VOX POPULI Алёна Мирошниченко 15 марта, 2019 17:00

Маленькая родина: Село Бескайнар (Горный садовод)

Маленькая родина: Село Бескайнар (Горный садовод)
Фото: Алёна Мирошниченко
Сегодня мы предлагаем вам заглянуть в село Бескайнар, которое многие по привычке называют Горным садоводом, напоминающее маленькую швейцарскую деревню, с её рассеянными по возвышенностям и низинам частными домами. Чем сейчас живёт этот населённый пункт, расположенный у подножья гор Заилийского Алатау и когда-то считавшийся одним из ведущих производителей фруктов в советском Казахстане? Давайте узнаем.

Совхоз Горный садовод образовался в 1958 году. В 1992-м он был переименован в Бескайнар.

Село Бескайнар (каз. «Бесқайнар» — «пять источников») находится в 17 км от границы Алматы, в ущелье Котырбулак, в юго-западной части Талгарского района и входит в состав Бескайнарского сельского округа, являясь его административным центром. Руководит округом с 2009 года аким Мейржан Адилбеков.

В границы округа также входит маленький посёлок с одноимённым названием Котырбулак, на территории которого располагается военный кадетский корпус «Арыстан». 

По данным акимата Талгарского района, в селе Бескайнар проживают 1887 человек. По факту же — около 4000, включая алматинцев и жителей области, которые имеют в селе дачу или загородный дом.

Население представлено шестнадцатью национальностями.

Климат в районе резко континентальный, с жарким летом и холодной зимой. К слову, зима в Бескайнаре наступает раньше, чем в Алматы, а потом не спешит уходить вплоть до середины апреля. И в любое время года с любой точки здесь открываются живописные виды на заснеженные пики Заилийского Алатау.

Местные предгорья богаты чернозёмом, что в 50-годы прошлого столетия послужило основой развития садоводства.



Арман Джабаев
Арман Джабаев

Арман Джабаев, главный специалист аппарата акима Бескайнарского сельского округа: 

— Совхоз раньше выращивал яблоки, груши, сливу, малину, клубнику, смородину и другие фрукты. Здесь же всё и перерабатывалось.

Яблоневым садам насчитывается уже 45 лет. Конечно, сады старые и много лет не обновлялись. Плодоовощные предприятия, существовавшие на территории села, не действуют с момента распада Союза, а раньше здесь были и гаражи, и строительный двор, и цветочная оранжерея — одна из ведущих в области. Во времена независимости никто это всё поднять не решился.

— Начиная с 90-х годов население обновилось, а многие старожилы уехали — кто в Россию, кто в Германию.

Раньше у нас были амбулаторная больница и фельдшерско-акушерский пункт, но в связи с оттоком населения в 90-х больницу убрали. Сейчас остались только магазины, два детсада, два кафе.

Что касается мест отдыха, то до распада Союза на территории работали пионерские лагеря: «Лесная сказка», «Искорка», пансионат «Тау Самал», турбаза «Алматау».

Сейчас «Лесная сказка» — современный горный курорт, а на месте «Искорки» открыт кадетский корпус «Арыстан».

— Горнолыжный комплекс «Табаган» планируют модернизировать, и сейчас он находится на реконструкции, работает только один подъёмник.

Местных жителей работой у нас сейчас обеспечивают «Лесная сказка» и «Тау Самал». В «Сказке» 50% сотрудников — наши местные, а в «Тау Самал» — все наши. Это хорошо, потому что люди раньше ездили на работу в город, а сейчас у них даже развозка есть.


Мечеть села Бескайнар
Мечеть села Бескайнар

— На сегодняшний день в селе 11 улиц. Несколько лет назад нам провели газ, отремонтировали дорогу, ведущую до талгарской трассы.

Криминогенная обстановка здесь спокойная: жители все друг друга знают. У нас работают два участковых.

Бескайнар я очень люблю, ведь здесь прошло моё детство — садик, школа № 20. Потом я даже четыре года проработал там учителем.

Когда-то два этажа этого кирпичного строения в центре села занимали исполком и столовая. Потом оно было продано под гостиницу, был надстроен третий этаж, но гостиницу так почему-то и не открыли.


