VOX POPULI Наталья Слудская 28 марта, 2020 08:00

Казахстанец из Уханя о коронавирусе: «Сейчас я и моя семья в Алматы поменялись местами»

Казахстанец из Уханя о коронавирусе: «Сейчас я и моя семья в Алматы поменялись местами»
Фото: reuters.com
Первый смертельный случай в Казахстане. Меры по карантину усилены, в Нур-Султане и Алматы введены правила по ограничению пребывания людей на улицах. А Китай, откуда коронавирус родом, регистрирует сейчас только некоторые отдельные случаи заражения. Вспышка пандемии, эвакуация людей, карантин, закрытые границы, отключенные от привычной жизни города — всё это у Китая уже в прошлом. Артём Антонов — алматинец, который учится в университете Уханя, — рассказал Vox Populi о том, как он пережил это сложное время и как складывается обстановка в Китае сегодня.

Артём Антонов
Артём Антонов

Артёму 25 лет, он учится в Уханьском университете по специальности «востоковедение». Во время эпидемии парень не смог вернуться домой, остался в Китае. Но как только угроза заразиться исчезла лично для него, она возникла для его родных в Алматы, и Артём уверяет, что отнестись к ситуации надо со всей серьезностью. Он надеется, что этот рассказ поможет многим казахстанцам, которые сейчас растерянны, поверить в то, что всё преодолимо и закончится хорошо. Если, конечно, мы все будем проявлять терпение и стараться неукоснительно соблюдать карантинный режим.

Два месяца жесткого отказа от всех радостей жизни


Фото: reuters.com

— Я нахожусь в 260 километрах от Уханя в городе Сянъян провинции Хубэй. Были ли у нас зараженные в университете, нам официально не сообщали. Просто был приказ о введении чрезвычайного положения, и мы, не задавая лишних вопросов, подчинились протоколу и перешли на режим карантина. Я решил покинуть Ухань и выехал в Сянъян. Мы два месяца сидели дома без возможности испытывать простые радости жизни, это не так легко. Я понимаю всех, кто сейчас находится перед необходимостью отказаться от привычных вещей и кого это расстраивает и бесит. Но я призываю поверить, что так надо.

Я не представляю, как процесс контроля будет осуществляться в Казахстане, несознательные граждане все равно найдутся, но в Китае сделать это было несложно. Большинство китайских дворов однотипны и представляют собой квадрат, по периметру которого расположены дома. Из этого квадрата, как правило, два выхода, на каждом установлены камеры. И поэтому ресурсы позволяют контролировать, кто и когда выходит. Когда ввели полный карантин и запретили выходить из дворов, все понимали, что каждый их шаг будет зафиксирован.

В то же время всем было понятно, что такой строгий контроль неспроста, и никому не хотелось подвергать себя риску. Люди в деревнях сами закрывали свои населенные пункты, строя баррикады на дорогах, чтоб к ним никто не заехал.

Это были праздники, в разгар Нового года, люди мечтали, наверное, пойти друг к другу в гости, но везде ходили полицейские патрули, проводились рейды, каждый двор был оцеплен, к каждому двору приставили дружинников, которые были напрямую связаны с полицейскими. Это была целая пирамида из людей, которые всё контролировали: каждого человека проверяли по прописке, куда он идет. И все сидели, не высовывая носа из дому.

Мы слушали новости: труднее всего было уложить в голове тот факт, что никто не знал, что это за вирус и как с ним надо бороться. Даже врачи. Они не могли точно сказать ни про симптомы (у разных больных они разнились и могли несколько дней не проявляться), ни про период заражения (он колебался от нескольких дней до двух недель). Не было системы, как это лечить. В этом смысле Казахстану легче, у вас хотя бы нет вот этого первичного шока, когда никто не знает, с чем мы столкнулись. Сейчас у вас есть хоть какая-то картина.

Как человек, уже переживший эпидемию, я наблюдаю из Хубэя за тем, как идут дела в других странах, и вижу, что всё очень печально. Когда я сам был внутри того, что происходило у нас, я не ощущал это как катастрофу: просто мобилизация, новые условия, необходимость соблюдать ограничения. Как будто не было места эмоциям, а сейчас они подключились.

Это усиливается тем, что у меня семья в Алматы, и я за них переживаю. При этом я сам говорил маме: «Не надо за меня переживать!» А теперь мы поменялись местами, и я испытываю ту же самую тревогу за них. Но всем мамам, дети которых учатся за рубежом, я хочу сказать: они должны понимать, что их дети — уже не дети. Большинство студентов, оторванных сейчас от своих семей, мысли о здоровье матерей и других членов их семьи пугают гораздо больше, чем вирус.

