VOX POPULI Земфира Мусабаева 14 марта, 2019 09:00

И мама, и сестра: Жительница Темиртау удочерила родных сестер

И мама, и сестра: Жительница Темиртау удочерила родных сестер
Фото: Анель Апи
Героинями бывают не только матери, но и сестры. Прекрасный тому пример — Надежда Каспер из Темиртау. В свои 23 года она воспитывает пятерых детей, трое из которых — приемные. Это ее родные сестренки, от которых отказалась мама. Самая маленькая тяжело больна и уже перенесла несколько операций. Но Надя не сдается и точно знает, что однажды поставит свою малышку на ноги.

Надежда Каспер
Надежда Каспер

Надежда Каспер родилась и выросла в небольшой деревушке недалеко от Караганды. О своем детстве девушка вспоминает с большой неохотой: мама всю жизнь пила, ровесники обзывали и издевались.

В десять или одиннадцать лет она поклялась, что в ее семье всё будет иначе. А в пятнадцать решила, что пора жить самостоятельно: села в автобус и почти наугад уехала в город. В кармане у нее было лишь пять тысяч тенге — подарок старенькой бабушки. 

— Она была единственной, кто поддерживал и помогал мне, — вспоминает Надя.


Милана Каспер
Милана Каспер

Караганду Надежда не знала, и первые несколько минут на вокзале растеряно оглядывалась по сторонам. Потом глубоко вдохнула и пошла искать жилье. Поселилась она в маленькой съемной комнатушке, почти ничего не ела и сутками пропадала на работе. Девочка врала своим работодателям о возрасте, чтобы у них не возникало лишних вопросов. На выходные она забирала к себе младших сестер Лизу и Милану, чтобы отвести их в кино или купить одежду.


Настя и Лиза Каспер
Настя и Лиза Каспер

— Они всегда так радовались, когда мы гуляли в парке, ели мороженое или рисовали на лице аквагримом, — вспоминает Надежда. — Такие простые вещи, но ни я, ни они их никогда раньше не знали.

В семнадцать лет Надежде доверили управлять небольшим кафе. Ответственности стало больше, но это ее не пугало: теперь она могла передавать сестренкам и бабушке чуть больше денег. Параллельно девушка училась в колледже на гранте и умудрялась самостоятельно получать пятерки и четверки.

Еще через пару лет Надежда встретила свою судьбу — серьезного и даже чуть сурового Валерия. Сначала молодые люди общались как друзья, но скоро поняли, что идеально друг другу подходят. Свои последние сомнения Надя развеяла вопросом: «А как ты относишься к детям?»

— А я что мог ответить? — улыбается Валерий. — Много лет я мечтал о большой семье. Чтобы дома ждали, чтобы обнимали по вечерам и говорили, как сильно любят.

Желания пары совпали, и они стали жить вместе.



Настя Каспер
Настя Каспер

— Скоро я узнала, что мама снова беременна, — рассказывает Надежда. — Ей нужен был не ребенок, а пособие. Настенька появилась на свет недоношенной и весила всего полтора килограмма. Мать совсем ею не занималась, и девочку забрали в детский дом. 

Там стало понятно, что у малышки серьезные проблемы со здоровьем. В один из дней у нее началось сильное кровотечение, пришлось вызвать скорую помощь. Медики сообщили, что у Насти портальная гипертензия — опасное и редкое заболевание, которое сопровождается варикозным расширением вен пищевода и желудка. Вылечить эту болезнь почти невозможно, особенно у детей. Еще одним неприятным «бонусом» стал ДЦП.

— После выписки Настю отправили в другой детский дом, но не сказали, в какой именно, — вспоминают Надя и Валерий. — Мы искали ее две недели по всей области. Когда наконец нашли, узнали, что ее опять госпитализировали с кровотечением.

Всё это время пара собирала документы для оформления опекунства над малышкой. В одно прекрасное солнечное утро молодые люди поехали расписываться в ЗАГС, а оттуда сразу отправились в больницу. От вида бледной сестренки под капельницей Надежда разрыдалась. Она легла с ней в палату, чтобы ухаживать. 

— С нами в палате были еще два грудничка из детского дома, — голос Нади становится очень тихим и грустным. — Я была в шоке от отношения к ним. Они плакали, но никому не было дела. Кормили их всего два раза в день, памперсы были постоянно полными. Валера занимал деньги, половину из которых тратил на дорогу, чтобы приехать к нам, а половину — на смеси для этих деток. Я ухаживала за ними, мыла. Именно тогда у меня окончательно проснулся материнский инстинкт. Очень жаль, что я не знаю, как они сейчас...

Дома Надю и Настю уже ждали сестры Лиза и Милана. Над ними супруги тоже оформили опеку. Девочки наконец почувствовали себя дома: у них появился свой маленький уголок, возможность спокойно учиться и праздновать дни рождения. И всё же внимание всех членов семьи было обращено на Настю, которой с каждым днем становилось хуже.

— Однажды ночью мы с Валерой проснулись от ее плача, — говорит Надежда. — Я подошла к ней и попросила мужа включить свет. Как только он это сделал, увидела, что у меня все руки красные. Ее подгузник был полон крови. Валера схватил ее и побежал в ванную, по пути ее вырвало, и снова кровью.

