VOX POPULI Евгений Гайдамакин 14 ноября, 2019 07:00

Илья Ильин: «Гоп-стоп — не мое, хотя я держал всю школу»

Илья Ильин: «Гоп-стоп — не мое, хотя я держал всю школу»
Фото: Дина Джулаева
Это интервью отличается от всех, которые брали у Ильи прежде. Мы говорили не о лишении олимпийских наград и допинге, а о привычке «сдавать» брата, первой школьной влюбленности в Айнару, «гоп-стопе» и Земфире.

Илья Ильин — выпускник детского сада
Илья Ильин — выпускник детского сада

VOX: Илья, формат предполагает вопросы о твоем детстве, самых ярких воспоминаниях, важных событиях. От «когда подрался и влюбился в первый раз» до вопроса о ножевых ранениях. Можем?

— Давай попробуем.

VOX: Дети редко помнят себя до четырех–пяти лет. С каким возрастом связано твое самое раннее воспоминание?

— Кызылорда, мой дом… Помню яркие улицы, лето. Тогда я заболел, голова сильно болела. И папа пошел за лекарствами, я испугался оттого, что остался один. Мне было не больше шести, потому что мы переехали в другой дом, когда мне было семь–восемь. Во втором доме я жил до двенадцати лет, потом опять переехали.

VOX: В семейных альбомах есть фотографии, где ты совсем маленький — до двух–трех лет?

— Да, есть, где мы с мамой. Но даже когда я вижу эти фотографии, воспоминаний о том времени — никаких.


Илья Ильин с отцом Александром. 1991 и 1994 гг.
Илья Ильин с отцом Александром. 1991 и 1994 гг.

Сначала была девочка Айнара, все ее любили. Потом была Таня…

VOX: С шести лет ты уже занялся тяжелой атлетикой…

— Да. Сейчас все воспоминания о том времени уже слились с тем видеокоторое недавно нашлось. Тренер Вячеслав Васильевич Верин — он тренировал моего брата — принес в зал видеокамеру. И недавно мне скинули запись: я там в джинсовочке своей, с двумя зубами (смеется)

VOX: Где это видео?

— Оно есть, я могу его предоставить. 1994 год, мне там 6 лет, получается. Я помню эту джинсовочку, как я ходил качать пресс. Помню, как я Лехе Герасеву дал в глаз. Это парень, с которым мы тренировались в одном зале, и, хотя он 82-го года рождения, от меня получил.

VOX: Случайно попал?

— Нет, короче, он со мной тютю-сюсю… И мне не понравилось. Я же еще ребенок, и все меня любили, интересовались: «Илюха, как дела?» Хотели со мной поиграться…

VOX: Ты когда-нибудь получал пятерки в школе? Не по физкультуре и не по информатике.

— Я не ходил на информатику (смеется). Я тогда ходил в компьютерный клуб. В Counter Strike играл.


Ильин-первоклассник. С родителями и собакой Леди
Ильин-первоклассник. С родителями и собакой Леди

VOX: Так что с пятерками?

— Ну да, по физкультуре.

VOX: Не считается физкультура…

— Я до 7-го класса неплохо учился, получал какие-то хорошие оценки. Но потом, конечно, совсем запустил учебу.

VOX: Первая любовь к тому времени уже случилась?

— У нас сегодня психоанализ прямо. Да, были влюбленности детские. В начальных классах. Сначала, дай вспомнить, была девочка Айнара, все ее любили. Потом была Таня — и в нее всем классом влюбились. Но у меня, наверное, такой большой любви тогда не было. Только в 6–7-м классе…

VOX: Чем ты занимался вне школы и вне тренировок? Видеосалоны были у вас в то время?

— Видеосалоны — нет. У нас были приставки: Денди, SEGA, потом компьютеры появились…

От старшего брата мне часто прилетало

VOX: Я тебя знаю как большого любителя сходить в кино. Какие фильмы тебе нравились в детстве?

— Помню, в маленьком возрасте мы с братом Лехой ночью пошли к Панайоту, это его друг. Пришли смотреть фильм. Ну, они потом ушли куда-то выпивать — оставили меня одного. И я тогда смотрел фильм «Бегущий человек». Это там, где Динамо куда-то бежит, какие-то яркие цвета, кровища. Кто-то один должен был остаться в живых. Яркое впечатление осталось.

