VOX POPULI Виталина Калкаева 29 марта, 2020 08:00

«Никому не пожелаю через это пройти»: Интервью с казахстанкой, зараженной коронавирусом

«Никому не пожелаю через это пройти»: Интервью с казахстанкой, зараженной коронавирусом
Фото: из личного архива героини
«У вас положительный результат на коронавирус». Страшно ли такое услышать, знает Алина Джанзакова, у которой на днях подтвердился этот диагноз. Она рассказала Vox Populi, почему заразилась, как на самом деле проходит ее лечение и что происходит там, за стеной инфекционной больницы в Алматы.

Алина Джанзакова, 30 лет
Алина Джанзакова, 30 лет

VOX: Алина, где, по-вашему, вы могли «поймать» коронавирус?

— 19 марта в 4 утра мы с подругой вернулись в Алматы из поездки в Тбилиси. Как вы знаете, Грузия не входит в список опасных для посещения стран, и наш маршрут был вполне безопасным: Алматы — Тбилиси — Алматы, с пересадкой в Стамбуле. Вернуться домой мы должны были 21 марта.

Но 17 марта наш рейс отменили, и мы тут же купили билеты на прямой рейс Тбилиси — Алматы. Мы даже обрадовались, что не нужно будет делать пересадок и так будет безопаснее. Но и этот рейс Air Astana отменили, сообщив нам о том, чтобы мы сами искали способ добраться до Стамбула, откуда будет обратный рейс в Алматы. Нам ничего не оставалось, как собрать вещи и ехать в аэропорт. Там сотрудница авиакассы помогла нам найти транзитный рейс через Минск, и в тот же час мы уже стояли на стойке регистрации. Если бы мы знали, что позже рейс Air Astana все-таки будет организован, мы бы остались ждать.

В Минске нас ждал весьма неприятный сюрприз. Власти Беларуси открыли множество транзитных рейсов для европейских стран, включая Францию, Германию и другие, находящиеся в первых категориях опасности. Поэтому на борту мы уже были не с соотечественниками, возвращающимися из Грузии, а со всеми другими путешественниками из «хардкорных» мест.

На борту я почти сразу заметила женщину, которой очевидно было очень плохо. Через время она начала жутко кашлять сухим кашлем. Судя по всему, у нее была температура и головная боль, так как она даже не могла сидеть и простояла весь полет, уткнувшись головой в спинку сиденья. На ней не было маски, и она спокойно ходила в туалет, перемещалась по салону.

VOX: Как отреагировали сотрудники борта? Дали ей хотя бы маску?

— Нет, никак не отреагировали и маску не дали. Но и нет подтверждения, что она была больна коронавирусом.

В самолете мы с подругой были в дичайшем стрессе, ощущение было, что сидим рядом с террористами, как будто в самолете бомба, и мы все умрем.

Когда приземлились в Алматы, нас выпускали после измерения температуры тепловизором. Как я поняла, тех, кто прилетел из стран опасной категории, собирали в отдельную очередь. Я думаю, после этого их отвезли на карантин.

Мы же, возвращавшиеся не из Европы, прошли паспортный контроль и подписали расписку о соблюдении домашнего карантина. Кашляющую женщину на паспортном контроле я так и не увидела.

Если проанализировать, мы находились в герметичном пространстве 4,5 часа с женщиной, которая явно была заражена. Получается, что весь борт, а это примерно 120 человек, автоматически становится переносчиками вируса. Большая часть пассажиров были моими ровесниками либо немного старше или младше меня.

В чем главная опасность? Тест делают только тем, у кого есть явные симптомы коронавируса. Остальные же, кто вполне могут быть пассивными переносчиками вируса, не будут знать о своем диагнозе, просто бессимптомно перенесут заболевание, и всё.

Сотня молодых людей на борту, которые думают, что они не опасны для общества, так как у них нет никаких симптомов, пойдут и встретятся с друзьями. Или, как минимум, с родственниками дома. В лучшем случае они передадут вирус своим ровесникам, которые либо тоже не заболеют, либо перенесут болезнь без осложнений. В худшем — один передаст второму, второй — третьему, а третий принесет вирус домой и заразит мам, пап, дедушек, бабушек или других членов семьи со слабыми легкими. А для них это уже может закончиться летальным исходом.

Мы знали об опасности и подстраховались: перед полетом пили иммуностимуляторы, на борту самолета регулярно меняли маски на свежие, каждые 15 минут (без преувеличений, потому что я очень нервничала и постоянно смотрела на часы, контролируя время полета) обрабатывали руки санитайзером, а телефон и окружающие поверхности — девяностопроцентным спиртом. И вообще без всякого стеснения разбрызгивали вокруг себя спирт, он у нас был с распылителем.

