VOX POPULI Аида Жунусова 31 мая, 2019 17:30

«К бессмертию прикованный»: малоизвестные факты устами внучки репрессированного революционера Ураза Джандосова

«К бессмертию прикованный»: малоизвестные факты устами внучки репрессированного революционера Ураза Джандосова
Фото: Бахтияр Келис
Фамилию советского партийного деятеля, революционера Ураза Джандосова носят улица в Алматы, гимназия и пригородный поселок, а также несколько школ в Казахстане. Ураз Кикимович попал под волну репрессий и был расстрелян в 1938 году. Накануне дня политических репрессий мы побеседовали с его внучкой Гульнар Джандосовой и узнали о некоторых страничках из судьбы ее знаменитого дедушки.

Судьба этого удивительного человека, который после подавления восстания 1916 года произнес памятные слова «Жетысуда да таң атады!» («И над Жетысу войдет заря!»), сложилась так же трагически, как и судьба других глашатаев социализма в Казахстане.

Мало кто знает, что в 1921 году вышел исторический документ о переименовании г. Верный в Алма-Ату, который подписал Ураз Джандосов, на тот момент занимавший должность председателя облревкома. Он немало сделал в подготовке Алма-Аты к получению статуса столицы.

Ураз Джандосов родился 20 февраля 1899 году в семье батрака в Каскеленском районе Алматинской области. У отца Кикима и матери Дармен было пятеро детей, Ураз — самый старший. Он учился в мужской гимназии в городе Верном (ныне Алматы — прим. авт.).

Джандосов был прекрасным скульптором и художником. По воспоминаниям друзей, однажды он из снега сумел слепить бюст Н. В. Гоголя. Но больше всего Джандосова интересовала общественно-политическая жизнь. Тогда он еще учился в гимназии, которую в 1918 году окончил с серебряной медалью. 

В юном возрасте высокий симпатичный казах влюбился в русскую девушку-гимназистку. Он подарил ей три рисунка: «Демон и Тамара», «Ангел и Тамара» и акварельный пейзаж с видом поля. К пейзажу было пояснение в стихах.

«Посылаю Вам картину природы. Она довольно красива, полна и гармонична. Надеюсь, Вы полюбуетесь ею. Солнце клонилось к горизонту...»

В день получения аттестата зрелости Джандосов вступил санитаром в 1-й Семиреченский социалистический красногвардейский полк. В апреле 1918 года он участвовал в подавлении белоказачьего мятежа.


Гульнар Джандосова
Гульнар Джандосова

Гульнар Джандосова достает с полки книгу «Кайран Ораз», что в переводе означает «Легендарный Ураз». Редактором-составителем книги стал младший сын Джандосова, историк Али Уразович Джандосов. На страницах запечатлены воспоминания современников о революционере. С разрешения авторов книги мы опубликуем некоторые из этих воспоминаний.

Ураз был близок с революционером, участником национально-освободительного движения в Семиречье Токашем Бокиным.

Из воспоминаний друга Ураза К. С. Байтуманова:

«1918 год. Начало мая месяца. Бунт в городе. Город окружен. Оружейная стрельба с белоказаками. В городе был организован питательный пункт для прибывших из Китая. Оставались без продовольствия вновь организованные в Верном красноармейские отряды, детский приют, семьи солдат Империалистической войны. Бокин через Ураза вызвал к себе на квартиру его коллектив. Мне с Уразом дал совет попать на сбор казахов в Б. Алма-атинской и М. Алма-атинской волостей, который состоится на днях с целью [воспрепятствовать] объединения и усиления сил белоказаков с алаш-ординцами. Мы должны были выступить как граждане волости против объединения и рассказать о могуществе большевиков.»

В 1920–1922 годах Ураз работал в Семиреченской области председателем областного ревкома. В 1920 году он возвглавил семиреченскую делегацию на Всеказахской конференции советских и несоветских работников в Актюбинске. Джандосов принял участие в решении сложных, в том числе территориальных, проблем, связанных с созданием Кирреспублики (Казахской АССР).

Из воспоминаний уполномоченного комиссариата продовольствия Туркестанской АССР в Семиреченской области А. М. Конторщикова:

«Как минер, отыскивающйи мины, Джандосов помогал партии отыскивать на громадном поле Казахстана способных людей из коренного населения, готовил и поднимал их на большие партийные дела и по государственному руководству. Ураз правильно понимал ленинские принципы национальной политики. В тот период надо было устраивать возвращающееся национальное население, которое с 1916 года было гонимо царским самодержавием и бежало в Кульджинскую провинцию Китая. Оно возвращалось на родину ни с чем, на земли, занятые русскими переселенцами. Благодаря Уразу этот сложный вопрос был разрешен удачно и беженцы были приняты на родной земле как подобает в Советской республике.»


