VOX POPULI Алёна Мирошниченко 15 мая, 2019 09:00

«Продол», «дальняк» и «шконка»: как устроен один из старейших СИЗО

«Продол», «дальняк» и «шконка»: как устроен один из старейших СИЗО
Фото: Ринна Ли
Ещё каких-то два года назад нам вряд ли одобрили бы фотосъёмку с экскурсией в следственном изоляторе. Сейчас здесь в пустых камерах и коридорах гуляет ветер, не слышно людских голосов, скрежета засовов и стука железных дверей — полгода назад ЛА 155/1, или знаменитую «тюрьму на Сейфуллина», закрыли, а тех, кого принято называть спецконтингентом, перевели в новое учреждение.

Голубые железные ворота — граница между свободой и несвободой. Наверняка многие из вас, проходя мимо, хотя бы раз кидали любопытный взгляд в этот двор, когда туда заезжал автозак.

К слову, тюремный двор всегда был полон народа: родственники заключённых с тяжелыми пакетами передач — кто-то плачет, кто-то ругает людей в погонах, кто-то встречает освободившихся.

По всему периметру корпуса СИЗО от воли отделяют общежития и старые трёхэтажки для сотрудников. Это в криминальных фильмах мы видим, что заключённые перекрикиваются с волей через маленькое окно камеры, но здесь хоть закричись — тебя всё равно не услышат.

Учреждение ЛА-155/1 — одно из старейших закрытых учреждений в Казахстане — в 2022 году, если бы не закрылось, отметило бы вековой юбилей. По данным сохранившихся исторических материалов, в конце ХIХ века здесь был открыт пересыльный пункт форта Верного, который назывался царской тюрьмой.

На территории тюрьмы располагались одноэтажное деревянное здание с пристроенной к нему церковью, небольшое кладбище, где хоронили умерших арестантов, и дом, в котором жили церковные служители.

После революции, 23 июня 1922 года, тюрьму переименовали, и она стала называться «Тюрьма № 1 народного комиссариата внутренних дел Казахской ССР».

С 1937-го по 2011-й, алматинский централ переходил из состава одного ведомства в другое: от КГБ — к МВД, затем к Государственному следственному комитету, к Министерству юстиции и вновь к МВД.



Нурлыбек Камиев
Нурлыбек Камиев

Экскурсию по корпусам изолятора для нас провёл Нурлыбек Камиев — начальник ЛА-155/1, подполковник юстиции.

— С 1972-го по 1977-й вместо старого деревянного корпуса были построены сейсмостойкие трёх- и четырёхэтажные корпуса. Корпус, где находится карцерное отделение, был построен первым.

Пока шло строительство, было зарегистрировано восемь случаев побега особо опасных преступников.

— Общая территория изолятора вместе с постройками и внутренним двориком составляет 1,9 гектара. Корпусы разделены на женское и мужское отделения.

С 1978-го по 2001 год лимит содержания спецконтингента составлял 2 800 человек, но в следственном изоляторе содержалось до 5 000.

Перед закрытием СИЗО лимит вместительности сократился до 805 человек. В штабе служило порядка 300 сотрудников личного состава.


Этот транспортный КПП со смотровой ямой называется «шлюзом». Спецтранспорт со спецконтингентом заезжал на яму, задержанные выходили из машины, транспорт проверялся.

Учреждение ЛА-155/1 принимало спецконтингент со всего Казахстана. Ежедневно автозаки доставляли более пятидесяти человек.

Следователи и адвокаты заходили в здание через отдельный КПП.

Здесь находились дежурный помощник начальника СИЗО, оператор и заместитель дежурного помощника. Этажом выше была мониторная комната, где просматривались все помещения и камеры.

В комнате вооружения в сейфах хранились автоматы и пистолеты. Войсковой наряд по прибытии, согласно приказу № 63, сдавал огнестрельное оружие через окошко в комнату разоружения. Дальше сотрудники несли службу без оружия, имея при себе только резиновую дубинку, наручники и баллончик с аэрозолем.

Из «шлюза» спецконтингент переходил в сборное отделение и в этом длинном коридоре выстраивался вдоль стен в ожидании своей очереди.


Комната досмотра
Комната досмотра

Затем вновь прибывшие проходили через накопитель в комнату досмотра. Их личные вещи также подвергались тщательному обыску, а при подозрении на сокрытие внутри одежды или обуви посторонних предметов могли быть вспороты и осмотрены изнутри.

Вещи и верхняя одежда, не предназначенные для камеры, сдавались в каптёрки, которые находились на каждом посту.

В камере сборного отделения заключённые дожидались оформления. После прохождения досмотра и медосмотра работу проводили оперативно-режимные сотрудники. Приёмная процедура предусматривала снятие отпечатков пальцев нового арестанта, его фотографирование и опрос на предмет соответствия сопроводительным записям и имеющимся документам.

Затем заключённые шли в банное отделение, которое представляло собой предбанник и небольшое помывочное помещение, где сверху из нескольких кранов текла вода.

