VOX POPULI Анель Апи 26 апреля, 2019 09:00

Медицинский туризм: почему казахстанцы едут на лечение за рубеж?

Медицинский туризм: почему казахстанцы едут на лечение за рубеж?
Фото: Анель Апи
Нам повезло, мы живем в эпоху открытых границ и имеем право жить, работать и лечиться в той стране, где нам удобнее и надежнее. Медицинский туризм уже далеко не редкость. Есть ряд стран, которые заслужили высокое доверие к своей медицине. Этому способствовали высокая экономика, передовое медицинское оборудование, а также уровень мастерства и образование медицинских работников. В Казахстане медицина тоже не стоит на месте, но плюсов пока не так много, а вопросов по улучшению качества медицинского обслуживания — достаточно. Поэтому те, кто имеют возможность поехать лечиться за границу, стараются это сделать. Мы поговорили с Владимиром Теном, который занимается организацией лечения за рубежом, и расскажем вам его историю.

Владимир Тен
Владимир Тен

Когда Владимир учился на четвертом курсе медицинского университета, он сильно заболел. Парню провели операцию, после которой возникло осложнение — спаечная болезнь.

— Если говорить простым языком, то это когда между частями кишечника образуются отверстия, петли кишечника соединяются лишней соединительной тканью и нарушается пищеварение.

Это вызывало сильные боли в области живота, и Владимир не мог набрать вес. Он весил 37 килограммов при росте 170 сантиметров. Два года молодой человек был в академическом отпуске и приходил в себя после болезни. За эти два года он набрал всего 2 кило, боли не прекращались, а врачи ничем не могли помочь. Они отказывались лечись Владимира, ссылаясь на его истощенность и опасаясь, что он не переживет еще одну операцию.

Однако смиряться с тем, что всю жизнь придется провести на таблетках, с постоянными болями, и не иметь возможности жить полноценной жизнью, Владимир не хотел. В тот момент в их семье произошло несчастье. Младший брат Владимира, который жил и учился в Южной Корее, попал в серьезную аварию. Он ехал на мотоцикле на высокой скорости и врезался в автомобиль. Травмы были очень серьезными. Но корейские врачи, можно сказать, собрали парня по кускам, и он пошел на поправку. К нему поехала мама. Находясь в Корее, она показала снимки Владимира местным врачам, и они дали свою оценку — сказали, что гарантий нет, но можно попробовать его вылечить. Появилась надежда, да и тот факт, что брата практически спасли от смерти, придавал Владимиру огромную уверенность в положительном исходе его лечения в Корее.


Доктор Ким Джу Ми
Доктор Ким Джу Ми

— Я приехал в больницу в 9 утра, а уже в обед вместе с врачом мы приняли решение об операции. Меня отвели в палату и начали готовить к операции. Ее назначили на следующий день. За время болезни я сильно истощился, почти до дистрофии, и вряд ли перенес бы операцию в таком состоянии. Мне назначили капельницы с питательной смесью. Она должна была восстановить меня за один день. В Казахстане такой смеси нет, она у нас не зарегистрирована. Поэтому казахстанские врачи не могли меня восстановить и боялись проводить операцию.

Через четыре дня после проведенной операции начались новые осложнения. Кишечник Владимира совсем перестал работать. О таком исходе врач предупреждал заранее, и к этому были готовы. Неделю Владимир жил только на питательной смеси и ничего не ел.


Профессор Рю Чи Енг
Профессор Рю Чи Енг

Организм никак не хотел восстанавливаться. Было решено провести еще одну операцию. На этот раз всё прошло хорошо. Из-за осложнений и долгой реабилитации Владимир задержался в клинике почти на два месяца. Всё это время он не переставал удивляться уровню местной медицины. Карагандинские больницы, в которых он проходил практику во время учебы и лечился, не шли ни в какое сравнение с корейскими клиниками.

— В первую очередь, нужно понимать, что Южная Корея стоит на 10-м месте по уровню экономики. Естественно, их медицина находится на высоте. Например, у них в стране 207 аппаратов ПЭТ-КТ (позитронно-эмиссионная томография, используется для диагностики онкологических заболеваний — прим. авт.). А в Казахстане и аппаратов МРТ агнитно-резонансная томография — прим. авт.) с индукцией в 3 тесла наберется максимум 5. Но сравнивать уровень медицины в Корее и в Казахстане просто некорректно.


Консультация по лечению в Южной Корее
Консультация по лечению в Южной Корее

— У нас много плюсов: в каждом областном центре есть кардиохирургический комплекс — это огромный плюс; у нас низкая смертность при родах и низкая детская смертность; у нас хорошо работают родильные дома и скорая медицинская помощь. Но высокотехнологичная медицинская помощь в нашей стране доступна еще не всем. Количество квот ограничено, а сложные операции проводят в основном только в столице и в Алматы. Это проблема и финансирования, и коррупции, и многого другого. В Казахстане медицина нуждается в трех вещах: высокотехнологичном оборудовании, системном подходе к лечению и в подготовке врачей.

