VOX POPULI voxpopuli 12 ноября, 2018 13:30

Помнят ли казахстанцы свои первые тенге?

Помнят ли казахстанцы свои первые тенге?
Фото: из свободного доступа в интернете
15 ноября наша страна отмечает 25-летний юбилей тенге. Давайте узнаем, что покупали на свои первые кровные тенге наши соотечественники.

Ерден Телемисов
Ерден Телемисов

Ерден Телемисов

актёр, режиссёр

— Я помню, тогда папа прибежал с работы с округлёнными глазами и говорит: «Всё, деньги пропали!».

«Но у нас же нет денег», — ответила ему мама.

На первые тенге родители купили продукты. Насчёт покупки одежды мы тогда и не думали, лишь бы на еду денег хватило!

В 93-м я был студентом первого курса. Помню, семье было очень тяжело: у нас было два студента — я и сестра. А родители были небогатыми: папа кузнецом работал, а мама — на скорой помощи. Я даже помню, в 90-х папе приходилось подрабатывать продажей запчастей. На рынке города Сарани он покупал запчасти подешевле, а продавал чуть дороже. Но нас всё равно родители выучили.

Курс тенге по отношению к доллару я не помню, я ими тогда не интересовался. Что-то около 4 тенге стоил доллар.



Андрей Нагин
Андрей Нагин

Андрей Нагин

сыродел, директор компании Stella Alpina

— Честно говоря, я не очень хорошо помню то время. Я тогда студентом был. Но мне запомнились тиынки — яркие, выпущенные из простой, чуть ли не офисной бумаги.

Я не могу сказать, что тогда мы накупили на первые тенге что-то особенное. При их обмене у нас не было в семье больших накоплений в рублях. И вообще сам обмен тогда был непонятным. Мы не знали, что нас ждёт завтра.

Помню, что процесс обмена денег проходил болезненно. Тогда, в лихие 90-е, мы все не жили, а выживали — это и отключения тепла и света, и задержки по зарплате. Родители у меня бюджетники-преподаватели. Бизнес ещё не развился.

Курс, который я помню: 4,47 тенге — 1 доллар. Мы ещё тогда в институте это обсуждали.

Так что я поздравляю всех нас с ростом экономики! И с нынешним курсом — почти 400 тенге за 1 доллар!



Адель Оразалинова
Адель Оразалинова

Адель Оразалинова

телепродюсер, телеведущая, общественный деятель

— В 93 году мне было 10 лет. Я не помню, как проходил процесс обмена денег, но в нашей семье этот вопрос бурно и долго обсуждался. Родители подсчитывали сбережения, переводили их по курсу, думали, оставлять ли рубли, все ли менять. «ТенЬге» называли, «тЭНге», «танга»… Я очень хорошо помню, что мой папа сохранил на память все виды советских купюр — от 1 рубля до 100.

Что тогда на тенге приобрела наша семья, я не помню. Но у меня были тиынки — квадратные фантики, некрасивые, нелепые, как будто бы не настоящие. Эти бумажки очень быстро замусоливались. На них можно было купить маленький стаканчик чёрных семечек и курт у бабушек на остановках, которые сразу вышли торговать во времена переломных моментов.

В те годы всем жилось тяжело. Но нашей семье повезло: мой отец был легендарным спортсменом, и у нас была возможность выезжать с ним в разные страны, где он работал тренером и игроком.

Курс доллара в силу возраста меня не интересовал. Но я думаю, что доллар тогда стоил меньше 10 тенге. Но вот году в 94-95-м «Киндер Сюрприз» стоил 50 тенге. Это была экзотика в то время. Какие там игрушки были красивые и качественные! Столько же стоил 1 доллар. И родители всегда говорили, что «киндер» стоит доллар. Нам с братом с каждой зарплаты покупали по «киндеру».



Аскар Мендыбаев
Аскар Мендыбаев

Аскар Мендыбаев

корреспондент и телеведущий

— Я хорошо помню ноябрь 93-го. У нас в Караганде ажиотажа не было.

Я тогда учился на первом курсе, и все деньги были у мамы. Да и денег-то особо не было. Обмененных тенге нам хватило лишь на то, чтобы как-то прожить месяц до следующей зарплаты.