После санобработки подследственных конвоировали по камерам через узкие подземные коридоры, общая протяжённость которых составляет более 1 500 метров. Этими проходами соединены между собой пункт приёма передач, офицерская столовая, а также все корпуса изолятора, поэтому все перемещения сидельцев между зданиями — на допросы, в баню, в медсанчасть, а также на суды — осуществлялись строго под землёй. Все переходы ограничены локальными дверями.

— Подземные коридоры разделены между собой стеной, чтобы конвоируемые не пересекались друг с другом. Вдруг среди них окажутся подельники, — пояснил начальник изолятора.

VOX: А правда, что за пределами изолятора тоже есть тюремные лабиринты?

История говорит, что переходы вели далеко за пределы изолятора. Сейчас их уже нет.

VOX: А как насчёт призраков? Поговаривают, что здесь слышат стоны, голоса — тюрьма-то с историей.

— Говорят, что есть, но мне не встречались.

Мистики этим тёмным лабиринтам добавляет православный крест, выцарапанный на стене на высоте вытянутой руки. Как и когда он там появился, никто сказать не может. Есть версия, что когда-то это сделали заключённые. Но сколько бы этот крест ни заштукатуривали и ни забеливали, он всё равно появлялся вновь.

До моратория на смертную казнь, введённого в 2003 году, высшая мера наказания осуществлялась в СИЗО. Для этого здесь существовало специальное помещение. Сейчас это помещение замуровано.

Маленькие комнаты с закрашенным окном, прикрученными к полу столом и стульями — кабинки для работы следователей с арестованными и адвокатов с подзащитными. Все 28 следственных кабинок никогда не пустовали. Каждый день в них работало до восьмидесяти адвокатов.

Если для кого-то тюрьма это работа, то для кого-то — дом родной. Кто-то выходил из этих стен, чтобы больше никогда не вернуться, а кто-то, наоборот, прилагал на воле все усилия, чтобы вновь оказаться за решёткой. Как правило, такие «ходоки» не испытывали стрессов. Для многих тюрьма — это возможность выжить или «перекантоваться», ведь здесь и накормят, и ночлег дадут.

Между тем, знаменитостей здесь содержалось столько, что просто не хватит камер, если их сделать именными. Через ЛА-155/1 прошли высокопоставленные чиновники, политики, бизнесмены, криминальные авторитеты с громкими именами.

Были и попытки побега из СИЗО уже после его реконструкции. Один из них напоминает классический сценарий многих фильмов.

В конце 90-х – начале 2000-х была предотвращена попытка побега. Заключённый пытался разобрать стену, вытаскивая кирпичи. Дыру в стене он прикрывал простынёй, а кирпичи размельчал и отправлял в унитаз. Часть мусора выносил в карманах и выбрасывал в прогулочном дворике.

В истории изолятора также есть случай, когда беглого арестанта не поймали.


Давайте пройдём по коридору, или по «продолу», и заглянем в камеры, а по-тюремному — «хаты».

В четырёх корпусах изолятора 209 камер — 21 одиночная и 5 дисциплинарных изоляторов. Камеры 4-, 6-, 8-, 10- и 12-местные.

По словам начальника, VIP-камер в СИЗО нет. Для всех условия содержания одинаковы, будь то бомж, или «большой человек». 

В 90-х и 2000-х годах камеры были переполнены. Спали и ели заключённые по очереди.


Камера старого образца
Камера старого образца

Обстановка в каждой камере — деревянный или металлический стол в паре со скамейкой; «шконка» (или «шконарь») — лежанка, сваренная из металлических труб и полос, иногда вмонтированная в пол; небольшой шкафчик и, если повезёт, прикроватная тумбочка.

После подъёма лежать на «шконках» запрещалось вплоть до 22:00. Остальное время между тремя приёмами пищи и прогулкой арестанты проводили в камере, играя в настольные игры, читая или общаясь с сокамерниками.

Свет в камере не выключался круглые сутки. На окнах решетки — и изнутри, и снаружи. Через маленькое окно лучи солнца можно поймать с трудом, поэтому «сидельцам» всё время приходилось находиться в помещении с искусственным освещением.

А вот перебоев с отоплением в тюрьме никогда не было. По словам начальника, в камерах было жарко.


Камера нового образца
Камера нового образца

Что касается условий содержания, то подъём заключённых приходился на 06:00 утра. Потом завтрак, и в 08:00 — проверка. Обед в 13:00, ужин в 19:00, и ещё одна проверка. В 22:00 отбой. Но после отбоя в камерах начиналась другая, ночная жизнь, обязательном атрибутом которой была «дорога». Это ночная верёвочная система связи между камерами, по которой передавались, как правило, записки, чай, сигареты.


Туалет в камере старого образца
Туалет в камере старого образца

Туалетов с отдельными кабинками в местах содержания под стражей, как правило, нет: все удобства (на тюремном жаргоне «дальняк») располагаются непосредственно в камере и отделяются от основного пространства либо символической перегородкой, что не спасает от запахов и звуков, либо вообще никак. Смыв такого туалета осуществляется за счёт выведенного из раковины шланга.