Город Сянъян, где я сейчас временно пребываю, открыт, и многие предприятия сейчас начинают работу — после долгого застоя это дело не одного дня. Меры профилактики всё еще сохраняются, улицы обрабатывают, хоть и не так часто, как раньше. Люди могут свободно выходить из квартир, но подавляющее большинство всё еще носит маски — это для поддержания безопасности — своей и своих близких. Возобновили работу общественные места: во всех гостиницах, моллах, музеях измеряют температуру: хоть эпидемия и позади, настороженность терять не следует, тепловизоры у нас на любом входе.

Китайцы очень дисциплинированный народ, живя с ними бок о бок, тоже учишься дисциплине. Несмотря на жесткий контроль, нарушения, конечно, были. Но в Китае в первую очередь смотрят на уровень нарушения, и уже после оценки предъявляют санкции. Однажды я случайно сам нарушил правила: спустился за посылкой и уже на улице понял, что без маски. Люди из магазина, около которого я стоял, прикрыв рот и нос воротником, не раздумывая, выбежали и всучили мне пачку масок № 95. Было приятно ощутить такую заботу со стороны незнакомых людей.


Каждый день мы пишем отчет о своем здоровье

— Сейчас я живу в аппартаментах при гостинице Minfa Shiji Hotel, в комнате нас двое, нас тут экстренно разместили, когда срочно пришлось покинуть Ухань в связи с эпидемией. Администрация гостиницы бесплатно предоставила нам номер — мы можем жить до тех пор, пока не будет безопасно вернуться в Ухань. К нам приезжал мэр города, местные СМИ, спрашивали, какие у нас условия и всем ли мы довольны. Подарили много разных продуктов, чем сильно подняли настроение. У нас есть возможность питаться в ресторане при гостинице бесплатно. Некоторые наши студенты были вынуждены остаться в Ухане в общежитии, мы держим с ними связь, им тоже предоставляют каждый день еду бесплатно.

Каждый день все мы пишем отчет о состоянии своего здоровья в специальном приложении, где мы прикреплены в соответствии со студенческим номером и данными паспорта. Минимум раз в неделю на связь выходят представители Уханьского университета, буквально вчера мне звонили из полицейского участка Уханя, за которым я закреплен, интересовались здоровьем и узнавали, собираемся ли мы вернутся в Ухань, это уже возможно.

При въезде в Ухань каждый человек должен показать свой личный QR-код, по которому ясно, контактировал ты с человеком, зараженным коронавирусом, или нет. Если контакты были, тебя не пустят. Так что угроза для возвращающихся сведена к минимуму.

Но власти города, где я сейчас нахожусь, советуют пока ждать тут, считают, что это безопаснее. А мы тут привыкли доверять властям. Похоже, мне придется подождать до 8 апреля, тогда я беспрепятственно смогу вернуться в Ухань.

Тем более, что моя студенческая жизнь не прерывалась: у нас есть приложение, в котором проходят онлайн-лекции — как и пары, в определенное время. У онлайн-обучения есть свои плюсы и минусы: сейчас нет возможности выбирать, но если ты нацелен выучить материал, то с помощью онлайн-курсов это вполне возможно сделать. Даже за этот период я заметил, что онлайн-обучение с каждым днем становится всё более эффективным, это просто вопрос привычки.


Вирус меня изменил

— Я по-новому стал воспринимать быт. Стирать руками в раковине — самое неинтересное занятие в мире. Один мой знакомый порой моется в одежде, чтобы не стирать, стирка угнетает. Я теперь понимаю мысли Мартина Идена по этому вопросу. Простите, женщины, за то, что порой мы не ценим ваш домашний труд, и спасибо вам! Но бытовые трудности — это не самое серьезное, с чем пришлось столкнуться. Когда ты каждый день слушаешь новости и понимаешь, что рядом умирают люди и этот процесс невозможно остановить, ты по-другому ощущаешь ценность жизни и важность других людей рядом, их умение слышать и поддерживать друг друга.

Многое изменилось для меня с приходом коронавируса: я увидел людей в экстремальной ситуации, их умение действовать сообща и точно. Но главное — я потерял того себя и приобрел себя нового.

Вирус дал мне возможность по-другому взглянуть на мир, и, наверное каждый из вас это заметил или еще заметит. В какой-то момент мне показалось, что я тоже заразился, а перед лицом смерти слетают все маски: в такие моменты можно, как никогда, правильно расставить приоритеты. Мы реально не ценили то, что имеем.

Это примерно как ты думаешь о вай-фае, только когда он барахлит, в остальное время это постоянно доступное тебе благо. И вот когда ты лишен возможности нормально полноценно жить, начинаешь понимать, как важны все те мелочи, которые ты раньше не замечал — принимал как должное. Было страшно. Наверное, многие сейчас, когда уже всё закончилось, нуждаются в психологической помощи. 