VOX: Ну а Брюс Уиллис, Шварценеггер, Рэмбо? Кумиры были?

— Кумиров не было. Я посмотрю фильм, подумаю: «Круто», — но без кумиров.

VOX: Расскажи о старших братьях. Какие отношения у тебя были с ними? Били тебя?

— Конечно (смеется). Как у всех. От старшего брата мне часто прилетало.


Илья (1988 г. р.) со старшими братьями. Слева Алексей (1979 г. р.), справа — Андрей (1976 г. р.)
Илья (1988 г. р.) со старшими братьями. Слева Алексей (1979 г. р.), справа — Андрей (1976 г. р.)

VOX: За что получал?

— За то, что я младший брат. Было так заведено. Для профилактики.

VOX: Ты хамил, дерзил или не делал домашнюю работу?

— Я не соответствовал требованиям брата, так скажем.

VOX: Сильно могли отлупить или слегка?

— Да нет, конечно, по-легкому. И сразу жаловался маме.

VOX: Главный принцип — не «сдавать». Если ты «сдавала», то…

— Нет, я сдавал по полной…

VOX: Сейчас это практикуешь?

— Нет. Хотя иногда сдаю брата снохе. Мы с ней классные друзья. Мне же надо как-то выживать… В Кызылорду приеду — кто меня кормить будет? Шучу, конечно.

У нас с братом замечательные отношения. Он меня гонял в детстве, разыгрывал. Как-то, когда жили на пятом этаже, зима, холодно, света нет в доме — мы поднимаемся по лестнице в подъезде, и он резко стал бежать вверх, а я один остался, мне страшно, хоть кричи, потом побежал за ним.

Первый раз прокатило, второй раз — я уже наученный, за палец его держал. Когда потом поднимались, он убирал мой палец, а я стал держать за ногу. Издевался надо мной, в общем.

VOX: В каком возрасте ты купил свою первую аудиокассету, компакт-диск?

— Это были Chemical Brothers, первый альбом, 2000–2001 год. Да я вообще искал Bomfunk MC’s. Не было нигде. Братья слушали «Металлику», «Нирвану». И я приобщался. Первый альбом Земфиры мне нравился. До сих пор эта пластинка у меня в плейлисте. Потом Шура Каретный. Стишки рассказывает матерные, сказки переделанные.

VOX: Так ты с юных лет меломан? Постольку-поскольку, или всё время с наушниками?

— Да. У меня был CD-плеер Sony Walkman, как у Данилы в фильме «Брат», я еще был совсем маленьким. 10–11 лет, наверное.

VOX: Помнишь, когда профессионал тебе впервые сказал, что ты можешь достичь многого в спорте? Именно профессионал, не мама с папой.

— Папа и мама никогда такого не говорили — ходил на занятия, и всё. Переживали, утром будили, в основном говорили: «Учись». Из атлетов это был Анатолий Храпатый (олимпийский чемпион 1988 года — прим. авт.). Еще президент федерации (Виктор Хаксунович Ни, был президентом Федерации тяжелой атлетики РК в 1992–2000 годах — прим. авт.), он меня похвалил, дал мне денежную премию, с детства меня поощряли, подпитывали интерес.

VOX: С какого возраста?

— Я выиграл на первом Чемпионате Казахстана в девять лет, начал с этого возраста зарабатывать.

VOX: Понимал тогда, что идешь выигрывать?

— Ничего я тогда не знал и не понимал, просто шел.

VOX: А твой тренер знал?

— Наверное знал. Таких, как я, было довольно много. Видно, что хороший пацан, здоровенький, может работать. Тренер меня поощрял всегда, не разрешал пропускать тренировки.


Ильин с личным тренером Вилорием Паком
Ильин с личным тренером Вилорием Паком

Храпатый забрал у меня 2 000 тенге, но я ему благодарен.

VOX: Ты упомянул уже Анатолия Храпатого, и вообще часто говоришь о своем особом отношении к нему. Расскажи о вашей первой встрече.

