VOX POPULI Алёна Мирошниченко 19 февраля, 2019 10:00

Шурави: герои чужой войны

Шурави: герои чужой войны
Фото: novostipmr.com
Шурави — так называли советских военных афганцы. Сейчас им, выжившим в той войне, уже за пятьдесят. Тридцать лет назад, 15 февраля 1989 года, последняя колонна советских войск покинула рубежи Афганистана. Никем и никому не объявленная, последняя война СССР оказалась в два раза длиннее, чем Великая Отечественная. Споры вокруг неё не теряют актуальности по сей день. Сегодня существуют разные точки зрения на целесообразность принятого в декабре 1979 года решения о вводе советских войск в Афганистан. А что говорят об этом те, кого судьба связала с чужой страной, кто стали на 30–40 лет старше своих сверстников, оставшихся там, на чужой войне?

Фото: i.pinimg.com

25 декабря 1979 года, в 3 часа дня, границу Афганистана перешли советские войска. Они были введены не просто так, а лишь после двадцать первой просьбы правительства Афганистана о помощи.

500 000 советских солдат, прошедших через бои, 49 985 получивших ранения, 6 669 ставших инвалидами, 13 833 погибших, 312 пропавших без вести — таков итог интернациональной помощи дружественному афганскому народу.

В период с 25 декабря 1979-го по 15 февраля 1989-го в составе ограниченного контингента советских войск в Афганистане участие в войне приняли 22 269 казахстанцев. 924 из них погибли, 1 015 стали инвалидами, 21 пропали без вести. 



Али Жусипов
Али Жусипов

Ветеран войны в Афганистане Али Жусипов был призван в ноябре 84-го из Алма-Аты. Полгода проходил службу в учебной части в Отаре. Окончил сержантскую школу, получив звание командира противотанковой управляемой ракеты (ПТУР). В июне 85-го в составе команды-280, которая была сформирована со всех «учебок» Союза, его отправили в Ташкент, а через месяц — в Афганистан.

— Из Баграма, на вертушке нас перебросили в Панджшер.

В своё время наш легендарный батя — Борис Керимбаев, прозванный Кара Майором, — первым входил туда и 8 месяцев держал это ущелье, а после выхода его полка туда зашёл наш.

VOX: Знали ли вы, что летите в Афган?

— Поначалу мы не знали, куда нас отправляют. Сказали, команда-280, и всё, больше никакой информации. А когда за нами пришли покупатели в панамах, я сразу подумал: «Кажется, Афган». Внутренне я уже был готов, ведь мы воспитывались на примерах патриотизма советских бойцов, прошедших Великую Отечественную.

VOX: Страшно ли вам было?

— Конечно, на войне страшно. Умирать не хочется. Хочется вернуться живым, маму увидеть. Мне больше всего запомнилась обратная дорога домой, как мы ехали в тумане. И самое ужасное — ты не знаешь, с какой стороны выстрелят. Там надо в любую секунду быть готовым к обстрелу. Сигарету нужно уметь правильно курить, потому что огонёк видно за 2–3 километра, а снайпер берёт чуть ниже огонька.

Я был замкомвзвода, и во время боевой операции полвзвода потерял. Это было не по моей вине, но терять человека, который ел с тобой одной ложкой, это большая боль, особенно когда ты 18-летний пацан с неокрепшей психикой.


Колонна в Панджшерском ущелье, 1985 г.
Колонна в Панджшерском ущелье, 1985 г.
Фото: k31.kn3.net

VOX: Были ли у вас ранения?

— Серьёзных, слава богу, не было. Была контузия — снаряд разорвался под боком. Ну и так, по мелочам, осколочными задело.

В Панджшере все тропы заминированы были. Армия уходит и минирует тропы за собой. Душманы тоже минируют.

Нам приходилось ночью на руках, на плащ-палатках выносить груз-200. Однажды мы заблудились и пошли не по той тропе. Пройдя больше километра, поняли, что идём не туда, вернулись. Потом нам сказали, что та тропа была заминирована. Можно сказать, что наши убитые товарищи спасли нам жизнь, потому что мы несли их над минной тропой, держа по бокам.

VOX: Али, считаете ли вы Афганскую войну ошибкой советского правительства?

— В Афганистане советские специалисты и до войны, и во время войны строили школы, ГЭС, аэродромы, заводы и другие объекты. Да, возможно, были какие-то ошибки правительства — тогда, в 1979 году, Союз не был готов именно к такой войне, затянувшейся на 10 лет. Но как она может быть бессмысленной?! Она воспитала воинов.

VOX: Какие льготы у ветеранов Афганской войны?

— Ежемесячно нам государство платит 15 600 тенге, проезд общественным транспортом бесплатный. Я стою много лет в очереди на квартиру, но пока её так и не получил.



Владимир Усталов
Владимир Усталов

Ветеран афганской войны Владимир Усталов призывался в Афганистан в 80-м, прослужив до этого год в Житомирской области. Там был сформирован 145-й отдельный вертолётный отряд. В составе этого отряда Владимир прилетел в провинцию Кундуз, что на севере Афганистана.

