесь есть просторный отдельный вольер с теплой спальней. Помимо кинологов, у нас есть человек, который за нами ухаживает, есть тот, который кормит, который убирает, и тот, кто развозит нас по постам.

«Лапы и хвост — вот наши документы!» — знаменитая фраза из «Простоквашино» у нас не работает. Мы все благородных кровей и имеем хорошие родословные и паспорта. Полукровок и дворняг к нам на службу не принимают.

Среди моих коллег есть немецкие овчарки, восточно-европейские, кавказские, азиатские, малинуа (бельгийские овчарки) и спаниели.

Кира, Рич, Мэри… — наш большой начальник знает по именам нас всех.



Мурат Бегасильев
Мурат Бегасильев

Мурат Бегасильев, начальник кинологического центра САБ:

— Средние породы собак используют во всех аэропортах мира, но существует такое понятие, как менталитет.

У наших граждан, в основном женщин, почему-то на собак, особенно крупных, очень бурная реакция. Увидев в зале собаку, некоторые люди пугаются, кричат, визжат, иногда визг стоит на весь терминал. Были случаи, когда некоторые пытались пнуть собаку.

Есть жалобы от пассажиров, что по залу водят овчарок. Люди не понимают, что наши собаки — это их безопасность. Поэтому мы постепенно будем увеличивать число спаниелей — они маленькие и не так привлекают внимание.


Дмитрий Юсупов
Дмитрий Юсупов

Дмитрий Юсупов, проводник специальных собак:

— Мы проходили обучение в Европе, и там в аэропортах собаки несут службу без поводка. Они спокойно ходят по залу между людьми, выполняют свою работу, и пассажиры спокойно на них реагируют, улыбаются: никто не визжит. Так что нашим людям есть куда расти.

VOX: Есть ли какая-то статистика по обнаружению взрывчатых веществ или боеприпасов?

Мурат Бегасильев:

— Хорошо, что такой статистики нет. Пока наши ситуации вполне штатные: человек возвращается с охоты, сложил свои вещи в сумку, в которой держал оружие и патроны, а там остался запах пороха… Или купил в магазине охотничьи патроны, не оформил их перевозку по правилам, сдал в багаж, а собака обнаружила. К сожалению, многие не знакомятся с правилами перевозки боеприпасов и оружия и приносят это всё в сумке в аэропорт.



Керимбай Калкулов
Керимбай Калкулов

Спартак:

— Однажды в терминале женщина закричала: «Уберите от меня это грязное животное!» Но мы не грязные, у нас нет паразитов и блох, потому что за нами хорошо ухаживают. У нас есть свой доктор Айболит. Каждое утро он осматривает нас на предмет состояния здоровья. И он всегда приносит нам что-нибудь вкусненькое.


Керимбай Калкулов, ветеринарный врач:

- Я на месте провожу какие-то процедуры, делаю уколы, осматриваю пациентов. Если нужна более серьезная медицинская помощь, то мы обращаемся в частные ветклиники, с которыми сотрудничаем. Скоро у нас появятся свой смотровой, процедурный кабинет и небольшой стационар.

VOX: Есть ли у вас любимчики среди собак?

— Мне нравятся овчарки. Они спокойные. Этот лохматый здоровяк тоже очень добродушный. Кавказец Барон у нас пенсионер. Скоро отправится на заслуженный отдых и переедет к своему хозяину.

Правду говорят, что собаки чем-то похожи на своих хозяев. Посмотрите на Барона и его проводника Кайрата Сулейменова! Ну чем не команда? Оба большие, сильные и добрые.


Спартак:

— А это Лиза. Правда, красивая? К тому же очень ласковая и приветливая. Эх, Лиза! Нравится она мне, и я не один такой кобель. Есть тут у меня соперник в соседнем вольере. Но я верю, мне удастся покорить сердце Лизы, и у нас будет семья и много детей. Я подслушал разговор людей: наш большой начальник уже решает мой семейный вопрос.

— Недавно у нас на территории появился свой роддом: четыре бокса для крупных и мелких пород собак. Уже строятся вольеры для щенков. Это здорово: у нас с Лизой появится потомство, которому мы сможем передать все свои лучшие качества!

А это фото — из кухни: здесь варится на ужин любимая каша четвероногих. В собачий рацион входят рисовая сечка, ячневая и пшенная крупа. Помимо этого, им дают мясо, фарш, морковь, капусту и другие овощи. В еду обязательно добавляют витамины.

Спартак:

— Повар готовит нам два раза в день. Кормят нас в 6 утра и в 6 вечера. У каждого пса своя норма довольствия. Когда у нас с Лизой появятся дети, у наших щенков будет отдельное детское меню.


VOX: Дмитрий, скажите, каков рабочий возраст ваших питомцев?

— Собаки к нам поступают в возрасте одного года. 8 лет работают караульные собаки, 7 лет — розыскные.

Крупные собаки живут меньше, чем маленькие. 8 лет по собачьим меркам — возраст преклонный: и обоняние становится хуже, и сами они уже не так активны.

Но если собака в свои 8 лет еще бодра и у нее отличные рабочие качества, то она, конечно, может остаться поработать.

Затем собаки списываются и уходят на заслуженный отдых. Некоторые остаются жить у нас, но в основном «пенсионеры» едут жить домой к своему кинологу.