— Мне было 13 лет, 2001 год. Мне Викторович (личный тренер Вилорий Пак — прим. авт.) назначил тогда премию за звание мастера спорта, 5 000 тенге. Тогда это было нормально для 13-летнего мальчика.

Это был Чемпионат Казахстана. А я в первый день не поднимаю. Вообще чудеса творятся, рву нормально, отрываюсь, толчок, ноги собираю, и штанга падает. Второй подход — такая же история. Я просто не поднимаю. Но там можно было вне конкурса на следующий день выступать.

Я был без настроения. И позвали меня гулять, тусовка своя там была, пацаны, девчонки. «Пойдем гулять» — «Ну пойдем!» И тренер увидел, как я на гулянку собрался. Спрашивает: «Что делаешь?» — «Ничего». Он говорит: «Иди, готовься, завтра выступать». Я, конечно, поехал сразу домой, кое-как отвязался от компании.

На следующий день выступил, и всё получилось: рывок, толчок — всё как надо. И в это время Михалыч (Храпатый — прим. авт.) приходит. Я поздоровался. Но первый разговор у нас состоялся чуть позже, в тренерской.

Кстати, когда мне было десять лет, в местной газете вышла статья с заголовком: «Будущий чемпион живет в Кызылорде», это тоже, наверное, повлияло на меня. И эта газета висела там на стене. Так вот, захожу в тренерскую, чтобы премиальные получить, а там Вилорий Викторович с Храпатым.

И мой тренер говорит: «Анатолий Михайлович, поздравьте, пожалуйста, со званием мастера спорта…». Анатолий Михайлович жмет мне руку и спрашивает: «Во второй день выполнил?» Я говорю: «Да». И Храпатый дает вместо пяти три тысячи тенге, а две назад возвращает. В тот момент мне и трех хватило. То есть у меня в памяти навсегда осталось, что Храпатый меня тогда, 13-летнего мальчишку, наградил. Забрал у меня 2 000 тенге, но я ему благодарен (смеется).

Потом, когда мне уже 15–16 лет было, Анатолий Михайлович спрашивал: «Сколько толкал со стоек?» — «Ну 30» — «А я 40, давай еще работать». Он уже видел, что я хорошие результаты даю.


Кызылорда. На чествование Ильина после победы в Олимпиаде–2008 пришли 10 000 человек
Кызылорда. На чествование Ильина после победы в Олимпиаде–2008 пришли 10 000 человек

VOX: Ты задиристым пацаном был?

— Задирой не был. Был, наверное, немного хулиганистым, матерился, как все, где надо.

VOX: Ну это же конец девяностых, начало нулевых. Тем более — Кызылорда. Наверное, не обходилось без уличных драк. «Районовские движения»…

— Не было у меня этого. Тогда я уже полностью был в спорте, и все знали, чей я братишка, знали, что со мной лучше не связываться. Я во дворе себя нормально вел. Те, кто постарше, видели во мне какой-то потенциал, говорили, чтобы меня не трогали, хвалили за то, что занимался спортом, ставили в пример даже.

Я им говорил: «Не понимаю, за что вы боретесь». Если за друга, я пойду драться. А вот так просто собираться для того, чтобы не давать ходить на своей территории, отбирать что-то — это не мое. Я четко поставил себя: все прекрасно это понимали, и когда видели меня, старались не затрагивать эту тему, а во дворе — сначала компьютерные клубы, школа, тренировки, потом брейк. Я занимался танцами, спортом, проводил время со своим коллективом.

VOX: Получается, при тебе никакого «гоп-стопа» не было?

— Помню, с братом тусуюсь, мне шесть лет. Они занимались этим, поймали какого-то пацана и давай его трясти… Видел рюкзак, высыпались тетради. Мне тогда это не понравилось. Я чувствовал, что это не моя дорога.

VOX: Сколько кроссовок в итоге ты снял с чужих?

— С меня не снимали, я тоже не снимал. Если хотел взять — то добровольно отдавали (смеется). Шучу я.

VOX: В школе ты был «бугром»?

— Первым атаманом? Конечно…

VOX: Как это проявлялось?