Я хорошо помню, что мама мне выдала 5 тенге, и этих денег мне хватило на обед. Мало того, я ещё и однокурсников накормил. Помню, мы ели салат из капусты, котлеты и яйцо под майонезом.

А ещё в ноябре мы получили деньги за «сельхозку», и у меня вышло что-то около 15 тенге. Бутылка водки тогда стоила 5 тенге. И мы, первокурсники, тогда накупили всего, что только можно было купить в 93-м, и праздновали.

В 94-м я подрабатывал художественным руководителем Дворца культуры студентов, и мне выплачивали зарплату — 30 тенге.

Жизнь в 90-х не была связана именно с приходом тенге. Это были сложные годы в экономическом плане. Тогда всем жилось очень тяжело, и такие продукты, как крупы, макароны, растительное масло, закупались впрок. Мы всё время ели картошку, потом появилась китайская лапша, что разнообразило наше меню.

Это время для меня ассоциируется с холодом: неотапливаемые аудитории КарГУ, где мы на лекциях сидели в китайских пуховиках, холодный Дворец студентов.

Курс доллара я хорошо запомнил: около 5 тенге. А потом, когда он начал стремительно расти с каждым годом, мы даже это высмеивали в КВН. Другое дело, что мы долларами не пользовались — у нас их просто не было.



Алексей Малютин
Алексей Малютин

Алексей Малютин

руководитель проекта «Шеф-повар на дом»

— Помню, тогда мы купили что-то из продуктов, но что именно, затрудняюсь ответить.

Тогда меня удивила мелочь. Это были бумажные тиынки, и их нужно было отрывать из книжечки. Это было прикольно.

С приходом тенге жизнь нашей семьи в материальном плане особо не изменилась. И новые деньги мы ещё какое-то время называли по привычке рублями, потому что купюра в 3 тенге была похожа на наш советский рубль. И за 3 тенге тогда можно было проехать на такси через весь город.

Тогда я думал, что с введением тенге наша жизнь станет лучше, и возлагал большие надежды на нашу валюту. Я даже собрал коллекцию всех казахстанских купюр, какие были в обороте. Сейчас я так не думаю.

Курс доллара по отношению к тенге в 93-м я не помню. Но чуть позже в 90-х он был что-то около 40 тенге за доллар. Мы тогда в парке Горького сладкой ватой торговали, и у нас она стоила 30 тенге.



Алёна Мирошниченко
Алёна Мирошниченко

Алёна Мирошниченко

журналист

— Я хорошо помню то утро, когда начался обмен денег. В то время я работала в шоу-балете, и накануне нам на каком-то крутом корпоративе за выступление выплатили по $100. У меня в руках была бумажка с портретом Франклина, и я очень хотела поскорее обменять её на наши новенькие тенге. Я поехала на Зелёный базар и купила себе за $50 зимние сапоги. Это по тому курсу было около 240 тенге — целых две зарплаты. Вообще цены на вещи были какими-то шальными и непонятными. Торгаши пользовались экономическими переменами. Помню, ещё накупила гостинцев домой: всяких вкусностей, фруктов на базаре, в «комке» — «Сникерсов»-«Марсов», колы, жвачек, какой-то ужасный голубой ликёр.

После обмена денег наша семья жила как все: китайская лапша, задержка зарплат. Но как-то выкручивались, выживали. 

Курсы доллара я неплохо запомнила по годам, потому что откладывала заначку всегда в американской валюте — она мне всегда казалась надёжнее.


Напомним, что обмен прежних рублей на новую национальную казахстанскую валюту — тенге — стартовал 15 ноября в 8 часов утра. Обмен длился пять суток. Каждый гражданин старше 16 лет мог обменять тогдашние «деревянные» рубли по курсу 500 рублей к 1 тенге. На эту новенькую, пахнувшую типографской краской банкноту с изображением Аль Фараби можно было купить две булки хлеба, а проезд в автобусах тогда стал стоить 10 тиын. Бензин марки АИ-76 — 1,12 тенге, килограмм говядины — 7 тенге. Курс по отношению к американской валюте тоже разительно отличался от нынешнего 1:372 — тогда 1 американский доллар стоил 4 тенге 75 тиын. А зарплата среднестатистического казахстанца составляла 120 тенге.

Поделись
voxpopuli
voxpopuli