Я не заметил, чтобы китайцы ели летучих мышей направо и налево

— Сейчас в мире поднялась шовинистская волна против китайцев: их обвиняют в том, что это они способствовали распространению вируса из-за поедания летучих мышей. Я не заметил, что китайцы едят летучих мышей налево и направо. Просто журналисты и блогеры, которые снимают видео из путешествий, любят посещать экзотические места и тиражируют сведения о том, что в Китае едят всякую гадость. Но это рекламные уловки — вот, мол, какую интересную страну я посетил, завидуйте. Этот рынок, из которого, собственно, и вышел вирус — там закупались все рестораны Уханя и обычные горожане тоже: там гораздо проще найти картошку или курицу, чем змей или летучих мышей.

У меня теперь еще больше уважения к этой нации, после того как я увидел, как они действуют в экстремальной ситуации. У китайцев и у наших людей разное восприятие свободы. Как сказал мне здесь один политолог, работающий напрямую с властными структурами Китая, для них свобода — это в первую очередь безопасность. И для мэра города, и для дворника — одинаково.

Человек в любом городе Китая может в три часа ночи пройти, например, от вокзала до любой другой точки с уверенностью, что с ним ничего не случится. Везде много камер, и граждане очень законопослушны. Быть свободным для китайца — это не нарушать закон. Если не нарушаешь, ты свободен.

Нашему человеку покажется унизительным, если вдруг выяснится, что за ним следят дежурные камеры, это будет означать нарушение личного пространства. Но в Китае вопрос контроля и ощущения себя как части целого общества — это вопрос скорее философский. Трудно объяснить, но примерно так: чем сильнее ты ощущаешь себя в унисон с обществом, тем больше у тебя возможностей проявить себя как индивидуальность. И про уровень безопасности они говорят: «Хороший человек везде пройдет, плохой — шагу не ступит».


Касается всех без исключения

— В момент, когда была объявлена эпидемия, власти подчеркнули: соблюдать условия карантина — эта необходимость жизненно важна и для всех одинакова, неважно, иностранец ты или китаец. Если сказали, что надо носить маски, значит надо всем без исключения. И мы все здесь это хорошо понимаем. Ведь от твоего здоровья зависит здоровье всех остальных, всего общества, твоей семьи, близких.

В разгар пандемии мы, иностранные студенты, получили в рассылке «Предупреждение от Уханьского университета», приведу его о целиком.

«Эпидемия коронавирусной пневмонии в Китае всё еще находится в критической стадии. Эпидемия очень быстро распространяется также за пределы Китая, что требует еще более серьезного отношения к вопросам профилактики и самоконтроля. Студентам, которые покинули Китай, запрещено возвращаться в страну и в учебное заведение до того, как они получат об этом официальное уведомление. Студенты, которые сделают это без разрешения, самостоятельно понесут все расходы, связанные с карантином, а также дисциплинарные взыскания, в зависимости от каждого конкретного случая.

Пожалуйста, придерживайтесь требований местного правительства и контролирующих органов. Соблюдайте меры по предотвращению распространения вируса и усилению личных профилактических действий в плане защиты от вируса. Избегайте любых перемещений.

Мы надеемся, что все иностранные студенты будут строго следовать инструкциям, примут все необходимые защитные меры и отнесутся к этому со всей ответственностью!

Носите маски правильно, часто мойте руки, проветривайте помещение и регулярно занимайтесь спортом. Избегайте участия в мероприятиях, проводимых в людных местах. Если возникли такие симптомы, как кашель и лихорадка, пожалуйста, своевременно обращайтесь к врачу.

Спасибо Вам за понимание, поддержку и сотрудничество. Давайте работать вместе, так мы сумеем преодолеть трудности!»

В конце письма были указаны телефон и e-mail лица, к которому можно будет обратиться в любой сложной ситуации. Конечно, когда получаешь такие письма, сразу чувствуешь себя в команде, рука об руку с такими же людьми, как ты, и это придает уверенности.

В период карантина люди продемонстрировали умение объединяться. Сообщество студентов Казахстана совместно с Консульством Казахстана в Китае провели огромную работу в плане помощи и организации студентов в Китае. Китайская сторона отметила высокий уровень организации наших ребят во время пандемии. Многие проявили себя с хорошей стороны, еще раз спасибо всем, кто помог избежать паники и реально помогал организовывать жизненно важные процессы. Я понял, что самое главное, что мешает людям, это не угроза вируса, а паника вокруг этого. Паника никак не поможет, поможет только четкий план, которого должны придерживаться все без исключения. Я верю, что Казахстан, как и Китай, справится с этой задачей. И хочу, чтобы наша страна вышла из этого сложного периода с минимальными потерями.

Поделись
Наталья Слудская