— Не только в классе — за школой смотрел… Слабые обращались за помощью, сильные — уважали. Если слабого обижали, я старался поддержать.

VOX: Тебе приходилось кого-нибудь бить? Руками объяснять человеку, что он не прав?

— Конечно, было. Детство же, юность. И я получал, и самому приходилось…


Ильин уже в 17 лет стал одной из главных спортивных звезд Казахстана
Ильин уже в 17 лет стал одной из главных спортивных звезд Казахстана

Я в 17 лет за один вечер заработал 10 000 долларов

VOX: Ты всерьез начал мечтать о большой спортивной карьере лет в 12. И ты даже как-то рассказывал мне историю о том, как загадывал желание, сидя ночью на берегу Сырдарьи…

— Да, мне было лет 12. И мы с друзьями часто собирались по вечерам. Я только с тренировки, а там тусовка, девчонки, пацаны, выпивка. Мы начинаем танцевать. Там был бережок, спускаемся после танцев туда, кто-то с девчонкой, кто-то один. И я отошел покурить — охота же выпендриться.

У нас сказочное небо в Кызылорде. Виден Млечный путь, звезды падают. Сидишь на берегу, загадываешь желания. И я это делал не один раз. А если на протяжении какого-то времени это делаешь, в памяти остается. Я и нагадал себе все, что есть сейчас и в ближайшее время будет.

VOX: Когда ты почувствовал, что станешь мировой звездой?

— Я даже не чувствовал, даже не осознавал. Когда стал звездой, после пришло осознание. Где-то, наверное, в период лондонской олимпиады.

VOX: Мы с тобой познакомились в 2006 году. К тому времени ты уже был четырехкратным чемпионом мира, так тебя называли в прессе, хотя ты был двукратным во взрослой категории и двукратным — в юниорской.

— Да, в 2005-м. Сначала, 21 июня, я выиграл свой первый юниорский Чемпионат мира, а потом, в октябре — взрослый. Мне было 17 лет.

VOX: Первый юниорский «мир». Что помнишь?

— Пусан, Корея. Я помню, мы с Рахой (штангист Куаныш Рахатов — прим. авт.) жили в одном номере гостиницы — это мой друг детства, мы с ним вместе прошли путь до мирового уровня. Помню, как сгонял вес, а само выступление — уже нет. Довольно легко выиграл тогда.


Ильин к 18 годам успел выиграть два юниорских и два взрослых чемпионата мира. После выступления в Санто-Доминго (Доминиканская Республика). Слева Бахыт Ахметов, справа Вячеслав Ершов
Ильин к 18 годам успел выиграть два юниорских и два взрослых чемпионата мира. После выступления в Санто-Доминго (Доминиканская Республика). Слева Бахыт Ахметов, справа Вячеслав Ершов

VOX: Какие призовые были?

— Там не было призовых. Когда возвращались домой, нам от областей что-то дарили. В Казахстане такая традиция: есть призовые от страны, а потом едешь по областям, и тебе дарят подарки. Машины, например.

VOX: В 17 лет ты получил машину?

— Да, «семерку».

VOX: Еще до взрослого Чемпионата мира?

— По-моему, да. Мурат Абенов (с мая 2005-го по февраль 2007-го заместитель акима Кызылординской области — прим. авт.) тогда награждал.

VOX: Права тоже подарили?

— Нет, я водить начал в 19 лет. Появились сначала права, мне брат подарил (смеется). А потом я потихоньку научился водить машину.

VOX: А что ты сделал с «семеркой»?

— Брату подарил машину, он на ней долго ездил. «Это тебе за то, что воспитал меня таким чемпионом», — сказал ему.


Ильин и консультант сборной Казахстана Энвер Туркелери
Ильин и консультант сборной Казахстана Энвер Туркелери
Фото: Сергей Архипов (informburo.kz)

VOX: Кому пришло в голову отправить тебя в 17 лет на взрослый Чемпионат мира? Как это получилось?

— Я выиграл юниорский, и у меня были колоссальные результаты. Энвер Туркелери (консультант сборной Казахстана по тяжелой атлетике — прим. авт.) и Алексей Ни (главный тренер сборной Казахстана — прим. авт.) увидели мои достижения.