Ураз Джандосов
Ураз Джандосов

С сентября 1920 года Ураз Джандосов работал заведующим отделом агитации и пропаганды ЦК Компартии Туркестана.

Особенно ярким событием в его жизни стала экспедиция в Сырдарьинскую и Джетысуйскую губернии для изучения новых процессов по социальному переустройству аула. Экспедиция проходила с апреля 1924 года по 1925 год. По ее результатам был сделан вывод о необходимости большей адаптированности системы Советов к казахским условиям.

Из воспоминаний секретаря Чуйского райкома Союза Кошчи А. Гафурова:

«Материалы экспедиции содержали также политическую информацию о злоупотреблениях работников местных органов власти, о получаемых ими взятках и тому подобное. „Компромат“ сильно заинтересовал сотрудников аппарата уполномоченного НКВД по Средней Азии. Они несколько раз пытались получать эти сведения, но безрезультатно. Джандосов ответил отказом, мотивируя тем, что экспедиция носит сугубо научный характер.»

После присоединения к Казахской АССР казахских регионов Туркестанской республики Джандосов возглавил агитационно-пропагандистский отдел Казкрайкома РКП(б). Позднее он был избран членом бюро и Секретариата Казкрайкома партии.

Следующая глава в жизни Джандосова началась в 1927 году, когда его назначили на пост наркома просвещения республики. Он участвовал в организации первых вузов Казахстана. Многие запомнили Ураза как первого директора Казахского сельскохозяйственного института. Джандосов был прекрасным журналистом. По совместительству он работал редактором республиканской газеты «Енбекши казак».

Из воспоминаний комсомольца Али Абдулаева:

«В 1935 году, после того как Джандосов перешел на работу в Алматинский облисполком, я был назначен председателем Курдайского райисполкома. Помню, однажды, беседуя с ним, я говорю: „Ураз-ага, дунгане — прирожденные рисоводы, а им в Каракунузе рис не дают сеять. Говорят, рис требует много воды, придется сокращать посевы технических культур“.

Ураз-ага подумал и сказал: „Да, ты прав, как же дунганам без риса. Мы что нибудь придумаем“. И при мне позвонил кому-то в Облводхоз. В скором времени вопрос был решен. Дунганским колхозам в Курдайском районе отвели под рис 50 га поливной земли.»

В 1937 году Ураза Джандосова сняли с занимаемой должности и исключили из партии. 13 октября того же года его арестовали по обвинению в принадлежности к антисоветской организации. Приговором Военной коллегии Верховного Суда СССР 2 марта 1938 года Ураз Джандосов был осужден по статьям 58-2, 58-7, 58-8, 58-11 УК РСФСР к высшей мере наказания и в тот же день расстрелян.

Из воспоминаний репрессированного в 1938 году Е. Д. Эйгинсона:

«Моя последняя встреча с Уразом в те смутные годы произошла в камере смертников, в застенках НКВД, в 1939 году в Алма-Ате. Не помню, сколько — семь или десять дней — сидел я в одиночке, но только не забыть мне прорыва чудом сохранившихся чувств из-за увиденного там. Всё это правда: человек, которого ожидает расстрел, перестает ощущать себя человеком. У него атрофируются чувства, теряется воля, трансформируется в ирреальную сторону сознание.

И, наверное, зная о столь тяжелом психологическом состоянии, мучители позволяли смертнику то, чего не разрешали делать сидящим в общих камерах. Например, бесконечно есть добавку, рассматривать стены, заглядывать в парашу в надежде увидеть случайно там от кого-нибудь записочку.

Так вот, осмотрев всё вокруг, я обратил свой взор на единственную „примечательность“ камеры — тумбочку... И что же я обнаружил! Написанные жжеными спичками по-арабски вот эти имена. „Сакен“. Значит, Сейфуллин? „Баймбет“. Значит, Майлин? „Ильяс“. Значит, Джансугуров? „Ураз“. Значит, Исаев или Джандосов?. Но я, как никто другой, знал каллиграфический почерк Джандосова. Вероятно, это был он. Я знал, это была моя последняя встреча с легендарным Уразом Джандосовым, пострадавшим в годы репрессий...»