Средняя школа № 20 села Бескайнар
Средняя школа № 20 села Бескайнар

Сейчас главным административным зданием в селе является школа. При школе расположены и акимат, и медпункт.



Людмила Подольская
Людмила Подольская

— С 1958 года всё предгорье стали засаживать фруктовыми садами. Саженцы тогда ещё были не местные, а привезённые. Мы и овощи выращивали: картошку, огурцы, морковь, — вспоминает Людмила Подольская, жительница Бескайнара. —Чуть позже здесь построили винзавод, где я работала технологом. Мы производили 14 наименований фруктовых вин — из «райки», смородины, барбариса…

Спустя ещё несколько лет в совхозе построили коровник, ферму, детский сад. Клуб у нас какой замечательный был!

Продукты у нас были все местные. Что сказать, совхоз был богатый.

Когда шёл сбор урожая, в садах помогали и ИТР (инженерно-технические работники — прим. авт.), и учителя, и школьники. 

— В Горном садоводе был большой автопарк, а сейчас эта земля продана под частную конюшню.

Жильём совхоз стал обеспечивать с 1958 года, и я до сих пор живу в этом доме.

Поначалу дома были барачные, на четыре хозяина, а потом стали строить на два. Позднее, в 60-х, были построены ещё две двухэтажки как временное жильё для приезжих специалистов. Так они и стоят по сей день.

В 90-х годах уехало 70% жителей совхоза. Дома все приватизировали, участки продали.

VOX: Перебраться в город никогда не хотелось?

— Я пенсионерка, но работаю в школе лаборантом и веду финансовые дела. Свой посёлок я очень люблю. Как бы ни было тяжело, я никогда не хотела уехать отсюда. Здесь туризм хорошо бы развивать, ну и, конечно, садоводство возрождать. 



«Пятак»
«Пятак»

Мужское население Бескайнара в основном занято частным извозом. В селе нет рейсового автобуса, поэтому в город можно уехать только с «пятака», так в народе называют центр Бескайнара. Такса у местных Шумахеров — 400 тенге до Саяхата.

Особо предприимчивые жители в зимний сезон открывают в своих домах пункты проката горнолыжного снаряжения. Хотелось бы отметить, что цены на аренду этого добра здесь в разы дешевле, чем на горнолыжных курортах и в городе.

Не сидят без дела и местные пенсионерки. Жительница Бескайнара тётя Гуля открыла свой маленький бизнес: её горячие домашние пирожки полюбились многим.

— Я воспитывалась в детском доме. В 74 году я приехала в Горный садовод, узнав из газеты, что здесь жильё дают. Мне дали однокомнатную квартиру в бараке. Я была рада любой работе и устроилась в поле: косила сено, на тракторе ездила, сажала, полола, в общем, делала всё.

— В 90-х было очень трудно. Всё развалилось. Если в городе работы не было, то тут тем более. Помню, денег даже на хлеб не было.

Когда открыли «Табаган» в 2005-м, я там и посудомойщицей работала, и продавцом, и охранником, сейчас — кассиром.

VOX: Тётя Гуля, а в город, поближе к детям, никогда не хотелось?

— Что ты! Я даже и не думала. Я очень люблю свой Горный садовод и буду доживать свой век здесь, и работать буду, пока силы есть. Здесь можно горнолыжные базы отстроить — не хуже, чем в Швейцарии. Вот «Табаган» бы заново восстановить, какой бы курорт чудесный был!


Ну разве можно городскому жителю проехать мимо такого изобилия, не прикупив у бабушек на «пятаке» баночку домашних огурчиков, помидоров или свежеперекрученной малины?

Екатерина Юрьевна, пенсионерка:

— Я живу здесь давно. Мы с семьёй переехали из города, и нам сразу дали жильё и работу. Я работала на экспериментальном участке, который был в московском подчинении. Там мы выращивали новые сорта фруктовых деревьев, ягодных культур — малину, крыжовник, смородину, клубнику — и адаптировали под наш горный климат. Потом саженцы отправляли в Москву на утверждение.

Раньше это был совхоз-миллионер, а потом всё рухнуло. У меня пятеро детей, и, помню, ужасно трудно было их поднимать. Приходилось всяко выкручиваться, торговать на Зелёном базаре.