И Энвер тогда мне сказал, что в этом году я выиграю и взрослый чемпионат. Сказал, что чувствует это. Я подумал: «Хорошо, работать надо». Вот так он меня воспитывал, поощрял, говорил, что я буду трехкратным олимпийским чемпионом, минимум…

VOX: В 17 лет ты отправляешься на чемпионат. Был уверен в себе?

— Я не осознавал ничего. Я же в рывке седьмой был. Ну выступлю и выступлю, думал. В то время у меня было противостояние со Славиком Ершовым, это член сборной команды. Он 175 вырывал, ближе к золоту был, третий, что ли, в рывке. А толчок — моя коронка. Не понимая, на каком месте, делал свою работу, и всё.

Два подхода толкнул, на третий сказали: «Если получится — выиграешь». Я толкнул — и выиграл. В общем, не осознавал. Так я в семнадцать лет за один вечер заработал 10 000 долларов. Для меня это было круто. «Мировой» же поднял.

VOX: Родителям отдал, или как?

— Да, какую-то часть — родителям, часть себе оставил.

VOX: Тогда ты еще не начал отдельно жить?

— Я же в сборной был, мама и папа в Кызылорде. Потом купил квартиру в ипотеку. Мне посоветовали вложить деньги, потихоньку отдавал, своя квартира будет, говорили. Как она мне помогла в жизни, эта квартира... Потом вторую взял квартиру на Байзакова. Потом родителям дом помог взять.


Ильин с друзьями детства и партнерами по сборной Казахстана. Слева Роман Русяновский, в центре Куаныш Рахатов
Ильин с друзьями детства и партнерами по сборной Казахстана. Слева Роман Русяновский, в центре Куаныш Рахатов

Любимое дело — это намного дороже, чем сидеть с деньгами в прокуренной хате.

VOX: После Чемпионата мира, когда сюда вернулся, здесь тоже наградили?

— Да, премию дали. 30 000 долларов, по-моему.

VOX: В 17 лет? С таких доходов тебе крышу не снесло?

— Да, конечно, сносило крышу. Цацки всякие, барахло ненужное, последняя модель телефона, но это нормально.

VOX: Если бы у тебя не было такого избалованного юношества, когда тебя все носили на руках и заряжали бешеными «бабками»... Если бы всего этого не было, ножевые ранения все равно случились бы? (в феврале 2009 года Ильин был госпитализирован с ножевыми ранениями в Алматы — прим. авт.)

— Не знаю. Если бы всего этого не было, была бы другая жизнь, другая параллель. Если бы я не выбрал спортивную стезю, значит, я бы пошел по другой дороге. Может, было бы и похуже.

VOX: То есть иногда все-таки выходил из берегов? Это было причиной того, что ты попадал в неприятные ситуации в юном возрасте?

— Ну как сказать? Насколько я помню, культурно вел себя, не хамил, а вот за себя всегда был готов постоять. Если я считаю, что нельзя со мной так обращаться, я так и скажу… Я не мог заднюю включить. Это сейчас я думаю по-другому: зачем мне это надо? Но и в юности я никогда не был инициатором конфликтных ситуаций. Были моменты, когда мне приходилось за себя постоять. Я не хамил никогда. Может, кто-то по-другому воспринимает, но я довольно терпеливым был, даже в таких ситуациях, когда можно было ответить.

VOX: Сколько тебе лет было, когда ты впервые увидел Наталью? (казахстанская гандболистка Наталья Кулакова, бывшая женя Ильи Ильина — прим. авт.)

— 17 лет, по-моему.

VOX: С первого взгляда?

— Со второго.

VOX: Кто с кем первым заговорил?

— Наверное, я.

VOX: Сколько времени прошло, прежде чем у вас начались отношения?

— Пара недель, а потом всё больше и больше общения было…

VOX: Это первая большая любовь?

— Да, конечно. Настоящая большая любовь.


Илья Ильин и Наталья Кулакова были вместе в 2005–2017 гг.
Илья Ильин и Наталья Кулакова были вместе в 2005–2017 гг.

VOX: В 2008 году ты выиграл Олимпийские игры, и победа принесла тебе около миллиона долларов со всеми подарками из областей и премиальными.

