VOX POPULI Наталья Першина 13 января, 2020 08:00

Не пытайтесь помочь пострадавшему: Правила безопасности в алматинском метро

Фото из архива КГП «Метрополитен» г. Алматы
Фото из архива КГП «Метрополитен» г. Алматы
Что делать, если вы упали с платформы, а рядом – контактный рельс под напряжением? Как вообще он выглядит? Как помочь человеку, если он упал на пути? А если в метро происходит конфликт или другая чрезвычайная ситуация? Про безопасность пассажиров и правила выживания в алматинской подземке рассказывает автор Vox Populi Наталия Першина.

Ежедневно в алматинское метро спускаются около 46 тысяч человек. Год от года количество пассажиров растет – метро как вид транспорта в Алматы становится все популярнее. Для сравнения: в 2018 г. услугами подземного перевозчика воспользовались 14,8 млн. человек, а в 2019 г. уже 16,3 млн. пассажиров. Всего с момента открытия вагоны метро перевезли 87,3 млн. человек. При таком скоплении людей надо быть готовым к любым неожиданностям.


Человек на рельсах!

Недавно на одной из станций метро пассажир внезапно упал с платформы на рельсы…

- У парня закружилась голова и он упал буквально перед прибытием поезда, - пояснил  Нурлан Кадыркулов, начальник службы движения КГП «Метрополитен» г. Алматы. – Машинист вовремя увидел и совершил экстренное торможение, поезд остановился в 20 м от пострадавшего. Человеку оказали помощь, подняли обратно на платформу, с ним все в порядке.

VOX: Как машинист видит, что происходит на платформе?

- Он видит, что происходит метров за сто до платформы. Поэтому и падающего человека увидел заранее.

VOX: С какой скоростью движутся поезда?

- Максимальная скорость 60 км/ч, на станцию заходят со снижением до 20-25 км,ч.

VOX: Но ведь поезда не единственная опасность на рельсах, есть еще электричество…

- Да, огромную опасность представляет контактный рельс. Он покрыт желтым коробом, поэтому сразу бросается в глаза. По нему как раз поступает электропитание для поездов – напряжение от 825 и почти до 1000 Вольт. Даже слегка коснуться такого рельса очень опасно. Короб защищает рельс сверху и по бокам, но снизу он остается незащищенным, потому что там к нему подключается поезд. Лучше держаться от этого рельса как можно дальше, чтобы даже нечаянно с ним не соприкоснуться.

Гиблое место – тот самый контактный рельс, защищенный желтым коробом – на станции «Жибек Жолы», «Абай» и еще нескольких выглядит именно так: стоя на платформе, его можно не заметить. На других платформах (например, станция «Алатау») рельс хорошо виден, так как находится посередине.

VOX: Что происходит, когда кто-то падает с платформы?

- У наших служб четкий алгоритм действий. На станции всегда есть дежурный по обслуживанию пассажиров и, вероятнее всего, он первый увидит и сообщит другим службам. Они сначала остановят поезда, которые движутся в этом направлении. Хотя машинист и сам успеет увидеть. Если в зоне станции никого нет, машинисту сообщат по рации.  Обычно все сразу в курсе, включая дежурного по станции, медиков, полицию. Мгновенно дается заявка на отключение энергии - в течение минуты буквально. Дежурный по обслуживанию пассажиров сообщает дежурному по станции, тот – поездному диспетчеру, тот, в свою очередь, через энергодиспетчера отключает подачу электроэнергии. И дежурный по обслуживанию пассажиров, если необходимо, с медиками и полицией может спуститься на рельсы, чтобы помочь упавшему, поднять его наверх.


Фото: Из архива КГП «Метрополитен» г. Алматы

На каждой станции метро есть такое сходное устройство с лестницей. С его помощью работники спускаются на пути, а также могут поднять с рельсов пострадавшего пассажира или упавший с платформы предмет.

VOX: Как быть остальным пассажирам? Пытаться помочь? Что вообще делать – и тому, кто упал, и тем, кто оказался свидетелем происходящего?

- Во-первых, ни в коем случае не пытаться помогать пострадавшему, прыгать за ним или поднимать его с рельсов!

Прежде всего, если вы упали, максимально подвиньтесь на противоположную сторону от контактного рельса, прижмитесь к стенке. Лежа. Между стеной и путями можно остаться в сохранности, если вдруг придет поезд. Конечно же, машинистов оповестят, или они увидят сами, но эта мера безопасности лишней не будет – держаться как можно дальше от путей и контактного рельса.