VOX: Вам сразу объявили, что вы летите в Афган?

— Да, нам объявили сразу. У нас были такие случаи, когда люди не выдерживали этого известия. Лейтенант один повесился. Другой банкой тушёнки себе голову проломил — в психбольнице оказался.

VOX: Были ли случаи, когда солдаты-срочники пытались «откосить» от выполнения интернационального долга?

— Были и такие. Парень из Армении — Армен — договорился с командиром, приехали его родственники, привезли коньяка армянского, и Армен остался служить в кочегарке, в Украине.

Мы шли на войну неподготовленными. Как только зашли в Афган, сразу попали под обстрел. Попрятались — кто за колёса, кто под машины, кто куда. Потом отстрелялись, но сразу так и не поняли, что мы на войне.

Войну начинаешь воспринимать, когда видишь смерть. Случай был: выходим мы как-то на утреннюю пробежку, и от разведроты, с которой мы всегда встречались, вышли бегать всего три человека. «А почему вас трое? А где все?» — «Положили всю разведроту!»


Сбитый советский вертолёт
Сбитый советский вертолёт
Фото: reuters.com

— У меня была должность старшего фото-дешифровщика. Моя задача заключалась в изучении полётов вертолёта, но, помимо этого, я и в карауле стоял, и бельё в стирку отвозил, и за продуктами ездил. Мы все вместе — и разведчики, и связисты, и ПВО, и сапёры — грузили на вертолёты груз-200: переодевали бойцов и в гробы укладывали.

VOX: Владимир, страшно было?

— Да, конечно. Особенно мне на всю жизнь запомнился эпизод: был у нас капитан Сальников. Мы как-то ехали за продуктами, на машине «Урал», и ему пуля душманская прямо в лоб попала. А мне 19 лет. У меня слёзы, я растерялся, кричу: «Дядь Саша! Дядь Саша!» Умер он у нас на руках.

Приходилось и в боевой операции участвовать, в Джелалабаде. Нам командир тогда сказал: «Кто примет участие в операции, будет представлен к награде». Но эту награду мы так и не получили.

VOX: Были ли у вас ранения?

— Была контузия. Мы ящики перетаскивали с ракетами, начался обстрел. Несколько пуль попало в эти ящики. Так я потом месяц не слышал, но в госпиталь обращаться не стал.

VOX: Война вам когда-нибудь снилась?

— Снились раньше какие-то эпизоды. Но мне всегда хотелось забыть войну. Я даже в церковь потом стал ходить. А другие ребята до сих пор во сне воюют, хоть нам уже за 50.

VOX: Была ли нужна Афганская война?

— В то время у нас была сильная страна, СССР, и мы защищали её рубежи. Мы выполнили свой долг и задачи, которые были на нас возложены. И если бы нас не отправили в Афган, туда бы зашли американцы. Мы видели там американские «Фантомы», кружащие в небе. Туда была налажена поставка их оружия. А когда к власти пришёл Горбачёв, ситуация поменялась: про афганцев стали плохо говорить, вплоть до: «А мы вас туда не посылали».

VOX: Что сделало государство для вас?

— Мне повезло. Я квартиру получил.



Алмасбек Айдарбаев
Алмасбек Айдарбаев

Ветеран афганской войны Алмасбек Айдарбаев призывался солдатом-срочником в 84-м году из Павлодарской области. На призывной комиссии будущим бойцам сказали, что набирают команду за границу, на этом — всё. А за границу тогда все мечтали попасть.

— Мы полгода проходили «учебку» в Ашхабаде, там нам и разъяснили, что нас готовят в Афганистан, помогать дружественному народу и защищать южные границы СССР.

По окончании «учебки» нас построили, и командир части сказал: «Ребята, если кто не хочет ехать в Афганистан, сделайте шаг вперёд, вам за это ничего не будет, и мы отправим вас в другие части». Но из строя никто не вышел. Я тогда подумал: «А чем моя жизнь дороже жизни других бойцов?»

VOX: Страшно ли вам было, когда узнали, что «заграница» — это Афган?

— Я не скажу, что мы, восемнадцатилетние пацаны, не боялись. Но для нас в то время были примером советские солдаты ВОВ, которые отдавали свои жизни и победили на патриотизме. Поэтому слово «долг» вообще не обсуждалось.


Панджшер, Руха, бойцы 682-го МСП
Панджшер, Руха, бойцы 682-го МСП
Фото: 6mcp.infoteh.ru

— Нас было 2 500 человек. Я был старшим механиком-водителем боевой разведмашины разведвзвода. Мы охраняли Панджшер от бандформирований, охраняли караваны с грузом, трубопроводы, по которым Советский союз поставлял в Афганистан солярку и керосин.

Нас обстреливали боевики и днём, и ночью. В декабре 85-го было нападение на наш пост, и меня ранило. Нас, раненых, на носилках вывезли в Баграм, а потом в Союз.

У нас в полку было так, что пехота служила 2 года и 3 месяца. Они переслуживали свой срок, чтобы подготовить молодых бойцов. Случай был с ребятами из Семипалатинска: мы выходили из Панджшерского ущелья и попали под обстрел. Так эти ребята, если бы служили ровно два года, уже бы давно дома были, и были бы живы.