— Нет. Меньше раза в два. И я тебе об этом говорил в другом интервью.

VOX: Думал, поймаю тебя на несоответствии. Информация про миллион широко тогда распространилась. А ты, значит, помнишь, какие суммы проговариваешь?

— Да, стараюсь не забывать, что говорю (смеется).

VOX: Миллион ты заработал уже в 2012 году?

— Да. Я стал двукратным олимпийским чемпионом, зарекомендовал себя. Всё было у меня классно. Спасибо акиму области, государству, президенту.

VOX: У тебя было тогда ощущение что это навсегда? Успех, благосостояние.

— Никогда не было. Вы мне так дали это понять, что с первого момента я понимал...

VOX: «Вы мне так дали это понять» — это что значит?

— Вы — это народ, люди, ты…

VOX: Каким образом я тебе дал это понять?

— Говорил, что это ненадолго: «Ты давай, правильно распоряжайся деньгами, тут быстро забывают». Кто-то говорил: «Максимально выдави из себя всё, что можешь сейчас». А другие говорили: «Слушай, у тебя есть слава — это ненадолго, постарайся максимально воспользоваться тем, что у тебя есть сейчас». Приводили в пример Тайсона.

Нужно понимать, это жизнь, это нужно пройти и дальше двигаться, не зацикливаться на прошлом. Жизнь на этом не заканчивается. И, ты знаешь, не закончилась. Да, сейчас у меня не те дивиденды, но есть любимое дело, я люблю жизнь, могу по-другому зарабатывать. Чувствую себя на миллион. Любимое дело — это намного дороже, чем сидеть с деньгами в прокуренной хате, когда не знаешь, что с ними делать, и чувствуешь себя отвратительно. Наверняка, если я захочу — всё смогу вернуть.

Не могу сказать, что неправильно распоряжался деньгами. Мои родители живут в доме, у них есть всё. Помогал брату, родным, поддерживал. Моя дочка ходит в хорошую школу, есть водитель. Считаю, что семья — это то, что меня поддержало и привело в чувство в трудный момент. Да, я тратил, но тратил ровно столько, сколько считал нужным. Мне 31 год, и сейчас я понимаю, что было нужно, а что — нет.


Илья с дочерью Миланой. 2009 г.
Илья с дочерью Миланой. 2009 г.

Стыдно признаться, что я мало за Миланкой ухаживал, когда она была маленькой.

VOX: О каких своих тратах, покупках сейчас жалеешь? Что-то, что тебе на самом деле было не нужно?

— Когда покупал, было нужно… Да, я покупал всякую ерунду, но не болезненно было. Кольцо золотое, печатку какую-нибудь. Мне нравился такой стиль.

VOX: Вспомни день, за который тебе стыдно, и день, которым гордишься?

— Надеюсь, сегодняшним днем буду гордиться — много всего наговорил (смеется). Наверное, не смогу сразу вспомнить какие-то особенные дни.

VOX: Если бы что-то можно было изменить в жизни…

— Не знаю, ничего не хочу менять. Даже то, что в больнице лежал. Ну, что случилось — то случилось. Что изменишь? Я уже нашел себе оправдание, себя простил уже. Мне стыдно признаться, что я мало за Миланкой ухаживал, когда она была маленькой. 

VOX: День, которым ты гордишься?

— М-м-м...

VOX: Давай по-другому: когда ты был больше всего счастлив?

— Не могу сказать даже… Было много таких дней. Каждый день такой. Собой гордился недавно, когда проснулся в шесть утра, выспался, счастливый — сразу хочется что-то делать. Вчера был день классный, чувствовал себя — огонь. С легкостью поднимал штангу, классно потренировался.

VOX: Я тебя спрашиваю о твоих самых ярких переживаниях, а ты говоришь, что проснулся в шесть утра. Даже для близких людей есть определенный барьер, за который ты не пускаешь?

— Да, наверное, так.


Уникальные кадры из личного архива Ильи Ильина для Vox Populi.


Все наши материалы вы также можете оперативно получать на нашем канале в Telegram: https://t.me/Voxpopulikz.

Поделись
Евгений Гайдамакин