Кайрат Сулейменов:

— Это наша молодежь — собаки, которые несут караульную службу. Они очень злые. Их задача — лаять, кусаться и охранять объекты. Так что не подходите близко. Этот кавказец только и ждет, пока вы подойдете, видите — взгляд у него недоверчивый.

А еще он не любит вычесываться и всегда огрызается.

— Я работаю с собаками по взрывчатым веществам. К караульной собаке я не могу подойти, потому что я для нее чужой.

Караульные собаки, которые охраняют периметр аэропорта и его объекты, несут службу на привязи и перемещаются по растяжке. Есть объекты, куда запускают собаку без привязи, закрывают ее там, и она охраняет территорию.

VOX: Откуда к вам поступают собаки?

— Аэропорт производит закуп согласно тендеру. Разводчики знают о наших требованиях. Они привозят нам собак, мы проводим тестирование и решаем, подходит нам эта собака или нет. У нас существует строгий отбор: из ста собак-кандидатов отбор проходят только одна–две.

Собак подбирают по всему Казахстану, есть и привезенные из России. 

А это моя Мэри — наш «энерджайзер». Она из русских спаниелей самая миниатюрная и проворная.

VOX: А выходные и отпуска у собак есть?

— Собака отдыхает, когда выходной у ее кинолога. С другим кинологом она на смену не заступает. Этого отдыха ей более чем достаточно. Вы бы видели, какие они радуются при виде своего кинолога!

Отпуск у собаки тогда, когда в отпуск уходит ее кинолог. После отпуска собаку тестируют, чтобы посмотреть, не расслабилась ли она за время отдыха. Если надо, тренировки усиливают. 

VOX: Как из собаки готовят специалиста по взрывчатым веществам?

— Собаки отбираются с хорошей игровой реакцией, с отличным обонянием. По сути собака ищет не саму взрывчатку, а свою любимую игрушку. Никакого контакта с взрывчаткой она не имеет.

У нас есть имитаторы запахов взрывчатых веществ. Сначала собаке дают один запах, самый простой — это тротил. Все остальные запахи взрывчатых веществ даются позже.

— Дрессировка у нас построена на игре и только на положительных эмоциях.

Есть колбы, куда закладываются имитаторы запахов: аммиачной селитры, дымчатого пороха, гексогена, тротила, пластида, оружейного дыма.

Если дать понюхать человеку все эти мешочки, они покажутся совершенно без запаха — человеческое обоняние их воспринимает слабо. У человека отдел мозга, отвечающий за обоняние, размером чуть меньше спичечного коробка. А у собаки этот отдел занимает пятую часть мозга: собака может запоминать до двух миллионов запахов и учуять одну молекулу запаха на литр воздуха.

VOX: Дмитрий, таланты поисковика от родителей передаются щенкам?

— Если у отца и матери хорошие рабочие качества, то и щенки генетически это унаследуют. Так что мы тщательно подбираем собакам пары.

VOX: Какими «вкусняшками» вы поощряете собак?

— Лучшее поощрение — это их игрушка и игра с хозяином. За это они маму родную продадут. За нее они и работают. А к «вкусняшкам» они относятся, как к еде.

— Давайте приступим к тренировке. Сначала закладываем в специальный контейнер с отверстиями мешочек с запахом. В тренировках самое главное — стерильность. Мешочек мы берем либо пинцетом, либо в одноразовых перчатках: запах человека не должен остаться на тестере.

— Крепим контейнер с помощью магнита. Рядом прячем мячик. Собака ассоциативно запоминает: где запах — там любимая игрушка. Мячик убираем, но при правильном обнаружении собака получит свою игрушку. И на самом деле она ищет не закладку, а игрушку.

VOX: На каком расстоянии собака чувствуют взрывчатое вещество?

— Это зависит от температуры в помещении или на воздухе. Оптимальная температура для работы собаки — от +5 до +20 градусов. В помещениях, в чемоданах собаки хорошо находят опасные предметы.

Чем дольше взрывчатка пролежала в багаже, тем сильнее она распространила запах. Чемодан заносят в терминал, собака сразу улавливает этот «шлейф» и безошибочно приходит к его источнику.

Не прошло и минуты, как Мэри обнаружила закладку. Вместо того, чтобы радостно об этом сообщить Дмитрию, она спокойно села рядом с местом находки.

— Собака, которая работает с взрывчаткой и оружием, должна иметь выдержку. Когда собака находит запрещенный опасный предмет, она должна сесть, лечь, встать. Она не должна бурно реагировать, прыгать, лаять, теребить сумку, царапать когтями. Спокойные реакции у собаки гораздо сложнее выработать. Так что уровень интеллекта и выучки у наших подопечных гораздо выше, чем у других служебных собак.


Спартак:

— Люди! Если в терминале аэропорта вы вдруг встретите меня или кого-то из моих коллег, пожалуйста, не пугайтесь нас! Мы — собаки-поисковики. Мы не агрессивны и никого не кусаем. Мы преданно несем свою службу и обеспечиваем безопасность ваших полетов. Гав!


Материал является интеллектуальной собственностью ТОО «Vox Populi» и защищен законом РК об авторском праве. При его публикации для соблюдения закона необходимо установить видимую и активную гиперссылку на адрес материала на сайте www.voxpopuli.kz.

Все фото- и видеорепортажи редакции вы также можете оперативно получать в Telegram: https://t.me/Voxpopulikz.

Поделись
Алёна Мирошниченко
Алёна Мирошниченко
Материалы по теме