Вернувшись домой, Владимир, будучи еще очень слабым и истощенным, с пониженным гемоглобином и бледным лицом, не мог не делиться своей радостью от выздоровления. Он рассказывал об этом всем своим друзьям и знакомым. А через полгода молодому человеку предложили стать партнером корейской больницы, чтобы искать пациентов и помогать людям с лечением за рубежом. Так появился Med Most — представительство зарубежных клиник. В паре с Владимиром работает его бывшая одногруппница Дана Шаймерденова.


Бывший пациент, прошедший лечение в Корее
Бывший пациент, прошедший лечение в Корее

В первый год Med Most помог двоим пациентам, во второй — одиннадцати, а в 2018-м их количество выросло до 57 человек. Все они успешно съездили в клиники других стран и поправили свое здоровье. Чаще всего за границу едут люди с онкологическими заболеваниями. Во-первых, в Казахстане лечение таких заболеваний находится на невысоком уровне, и врачи порой ничем не могут помочь, а во-вторых, ради излечения от такого рода недугов люди готовы платить любые деньги.


Один из первых пациентов, получивший лечение за рубежом благодаря Владимиру Тену
Один из первых пациентов, получивший лечение за рубежом благодаря Владимиру Тену

Лечение за рубежом требует немалых затрат. В среднем оно обходится в 10 000–50 000 долларов. Если же речь идет только об обследовании, потребуется около 1 000 долларов, не считая затрат на перелет и проживание. Перелет в среднем стоит 260 000 тенге. Но когда речь идет о спасении жизни, никаких денег не жаль. Помимо онкобольных, за рубеж едут пациенты с заболеваниями сердечно-сосудистой системы, суставов и позвоночника, с бесплодием, за процедурой ЭКО, а также для получения услуг в области пластической хирургии.

Иногда клиника может отказать пациенту. Это происходит в том случае, если транспортировка больного опасна для его здоровья. Вызвать врача из-за рубежа не получится, ведь преимущество лечения за рубежом — это не только высокотехнологичное оборудование, но и более важный аспект: системный подход в лечении. Например, все многопрофильные корейские клиники работают по принципу «умного госпиталя»: данные хранятся на одном мощном сервере, и все врачи, включая медсестер и лабораторию, могут в режиме онлайн как проверять состояние больного, так и назначать лечение. Это устраняет вероятность медицинской ошибки и экономит время.

Уже три года Владимир занимается медицинским туризмом, его проект Med Most помог многим людям. На празднование трехлетия собрались бывшие пациенты и их родители, а также врачи из Южной Кореи. В теплой дружеской атмосфере они вспоминали историю Владимира, то, как он выздоровел, звучали слова благодарности и пожелания дальнейших успехов. Сейчас Владимир работает не только с южнокорейскими клиниками. Он помогает согражданам попасть в клиники Израиля, Беларуси, Германии, Индии, Турции и России. В планах стоит вопрос о том, чтобы привозить пациентов в Казахстан из-за рубежа.

Владимир также работает с казахстанским клиниками: Национальным научным кардиохирургическим центром, Больницей Медицинского центра Управления делами Президента РК и Национальным научным медицинским центром. Все они находятся в столице.

— Когда к нам обращаются за помощью, главным критерием выбора клиники — в Германии, Корее или Казахстане — является то, где пациента вылечат хорошо. Если лучшим вариантом будет казахстанская больница, то я рекомендую ее. Второй критерий — пожелание самого пациента. Если он хочет лечится, допустим, только в Германии, то мы ищем вариант в Германии.

К слову, со своих клиентов Владимир не берет денег. Его агентскую работу оплачивает только сторона клиники.


Елена и Радмир Тен
Елена и Радмир Тен

Семья Владимира поддерживает его во всем. Супруга Елена, с которой они вместе с 2016 года, по образованию психотерапевт и во многом понимает мужа и род его деятельности. Старшие дочери Елизавета и София и младший Радмир пока дарят папе только свою любовь и искреннее счастье. Думаю, когда у человека такая сплоченная семья, хочется жить и работать ради их счастья и дарить другим надежду и поддержку.

Делать свое дело хорошо и по совести может только тот, кто знает суть вопроса изнутри. После долгих поисков лечения на родине и в России, отсутствия отклика от врачей, сомнительных предложений с различных сайтов зарубежных больниц и долгого восстановления в корейской клинике Владимир точно знает, как не прогадать и найти подходящее лечение за рубежом. Он делится своим опытом и помогает людям. Конечно, было бы намного лучше, чтобы в нашей стране медицина не отставала от мировых стандартов и у людей не возникало необходимости прибегать к услугам зарубежных клиник. Возможно, благодаря таким неравнодушным людям, как Владимир Тен, ситуация будет только улучшаться. Так что всем добра и здоровья!

Поделись
Анель Апи