VOX POPULI Лолита Канафина Наталья Слудская 1 апреля, 2020 07:00

Казахстанские студенты за рубежом: «Непонятно, кому хуже — нам здесь или родителям дома»

Казахстанские студенты за рубежом: «Непонятно, кому хуже — нам здесь или родителям дома»
Они не смогли, не успели вернуться домой к своим семьям, к родителям. Их жизнь из-за пандемии сильно изменилась. Общежития стоят полупустые — часть студентов успели разъехаться по домам и перешли на онлайн-обучение. Оставшиеся тоже учатся дистанционно, учебные корпуса закрыты. О жизни в кризисной ситуации без семьи и без поддержки, а также о карантинных мерах государств, где они находятся, Vox Populi рассказали казахстанские студенты, которые получают образование за рубежом — в Австрии, Германии и США.

Мадияр

20 лет, Вена, Австрия

— Ситуация в Австрии стабильная. Все сидят по домам, работают и учатся так же, только на дому. Правительство Австрии опубликовало указы, согласно которым людям не запрещается выходить, но рекомендуется находиться дома. Жители максимально минимизируют общение с пожилыми людьми, поэтому дедушек и бабушек не навещают. Это объясняется тем, что контакт больше опасен для самих пожилых людей, чем для молодежи. Инфекция передается от молодых к старым людям и несет значительный вред старшему поколению.

В магазинах с продовольствием всё очень неплохо, но некоторые всё же впадают в панику и скупают туалетную бумагу, рулоны салфеток, лапшу быстрого приготовления, крупы. Владельцы магазинов уже выступали несколько раз с обращением к жителям и советовали успокоиться. Говорили, что не нужно закупаться, потому что запасов много и хватит их надолго. Народ не нуждается на самом деле в таких количествах, но часть граждан скупает всё коробками.

Когда я недавно зашел в супермаркет, стал частью странной картины: стою на кассе с одним чаем в руках между тележками, набитыми коробками, рисом, туалетной бумагой и молоком.

В магазинах ввели ограничение и на одно лицо дают только две пачки туалетной бумаги, пять литров молока.

Службы доставки еды работают на хорошем уровне, а вот рестораны закрыты. Приходили письма от фуд-организаций, где расписано то, как курьер передает еду: курьер будет держать пакет снизу и ручки будут оставаться для того, чтобы клиент брался руками только за ручки. Или курьер подходит к квартире, оставляет пакет в метре от двери.

Сам процесс покупки и заказа еды оплачивается только картами и переводами. Наличные на данный момент почти выведены из оборота.

Учимся мы дистанционно. В принципе, это удобно, но мы многое теряем. У меня на носу экзамены, а защиту моей дипломной работы перенесли на неопределенный срок. Пока до 15 апреля, но, скорее всего, продлят еще. Мои заключительные экзамены должны были пройти в первой декаде мая, их перенесли на 2 недели. Первый экзамен, как минимум, состоится 19 апреля, а дальше, если карантин продлится, дату экзаменов перенесут. Я теряю время из-за того, что не могу завершить курс.

Мои ощущения спокойные, я не вижу нужды переживать. Мне ничего паника не даст. Халяве я не радуюсь, да и какая халява, когда университет так нагружает.

Заражения на территории университета не было, но были подозрения на коронавирусную инфекцию, после чего учащиеся прошли тест, который выявляет инфицированных, и он оказался отрицательным. Карантин, как только власти его ввели, сразу же вступил в силу. На борьбу с коронавирусом правительство выделяет огромные деньги. Около €4 миллиарда уже выделено. А на борьбу с кризисом в стране — поддержку малых предприятий, чтобы людей не увольняли из-за карантина и они не жили впроголодь — до €38 миллиардов. Кроме этого приостановлены выплаты аренды, страховки — все ежемесячные платежи.

Канцлер Австрии Себастьян Курц на пресс-конференции сказал, что есть только три нужды для того, чтобы выйти из дома:

1. Помочь тем, кто нуждается.
2. Закупить продукты.
3. Закупить медикаменты.

Гулять не запрещено, но собираться можно в небольших группах до 5 человек. О возвращении в Астану я не думал, потому что для меня сейчас в приоритете закончить обучение здесь, в Вене, защитить дипломную работу и сдать экзамены. Я не стал рисковать и ехать домой, потому что не знаю, смогу ли вернуться обратно в Австрию. Могут не открыть границы или не выпустить из Казахстана, потому что в одной из стран будет длиться карантин.