Сейчас руки стали жутко сухими из-за постоянного мытья и использования санитайзера. Крем для рук не помогает.

Домой я добралась на такси, ручки и поверхности внутри машины обработала спиртом. Данные таксиста позже передала медикам. Дома была одна. Дочка на тот момент находилась со своим отцом. Держала руку на пульсе, чтобы в случае проявления симптомов сразу вызвать скорую. Сумку тоже собрала на случай госпитализации.

Обидно только то, что физически нереально проконтролировать всех. Можно бесконечно ругать правительство, но и понять их можно: ситуация беспрецедентная, нет выверенного протокола и не хватает персонала, чтобы осуществить этот контроль.

У меня есть множество вопросов к авиалинии Belavia, которые, перевозя пассажиров из «горячих точек», не произвели никаких проверок, даже температуру никому не измерили. Но по этому поводу я еще обращусь в официальном порядке.


Фото: orheitv.md

VOX: Как проявились симптомы коронавируса?

— На следующий день после прилета у меня появились сухой кашель и першение в горле. На второй день симптомы не прошли, и я вызвала скорую. Фельдшеры мне сказали, что свозят меня «на часик, сделать экспресс-тест», но, как оказалось, ждать результатов нужно 3 дня. Тогда я думала о том, что заболеть мне совсем не страшно — наоборот, так мой организм выработает антитела и иммунитет к этому вирусу. Я боялась лишь заразить кого-либо.

В итоге привезли меня в инфекционную больницу и положили в палату, через час взяли анализ, появилось жжение в области груди, но я думала, что это из-за запаха хлорки. Соседки по палате были госпитализированы ранее и ждали результата первого теста. Позже вышла информация, что первый тест недостоверный и выявились случаи, где при повторном тестировании выходили положительные результаты, поэтому мы все будем пересдавать. У девочек была ангина и температура, их лечили антибиотиками, ставили капельницы. Так как они были госпитализированы раньше меня, у них второй результат вышел быстрее, их выписали в тот же день. А меня тем временем перевели в другое отделение и поместили в палату на пять человек.

Все мы ждали результатов повторного теста. Ночью выяснилось, что у меня положительный результат, и в час ночи меня срочно положили в отделение с больными коронавирусом. Когда мне объявили об этом, я не удивилась. Это было то, чего следовало ожидать.

VOX: Из чего складывалось ваше лечение? Как самочувствие сейчас?

— Никаких симптомов сейчас нет, кашель и першение в горле прошли на второй день, температура не поднималась. Максимально — 36,2оC. Единственное — пропало чувство вкуса. Сначала я думала, это больничная еда такая, но потом мне друзья привезли мое любимое блюдо. К сожалению, его вкус я тоже не почувствовала.

Дыхание у меня чистое, легкие — тоже. При осмотре сказали, что горло красное, воспалены лимфоузлы. Мне назначили сильный противовирусный препарат, который применяют при ВИЧ-инфекции.

Теперь уже понятно, что у меня было легкое течение болезни, но всё равно я бы никому не пожелала через это пройти.

VOX: Как работает медперсонал больницы?

— Если честно, я им очень сочувствую. Видно, что они очень устали, но пациентов поддерживают, как могут. Мало того, что они работают в круглосуточном режиме, так еще и выслушивают недовольство пациентов. Они даже не ходят домой — живут здесь, в больнице. У медперсонала отдельные палаты для ночлега.

VOX: Что говорят врачи? Сколько продлится ваше лечение?

— Сроков не сообщили, будут наблюдать за тем, как на лечение отреагирует мой организм, и за возможными побочными эффектами от препаратов.

Сейчас я нахожусь одна в четырехместной палате и переживаю лишь о том, что контактировала с людьми при «переезде» из одного отделения в другое. Плюс те девушки, с которыми я была в палате. Их ведь выписали. И они поехали домой, там встретились с родными. Не нужно было их отпускать, пока не вышли мои результаты теста. Эта цепочка составляет, как минимум, 7 человек.

Других больных я не вижу, мы изолированы друг от друга, но я видела, что каждые 10 минут приезжает скорая, привозит людей. Некоторых — с чемоданами. Скорее всего, прямо из аэропорта.

VOX: А как чувствует себя ваша подруга, с которой вы летели вместе?

— Ее самочувствие отличное, она на домашнем карантине. Ежедневно на связи с врачами.

Буквально вчера соседи сообщили, что наш дом оцепили, всё обрабатывают и дезинфицируют.

VOX: Как, по-вашему, изменится ли мир после этой эпидемии?

— Надеюсь, люди изменят свои ценности, будут бережнее относиться к природе и друг к другу, начнут ценить свою жизнь и перестанут есть всякую дрянь.

Поделись
Виталина Калкаева
Материалы по теме