Если вы в состоянии двигаться, идите по ходу следования поезда. В передней части платформы между рельсами есть полосатая рейка – место остановки поезда. Если вы за этой чертой, поезд до вас не дойдет, а машинист будет хорошо вас видеть. Но ни в коем случае не пытайтесь выбраться самостоятельно!

VOX: А свидетелям как быть? Часто люди из лучших побуждений кидаются на помощь…

- Этого как раз делать нельзя. Лучше сообщить дежурному, если по каким-то причинам он сразу не увидел, что произошло. И тогда в течение 5 – 10 минут пострадавшему помогут. Иначе «спасатели» могут навредить и себе, и тому, кого спасают. Могут задеть контактный рельс, если электричество не успели отключить, или просто покалечить человека, пытаясь поднять его на платформу, которая находится слишком высоко. Поэтому для спуска к путям и подъема есть специальное сходное устройство, его приведут в действие после того, как отключат контактный рельс.

Еще одна опасная зона – эскалатор. По словам работников метро, особенно чувствительные к перепадам давления люди нередко теряют здесь сознание. Благо повсюду есть камеры наблюдения, и таким посетителям вовремя оказывают помощь.


Безопасные перевозки

VOX: Кто отвечает непосредственно за безопасность пассажиров?

- Машинист следит, чтобы никого дверью не прищемило. Случается, что у детей ноги проваливаются между поездом и перроном. Есть сенсоры – если человек вдруг застрянет в дверях, они не закроются. Случается, что нога человека между поездом и платформой, а в зону сенсора он еще не попал: были у нас и такие происшествия на станциях. Не зря по громкой связи в метро все время напоминают не выходить за линию на платформе.

VOX: Кто за этим следит?

- Дежурные по безопасности пассажиров. Они не только отвечают за безопасность на платформе – предупреждают, свистят, просят зазевавшихся пассажиров отойти от края платформы на безопасное расстояние, они еще утихомиривают разыгравшихся детей. В метро нельзя играть с мячом, кататься на велосипедах и на роликах. Дети сегодня совершенно неуправляемые…

VOX: А что могут работники метро сделать? За шиворот в полицию привести? Родителей вызвать, как в школу, и оштрафовать?

- Для начала просто предупреждаем. Если не действует, вызываем полицию – у нас на каждой станции обязательно есть дежурные пункты. Тогда уже полицейские сами разбираются, родителей вызывают. То же самое с пассажирами, которые грубо нарушают правила или затевают конфликты.

VOX: А если возникла драка между пассажирами?

- Машинист так же сообщает диспетчеру и остальным службам, вызывает полицию. Если драка возникла на пути от одной станции до другой, навстречу поезду выйдут сотрудники полиции и медики. Не бывает так, чтобы нарушитель подрался и убежал. Его обязательно проследят – на какой станции вышел, к какому выходу пошел. Пока нарушитель поднимется наверх, его обязательно задержат. У нас бывали подобные стычки, пассажиры жаловались. Полиция в этих случаях просто перекрывает хулигану проход. У нас есть еще и ситуационный центр, откуда видно все, что происходит на станциях и в поездах. Сотрудники могут показать полицейским нарушителя, дать подробное описание.

«Всевидящее око» - ситуационный центр. Операторы видят все: станции, эскалаторы, кассовые зоны. В кассовых зонах можно даже слышать, о чем говорят пассажиры. Любой конфликт не останется незамеченным.

На этом экране поездной диспетчер видит момент прибытия и отбытия каждого поезда, на каких участках пути находятся подвижные составы. В подчинении у него находится до 90 человек. Наблюдает за работой операторов и поездного диспетчера дежурный по метрополитену, который координирует работу всех служб.

В соседнем помещении находятся все остальные диспетчеры: ПТС (путей и тоннельных сооружений), АСС (системщики, отвечают за программное обеспечение), а также энергодиспетчеры. В случае любого ЧП они мгновенно реагируют на происходящее.

Метро – это режимный объект и полувоенная организация, где большая часть сотрудников имеет воинские звания. Начальник станции, например, в звании майора, поездной диспетчер – капитан.

Сегодня здесь работает около полутора тысяч сотрудников. С появлением новых станций штат метро расширяется. Большая часть этих людей делает свою незаметную работу под землей даже тогда, когда город над метрополитеном спит. Что происходит в подземных тоннелях и на станциях в это время? Читайте в следующем репортаже Vox Populi.

Поделись
Наталья Першина
Материалы по теме