В Австрии и без карантина ничего не работает по воскресеньям, кроме кафе и ресторанов. Все гуляют по улицам или находятся дома. А сейчас это всё похоже на просто затянувшееся воскресенье. Открыты продуктовые магазины, аптеки открыты, даже табачные изделия в открытом доступе, поэтому я не вижу каких-то стопроцентных запретов.

Недавно выступали вице-канцлер Вернер Коглер и министр здравоохранения Рудольф Аншобер. Они подчеркнули, что народ очень хорошо среагировал, поэтому уже видны положительные изменения в стране. Жители Австрии ведут такой же, как прежде, но более аккуратный образ жизни. Власти прогнозируют разное, они не говорят ничего точного, но при этом имеют свой план, и, по их словам, эпидемия под контролем. Вопрос лишь в том, не продлят ли карантин до 15 апреля (официально он до 3 апреля).


Алан

18 лет, Бремен, Германия

— Уже две недели кампус почти пустой, больше половины студентов отправились домой — это те, кто успел уехать, пока границы не закрыли. Нас предупредили, что нельзя собираться в группы из более чем 5 человек, нам настоятельно рекомендовано соблюдать карантин и сидеть у себя в комнате. Нельзя собираться компаниями — только своей семьей: нам в кампусе, например, запрещено собираться на общих пространствах. Все учебные процессы переведены в онлайн, мы всем классом дружно сидим в Teams Microsoft и слушаем преподавателя всю пару. На качество обучения, по моему мнению, влияют только личность учителя и ответственность самого ученика, так что в этом плане всё осталось, как и было.

Столовая в кампусе работает, но, по новым правилам, за одним столом может сидеть не более двух человек. Нужно соблюдать дистанцию в два метра в общественных местах. Большинство студентов приняли условия карантина, однако есть и те, кому на вирус банально наплевать.

Я лично ничего не потерял в связи с этим вирусом, обидно только, что гулять теперь можно не везде, и в кампусе, например, мы не можем собраться вместе и провести как-то время. Вчера в Баварии утвердили правила карантина: нельзя собираться больше 3 человек, нельзя устраивать вечеринки, принимать гостей и самому ходить в гости. Штраф за нарушение может доходить до 25 тысяч. У нас, на севере, не так жестко, может, ужесточения еще впереди, но люди и сами всё понимают: заметно опустели улицы, никаких массовых мероприятий нет, большие моллы закрываются в 6 вечера, а не в 10, как это было раньше.

В первую неделю я воспринял карантин, как благо, обнаружил вдруг, как много у меня свободного времени, отоспался по-максимуму, но сейчас это уже начинает надоедать. Похоже на заключение. Может, я и хотел бы вернуться домой на время эпидемии, но вариантов пока нет: все авиакомпании, которые могли бы перевезти меня в Алматы, отменили свои рейсы. Поэтому я пока стараюсь не думать о том, как это всё будет происходить, посмотрим по ситуации. Власти прогнозируют 3-месячную продолжительность карантина. Главный врач Германии сказал, что коронавирусом заразятся около 70% жителей всего населения страны, а это около 50 миллионов человек, то есть мои шансы избежать заражения — примерно один к двум.

Маски нам не выдали, но санитайзеры стоят в университете на каждом шагу. Администрация поначалу рассылала нам в чатах и по почте информацию, каких мер предосторожности надо придерживаться в личной гигиене и что делать, если человек почувствует первые симптомы. Но сейчас уже все обо всём в курсе, так что никакой атаки из сообщений про коронавирус нет. У нас есть экстренный телефон для всех случаев, к которым коронавирус тоже относится, и надо сразу позвонить на этот номер.

А сегодня мне пришлось написать родителям и предупредить их, что нам сказали оставить два круглосуточно работающих телефона родителей или других контактных лиц, на случай, если возникнет необходимость срочно связаться. Я даже не знал, какие слова лучше для этого подобрать, чтобы они не запаниковали. Объяснил, что это ничего не значит. Просто для порядка и синхронизации действий с родителями в случае чего. Надеюсь, этот случай не наступит.

Но я спокойно держусь. Сейчас всем плохо, и даже непонятно, кому хуже — нам здесь без родителей или им там без нас.