Раньше «Табаган» работал, и отлично всё было, половина населения там работало.

— Подспорье для нас — овощи и фрукты со своего огорода. Всё лето мы крутим эти банки, а зимой тут продаём. Пока «Табаган» работал, торговля лучше шла, а сейчас потихоньку, но уходит — на хлеб хватает.

Дети у нас взрослые уже, разъехались, нам дома скучно сидеть, а тут мы и копеечку зарабатываем, и общаемся, и новости все поселковые узнаём. Посёлок наш дружный, хороший, все друг друга знают. На жизнь грех жаловаться. Нам и интернет, и телефоны подключили.



Виталий Соцкий
Виталий Соцкий

Как известно, молодёжь после школы всегда стремилась сбежать из села в большой город в поисках лучшей жизни. Но мне удалось познакомиться с ребятами, которые неизменно верны своей маленькой родине.

Виталий Соцкий:

— Я родился и вырос в Горном садоводе. Детство моё прошло в садах. Несмотря на то, что в каждом доме выращивали и овощи, и фрукты, яблоки мы всегда воровали — так вкуснее. Помню, какой у нас апорт рос — яблоко под килограмм весило.

Детство, конечно, было весёлое. Раньше у нас рейсовый автобус ходил с «Саяхата» и прямо до турбазы «Алматау», мы цеплялись сзади и так ездили в «Тау Самал» и «Алматау» на дискотеки, а летом — в лагерь «Искорка».

Зимой мы зарабатывали тем, что спускались вниз и предлагали цепи водителям машин, которые не могли подняться по скользкому серпантину. Платили нам кто 100 тенге, кто 200.


Здание бывшего детского сада
Здание бывшего детского сада

— Лет в 15 я занялся бизнесом, зарабатывал продажей саженцев в городе, на базаре. Но это вовсе и не саженцы были, а отростки сливы, черешни и других деревьев. Я лазил по садам, выкапывал эти отростки и отвозил на базар.

В 16 лет на этих отростках я заработал себе на мотоцикл «Иж». Потом уже на мотоцикле ездил на заброшенные поля, выкапывал малину, смородину. Мои сверстники, которые, окончив школу, занимались тем, что сидели и бухали на «пятаке», с недоумением смотрели на меня, как я перевожу в люльке мотоцикла какие-то палки. Но я таким образом не только зарабатывал, но и в последствии стал ландшафтным дизайнером.

VOX: Как думаешь, есть ли будущее у Бескайнара?

— Возможно, есть, если туризм развивать здесь: обустраивать базы отдыха, горнолыжные трассы, организовывать горные восхождения.

VOX: А хотел бы ты перебраться в город?

— Нет, в город — никогда. Работать я и здесь могу: зимой я инструктор по горным лыжам, а в сезон — весна-лето-осень — зарабатываю на ландшафтном дизайне.


Николай Маховский
Николай Маховский

Николай Маховский:

— Сады здесь ещё моя бабушка сажала. У нас было много полей, где выращивали клубнику, смородину и даже рябину. Так что вырос я на экологически чистых витаминах.

VOX: Коля, не скучно ли в селе молодому парню, ведь здесь ни кино, ни дискотек, ни ночного клуба?

— Верно, молодёжи тут совершенно некуда податься вечерами. Раньше хоть в «Табагане» были тренажёрный зал и бассейн, а сейчас там ничего не работает.

Единственная отдушина — лыжи. Это как наркотик, на который большинство из нас ещё в детстве подсадили. С семнадцати лет зимой я работаю горнолыжным инструктором, а вне сезона — на конюшне. Ещё занимаюсь озеленением и сухофруктами.

VOX: Променял бы Бескайнар на город?

— Ни за что. Меня много раз перетягивали и в другие страны, и в город, но я никогда и ни на что не променяю эти горы, этот воздух, эти сады, в которых прошло моё детство.


Вот такая она, маленькая родина, наполненная благоуханием цветущих садов, ароматом лугов и мычаньем местных бурёнок, скрипом свежевыпавшего снега, чистейшим горным воздухом, солнцем и любовью её жителей. Ну разве можно не любить всё это?

Поделись
Алёна Мирошниченко
Алёна Мирошниченко