Это лишь малая часть тех воспоминаний, о которых хочется написать, читая отголоски прошлого. Ураз был удивительно харизматичным человеком. Гульнар Джандосова говорит, что ее бабушка Фатима познакомилась с ним на железнодорожной станции и сразу влюбилась. Она была татаркой из очень хорошей аристократической семьи, с замечательным образованием, знала французский.

В семье вспоминают историю, как поезд с Фатимой уже тронулся, по просьбе Ураза вагон догнал наездник, чтобы угостить девушку арбузом. После того как Ураза репрессировали, Фатима осталась одна с тремя сыновьями — Эдге, Санджаром и Анри.

— Помню, в доме у нас не принято было говорить о репрессиях. Но я знала, что мой дед был революционером. Учителя часто говорили мне, что он многое сделал для страны.

Впервые о том времени мы заговорили, когда я была уже в старших классах. Бабушка рассказывала, что после того как Ураза признали врагом народа, от нее отвернулись многие. Она шла по улице и замечала, как их общие знакомые, увидев ее с детьми, старались быстро перейти на другую сторону улицы, чтобы с ней не здороваться. За один кивок головы можно было попасть в список друзей Джандосова и быть арестованным. Некоторые, особо преданные, под покровом ночи приносили бабушке еду, когда было очень сложно.

— Фатима с Уразом мечтали о дочке. Когда забрали Ураза, Фатима ждала ребенка. Несмотря на это, ее как жену врага народа отправили в лагерь. Бабушка рассказывала, что когда их выводили на прогулку, убийцы, воры, грабители показывали пальцем и кричали: «Враги народа идут!» Она горько успехалась над ними: «А вы, конечно, друзья народа». Это были очень трудные дни. Беременность разрешилась преждевременно. Это была девочка, дочка, о которой так долго мечтали, чье маленькое сердце не выдержало этих трудных испытаний.

— Фатима очень любила мужа, и когда ее спрашивали, каким был Ураз, отвечала: «Таких людей не было, нет и не будет». Ураз делал всё, чтобы народу жилось легче. Он так любил свою страну и свой народ. Очень обидно за его раннюю смерть...

Потом бабушку с детьми выслали из столицы. Семья уехала в Ташкент. Второй сын Ураза Санджар поступил в Кокандский нефтяной техникум, а после окончания его по направлению распределили в Атыраускую область. Вместе с ним переехала вся семья. Там же родилась я — в 1951 году. В 1957 году Джандосова реабилитировали, и семье разрешили вернуться в Алма-Ату.

— В последнее время, особенно в России, идет волна возвеличивания Сталина. Многие считают, что людей убивали за его спиной. Но я видела расстрельные списки! Он все списки завизировал, там стояла галочка или подпись. Как рассказывает Али Уразович, который видел эти списки в архиве, рядом с фамилией Джандосова рукой Сталина было написано: «Взять». Нельзя вершить судьбы людей одним росчерком пера.

Я считаю, что Сталин — убийца моего дедушки и многих других лучших сынов казахского народа. У него много заслуг, нельзя умалять его роль в истории, но и списывать с его счета миллионы жизней тоже нельзя.

— Мы не знаем, где именно захоронен наш дедушка. Предположительно — в Жаналыке, в Алматинской области. Там в 2018 году нашли массовое захоронение со множеством черепов с простреленными затылками.

Напоследок хочу озвучить строчки из стихотворения «Пепел Клааса», которое я написала в память о дедушке 20 лет назад:

Не знал тот палач надменный и тот, кто приказ отдавал,

Что пулей своей свинцовой к бессмертию вас приковал.


В период с 1918 по 1933 год в Казахстане, по разным данным, погибло более 3 миллионов человек; в том числе с 1931 по 1933 год погибли около 1,7 миллиона людей. Жертвами репрессий 1937–1938 годов стали свыше 100 тысяч казахстанцев.

Кости и черепа расстрелянных в годы репрессий казахстанцев в 2018 году нашли в селе Жаналык. Останки упаковали в двадцать коробок и перезахоронили неподалеку от того места, где они были обнаружены. Теперь братская могила находится рядом с памятником жертвам политических репрессий.

Каждый год 31 мая, в День памяти жертв политических репрессий и голода в Казахстане, возле мемориала в поселке Жаналык собираются сотни людей, чтобы почтить память безвинно убиенных. Люди несут им цветы и свою благодарную память.

Поделись
Аида Жунусова