В ожидании скорой помощи родители чуть не сошли с ума. Настю отвезли в больницу Темиртау, а оттуда на реанимобиле отправили в Караганду. Через несколько дней девочке сделали операцию в Алматы. Потом была вторая, третья, четвертая... За свою короткую жизнь малышка пережила больше десяти наркозов, каждый из которых оставлял на ней след.

— Однажды она находилась в медикаментозном сне месяц, — вспоминает Валерий. — То есть ела, пила, но при этом была практически овощем. Ни на что не реагировала, сама почти не шевелилась.

Самое страшное — что операции Насте совсем не помогали. Ей пересаживали сосуды из шеи в печень, вставляли трубки, но всё было бесполезно. Кровотечения повторялись снова и снова. По ночам Надя боялась подходить к кроватке сестренки, ставшей ей дочерью: всё время казалось, что она не дышит.


Сейчас жизнь Валерия и Надежды — это сплошные попытки помочь своей маленькой принцессе. За четыре года у них скопились миллионные долги, так как всё предыдущее лечение было дорогим. Родители разочаровались в медицине Казахстана и начали искать врачей за рубежом. Несколько месяцев назад они попали на обследование в Турцию. Результаты были шокирующими.

— Нам сказали, что можно было обойтись без операций, ни один надрез Насте не был нужен, — с болью в голосе говорит Валерий. — А в Казахстане ее всю искромсали. Теперь уже не обойтись без хирургов, придется делать еще несколько операций. 

В руках Надежда держит целую стопку листовок с реквизитами и просьбой помочь. На их печать ушло пятьдесят тысяч тенге. Сестра-героиня чуть не плачет:

— От нас все отворачиваются. В акимате принимать не хотят, листовки клеить запрещают, хоть я и делаю это на специальных стендах. Недавно мне позвонили из ЖКХ и сказали, что нужно взять разрешение, а иначе нас оштрафуют. Но рядом с нашими листами висели объявления о продаже рогов сайгака и покупке волос... И они до сих пор там. Сомневаюсь, что на них давали разрешения.

У сестер Каспер много родни, но помогать больной девочке никто не спешит. Мало того, многие обвиняют супругов в том, что те «живут хорошо»:

— Когда я начала сбор денег на лечение сестренки, многие из них мне звонили и кричали, что я их позорю, — вздыхает мама. — А теперь смотрят на фотографии и говорят, что ремонт у нас в квартире хороший, а если бы нуждались, то сидели бы с драными обоями. А мы просто стараемся, чтобы наши дети жили нормально, копим по нескольку месяцев на самое элементарное. Да и Валера у нас молодец, многое своими руками мастерит.

Это умение словно хочет перенять Настя. Самое большое счастье для нее — попасть в гараж отца и помочь ему с ремонтом авто. Едва услышав слово «инструменты», девочка оживляется: «Папа, пойдем?»


Сейчас трехкомнатная квартира семьи напоминает детский сад. Помимо приемных Лизы, Миланы и Насти у супругов появились две родные дочери. Старшенькой Лере три года, а малышке Еве — шесть месяцев. Также здесь живут отец-инвалид и 89-летняя бабушка Нади. Недавно пожилая женщина перенесла инсульт и тоже нуждается в постоянном уходе. По дому она почти не передвигается, но с большим удовольствием рассказывает внучкам и правнучкам сказки и истории из своей молодости. 

— Больше всего я жалею, что не успеваю полностью насладиться моментом их взросления, — вздыхает Надежда. — С другой стороны, они все друг у друга учатся. Из-за ДЦП Настя долго не могла наступать на ножки, но когда появилась Лера, стала за ней всё повторять, в том числе — вставать на носочки. Они у нас неразлучные совсем.

Как бы подтверждая эти слова, Валерия крепко обнимает Настю. Ревнивица Ева тут же останавливается в ходунках и удивленно смотрит в их сторону: что вы там делаете без меня?


Несмотря на трудности и непонимание окружающих, Надежда и Валерий остаются удивительно чуткими людьми. Прошлой зимой к девушке прибился молодой рыжий кот. На улице стоял тридцатиградусный мороз, и животное словно почуяло: вот он, единственный шанс на спасение. Надя забрала его домой, хотя здесь уже жил один бывший бродяга.

— Был у нас один сынок, а теперь стало двое, — смеется Валерий.

Но и это не всё. В новогоднюю ночь супруги поехали из Темиртау в Караганду, чтобы поздравить двух одиноких пожилых женщин. 

— Мы взяли с собой то, что сами приготовили: салатики, пирог, — говорят муж и жена. — Просто хотели сделать бабушкам приятно. У них никого нет. Никто, кроме нас, их не поздравил. 

Из таких мелочей и складывается их семейная жизнь.

Сейчас супруги собирают деньги на очередную поездку в Турцию — Насте нужно постоянно обследоваться. Медицинские услуги им оплачивает благотворительный фонд, но на перелет и проживание нужно копить самим. На это каждые три месяца уходит не меньше полутора миллионов тенге.

— Нам многие говорили, что она не выживет. А мы знаем, что вместе со всем справимся, — улыбается отец.


Реквизиты для помощи Насте:

Kaspi GOLD: 5169 4931 1741 1242

Halyk Bank: 4390 8782 3386 4676

CenterCredit KZ398562204103338674

ИИН: 950516451707 (Надежда Николаевна Каспер)

Qiwi: 8-708-900-39-33

Instagram: @anastasiyakasper2014

Поделись
Земфира Мусабаева