VOX: Алмасбек, как вы считаете, целесообразно ли было вводить советские войска в Афганистан?

— Конечно, сейчас про афганскую войну идёт много кривотолков и обсуждений, и нашим ребятам обидно это слышать. Но тогда мы исполняли свой интернациональный долг, охраняя наши рубежи от экстремизма, от наркотиков. А развал Советского Союза к чему привёл? Наркотики хлынули к нам, чтобы уничтожить всю молодёжь, а вместе с нею и всю нацию. 



Сергей Савиченко
Сергей Савиченко

Десантник Сергей Савиченко оказался в Афганистане в декабре 79-го в составе 103-й дивизии ВДВ.

— Я служил в Витебске, в десантной дивизии. При Советском Союзе это была дивизия первого удара. И нас готовили так, что даже старослужащие не могли понять: «Что происходит? Наверное, вас к войне готовят».

VOX: Вы были одними из первых, кто вошли в Афганистан. Было ли у вас хотя бы примерное понимание того, что вас там ждёт?

— 26 декабря нас высадили в провинции Баграм, а когда нас подняли в воздух, мы даже не знали, куда летим. И нам было всё равно — лишь бы туда, где тепло. Только в самолёте нам объявили, что могут быть боевые действия.

Тогда подняли всю авиацию, чтобы запутать американцев. Мы высадились буквально на сорок минут раньше них. В то время нельзя было допускать, чтобы Афганистан был американским, обстановка между США и СССР была очень напряжённой. В Афган летели тысячи наших самолётов, которые везли военную технику. 

А мы-то ребятишки молодые, горячие, нам по 18–19 лет. Конечно, была романтика, но романтика всегда до первого погибшего. Когда твоего товарища убивают, детство сразу проходит. На войне ты сразу становишься мужиком и взрослеешь лет на 20. Так как мы были в числе первых, кто попали на афганскую землю, в числе первых мы и начали погибать. Наш первый самолёт, прилетевший в Афганистан, разбился в горах, даже останков ребят не нашли. Домой в цинковых гробах отправили землю как груз-200.


Советская колонна в провинции Баграм
Советская колонна в провинции Баграм
Фото: tradernet.ru

— Те пацаны, кто сразу шли в Афган, были неподготовленными. У них и потери были больше. А нас за полгода так обучили — мы и стреляли хорошо, и рукопашной владели. И только благодаря нашей подготовке мы выжили. За это я благодарен нашим командирам.

Мне всегда задают глупый вопрос: «Сколько вы убили?» Я не считал! Нас убивали, и мы убивали!

VOX: Как вы относитесь к тому факту, что после развала Советского Союза Афганскую войну признали ошибочной?

— Что ты! Это наша боль. Мы там кровь проливали, И говорить такое воинам-афганцам нельзя. Как может быть она ошибкой, если нашей целью было опередить американцев, чтобы они не ввели свои войска в Афганистан, не поставили у наших границ свои ракеты. Мы в то время отодвинули холодную войну.

Ты знаешь, а я на афганский народ зла не держу, несмотря на то, что они убивали наших друзей. Это мы пришли на их землю. Хотя мы им помогали, строили, продуктами снабжали, детишек голодных кормили, но народ-то не хочет, чтобы солдаты чужой страны у них по улицам ходили. Мне жаль тех пацанов, что там полегли, но полегли они не зря. А те, кто отказывались идти в Афган, 9 лет отсидели. Да, и такое было.

А что мы, ветераны Афганистана, имеем сейчас? Раньше нам квартиры давали, но, к сожалению, не все получили. Сейчас эти квартиры нужно приватизировать. Льготы многие отменили. Санаторное лечение отменили. Ладно я — с руками и ногами, и могу сам ещё заработать, — а как быть инвалидам? Отношение государства к нам просто унизительное. Постоянно приходится слышать от чиновников: «Наше государство ни с кем не воевало! Не мы вас туда посылали». О каком патриотизме может идти речь, когда молодёжь видит, как относятся у нас к ветеранам?! Разве сегодняшние пацаны станут отдавать свою жизнь, чтобы спасти чужую?


Героям нашего репортажа, патриотизм и верность воинской присяге до сих пор не дают сидеть сложа руки. Шесть лет назад ветераны-афганцы создали музыкальную группу «Панджшер», в репертуаре которой песни про Афганистан. Руководит группой Алмасбек Айдарбаев.

— Раньше мы собирались 25 декабря, 15 февраля и 9 мая, и за столом под гитару пели афганские песни, а потом решили создать группу.

Нашу группу «Панджшер» мы создали с ребятами, служившими в 682-м мотострелковом полку в Панджшере, в память о тех ребятах, кто не вернулись оттуда.

Сейчас мы выступаем в школах, колледжах, проводим большую работу с подрастающим поколением, проводим уроки мужества, ведь нынешняя молодёжь, к сожалению, ничего не знает об Афганской войне.

Поделись
Алёна Мирошниченко
Алёна Мирошниченко