Айжан

(на фото справа)

30 лет, Университет Огайо, США

— В Огайо, где я сейчас проживаю и учусь по программе Fulbright, также объявлен карантин. Университет не работает до конца весеннего брейка, и после занятия проходят только онлайн.

На 31 марта в штате зарегистрировано 1 933 случая заболевания коронавирусом, но даже если человек обратится в больницу с симптомами заболевания, тест на коронавирусную инфекцию могут пройти только уязвимые группы населения.

Говорят, что молодежь пытается закатывать вечеринки, но я этого не наблюдала: люди в большинстве своем следуют правилам. Они более дисциплинированы — американцам свойственна зацикленность на безопасности. Я, как и все мои американские друзья, самолизолировалась. Но мне интересно, действует ли такая изоляция, когда твоя соседка работает с людьми.

Все заведения закрыты. В школе, где я стажировалась, учителя и социальные работники на автобусах развозят детям корзины с пятидневным запасом еды. Помимо этого, в штате работает множество организаций, которые дают бесплатные ланчи. В моем городе Атэнс группа из 300 человек собралась в Facebook, чтобы координировать помощь друг другу. Возможно, это так, потому что регион (штат Огайо) бедный, и местные жители привыкли к взаимопомощи. Такая своеобразная христианская солидарность. Также в нашем городке появился краудфандинг. Walmart (американская сеть супермаркетов — прим. ред.) вводит политику, согласно которой пожилым людям раз в месяц выделяется целый день для того, чтобы они смогли спокойно закупиться.

Каким образом осуществляется контроль над выполнением заданий учениками, я не знаю. Непонятно, есть ли у них вообще Wi-Fi, чтобы учиться онлайн. И насколько эффективно такое обучение? Ведь случается и так, что местные школьники в 3-м классе плохо читают.

Огайо был одним из первых штатов, которые ввели карантин. Я думаю, что такие меры были приняты, потому что больницы просто не готовы к большому потоку пациентов.

Что касается лично меня, с введением карантина я потеряла очень многое. Расстраивает необходимость быть в другой стране одной в изоляции и не иметь возможности получать полноценное образование. Моя программа клиническая, в течение которой я должна стажироваться и видеть клиентов 700 часов, и часть своей практики, для которой отведено определенное количество часов, мне придется дополнительно отработать осенью — это тоже вызывает много тревожности, так как все школы находятся за городом, а у меня нет своей машины, как у всех американцев-одногруппников, и общественный транспорт тут совсем не развит.

Говоря о моей специальности (Айжан изучает school counseling – прим. ред.), в которой самое важное — это человеческий контакт, дистанционное обучение существенно снижает качество образования. Читать книги и смотреть видеолекции я могла бы и дома. А сюда я приехала ради практики и супервизии, которые будут в этом семестре невозможны.

Также меня расстраивает то, что мы с моей девушкой планировали встретиться летом, но теперь Америка закрыла свои границы. А если я выеду, то не факт, что вернусь. Приехать в Казахстан я могу спокойно, меня никто не торопит. От администрации Fulbright пришло письмо, в котором сказано, что вернуться можно, но с продолжением обучения могут возникнуть проблемы. Кроме того, в мае у меня начинается стажировка в Чикаго, поэтому я остаюсь в США.

Интересно рефлексировать над этой ситуацией. Хочешь не хочешь, а учишься находиться наедине с собой. Сначала я не могла избавиться от тревожности в течение недели. Когда карантин только начался, было совсем тоскливо. Обиднее всего было за то, что мы с моей девушкой увидимся теперь только через год, и очень тревожно за нее и мою семью в Казахстане, с этой девальвацией и неорганизованностью наших властей. Мне кажется, мы все чему-то научимся благодаря этому опыту. Я, например, ненавижу разговоры по телефону и видеозвонки, а за эти дни я поговорила с пятью другими людьми. Может, это окажется полезным навыком — просто так разговаривать по телефону. В феврале переболела самым ужасным в моей жизни гриппом, и не удивлюсь, если это был коронавирус. Первые два дня в горле была сухость, а потом я просто свалилась на кровать со всеми симптомами коронавируса. Через неделю все прошло. Сегодня в университете объявили о первом случае — у студента, который вернулся с каникул, и было объявлено, что он самоизолировался и его состояние стабильное.

Официальные данные, которые озвучивают губернатор штата или президент, известны: по словам Трампа, велика вероятность того, что карантин затянется до августа.

Поделись
Лолита Канафина
Материалы по теме