Туалетная проблема является самой насущной в жизни арестантов — человек вынужден справлять нужду на глазах у остальных. Порой процесс сопровождается похабными шуточками со стороны сокамерников.

Но есть камеры поновее, с отгороженным в углу отхожим местом, со смывом из бачка. Но даже с этими туалетами связано множество всевозможных табу. К примеру, общие неписаные правила строго запрещают принимать пищу в момент, когда кто-то испражняется. И наоборот: если кто-то ест, другие должны потерпеть. 

«Карцер» с латыни дословно переводится как «темница». Даже многие заключённые говорят, что карцер — это «тюрьма в тюрьме». Такое определение вполне обоснованно, ведь карцер — это очень маленькое тёмное помещение, где заключённый должен находится совершенно один.

Помещение, отведённое под карцер, можно найти в каждом СИЗО, и везде эти помещения схожи по своему внутреннему обустройству. В нём более строгий режим по сравнению с установленным режимом обычной камеры.

Внутреннее обустройство помещений для нарушителей режима выглядит более сурово, чем в обычной камере: к стенам приделаны откидные нары, которые на период от подъёма до отбоя должны подниматься и запираться из коридора — это и вся мебель. Иногда присутствовал стол и стул, прикреплённые к полу или к стене.


Прогулочный дворик
Прогулочный дворик

Каждый день заключённым положено проводить часовую прогулку на свежем воздухе. Прогулочные дворики находятся на четвёртом этаже корпуса.

По сути прогулочный дворик — это практически та же камера с бетонными стенами, железной дверью и решёткой на потолке для доступа свежего воздуха и дневного света: даже на прогулке заключённые видят «небо в клеточку».

На прогулку поочерёдно выводились обитатели нескольких камер. Сверху за процессом наблюдал охранник.


Мы входим в пищеблок, где до сих пор не выветрился запах еды. Готовили еду в СИЗО вольно-наёмные повара. Пища в баках выдавалась через небольшое окно чуть выше пола, а хозобслуга разносила еду по камерам.

Хозотряд — осуждённые, которые остались отбывать сроки наказания в СИЗО, выполняющие работы по хозяйственному обслуживанию: раздатчики пищи (баландёры), электрики, сантехники, уборщики, разнорабочие.

Отношение к медработникам — или, как их принято называть, «лепилам» — в местах лишения свободы всегда было благодарным. Для зэков медчасть — это святое. Они даже никогда не называли её больницей. Только «больничка» — ласково, с любовью.

В санитарной части расположены несколько палат-камер, где, при надобности, «сидельцы» получали медицинскую помощь или стационарное лечение. В определённые дни в санчасти дежурили доктора разных специальностей: терапевты, дерматологи, стоматологи, окулисты. К ним заключённые могли заранее записаться на прием у фельдшеров, которые несли вахту круглосуточно.

Находящийся в СИЗО по закону имеет право на свидания с близкими родственниками.

В комнате для краткосрочных свиданий предусмотрены два ряда кабин, разделённых между собой перегородкой. Кабины также отделяются друг от друга перегородками. Все перегородки оборудованы двойным стеклом толщиной 6 мм каждое. В кабинах устанавливаются переговорные устройства — динамики или телефонные трубки.

В кабинах для подсудимых установлены двери с запорами с наружной стороны и прикреплённые к полу табуреты.



Женский корпус
Женский корпус

Численность женского населения в СИЗО всегда была значительно ниже, около 10% от мужского. В последние годы в камерах ЛА-155/1 содержалось в среднем 70–80 женщин.

Женский корпус, в том числе и штаб, обслуживал женский хозотряд.

В камерах женского корпуса бытовые условия всегда были более лояльными. Если для мужского контингента баня предоставлялась один раз в неделю, то женские камеры оборудованы душевой.

Для беременных, кормящих и больных всегда были и послабления в режиме, и улучшенное питание, включающее молочные продукты, овощи, фрукты. 

Женские прогулочные дворики, так же, как и камеры, выглядят куда уютнее по сравнению с мужскими.


Женский карцер
Женский карцер

Несмотря на то, что и среди женщин тоже были нарушительницы дисциплины и распорядка, их карцерное помещение выглядит не так сурово. А для беременных и мам с детьми водворение в карцер не применяется совсем.


Эти серые стены, ставшие безмолвными свидетелями человеческих судеб, в ближайшие годы ожидает снос. Управление архитектуры и градостроительства сообщило, что, согласно генеральному плану Алматы и проекту детальной планировки центральной части города, на месте ЛА-155/1 предусмотрено строительство многоквартирных жилых домов с объектами для обслуживания населения.

А вам, уважаемые читатели, хотелось бы жить в жилом комплексе, построенном на месте старого СИЗО, пусть даже и в центре Южной столицы?


Все наши материалы вы также можете оперативно получать на нашем канале в Telegram: https://t.me/VoxPopulikz.

Поделись
Алёна Мирошниченко
Алёна Мирошниченко