VOX POPULI Алёна Мирошниченко 21 марта, 2020 18:00

Граница между городом и деревней: Что происходит на блокпостах в Алматы

Граница между городом и деревней: Что происходит на блокпостах в Алматы
Фото: Алёна Мирошниченко
Блокпосты поделили нас на городских и сельских. С 19 марта в Алматы начал действовать карантин. Жителям и гостям Алматы дали 72 часа на то, чтобы покинуть город или въехать в него из других областей до полного его закрытия. Задача 27 блокпостов — стать защитными кордонами на пути распространения опасного вируса. Однако сегодня Министерство здравоохранения сообщило еще об одном случае выявления коронавируса — в Алматинской области. Vox Populi решил своими глазами посмотреть, что происходит на блокпостах.

Блокпост № 23

Блокпост — это заградительный, укрепленный контрольно-пропускной пункт с вооруженной охраной и бронетехникой.

Пост № 23 расположен возле поселка Альмерек, по дороге на Кызылту. Машины относительно спокойно пересекают границу между городом и областью. Несколько автомобилей припарковано в ста метрах от вооруженных военных — ближе парковаться запрещено.

Грузовые автомобили могут пересекать заграждения. Водителей и груз при этом регистрируют.

Частные автомобили еще могут въехать или выехать из города, но обратно они уже не попадут.

Через блокпост люди передают друг другу сумки, пакеты. Полицейские этому не препятствуют — не все успели съездить и собрать вещи, кому-то нужно передать лекарства или документы.

Глава дорожной полиции Жандос Мураталиев вышел в прямой эфир в Instagram с одного из блокпостов. Он заверил пользователей, что сейчас такой момент, когда полицейские будут относиться к гражданам с пониманием.


Блокпост № 22

Пост расположен на Илийском тракте на экопосте «Радар», перед Покровкой. Здесь, в отличие от соседнего, обстановка более напряженная.

Вдоль грузовых фур выстроилась очередь: порядка тридцати человек всех возрастов и национальностей, которым срочно надо попасть в мегаполис. Многие из них без масок.

В город впускают людей, которые транзитом улетают или уезжают в другие города. В этом случае необходимо предъявить билет.

Также полицейские разрешают проходить через блокпосты тем, кто только что выписался из больницы, вынужден посещать в больницах близких или проходит обследование в городе.

Гуля, жительница Алматы:

— Я вынуждена сейчас проходить блокпост несколько раз в день. Я живу в Жулдызе. У меня дочь лежит в больнице на ГРЭСе, ей сегодня сделали кесарево на 32-й неделе. Она сейчас в реанимации. Я сегодня утром съездила, потом опять вернулась — лекарства пришлось везти.

— Говорят, что 22-го выезд запретят. Это плохо, потому что у людей разные обстоятельства. Я понимаю, если бездельники туда-сюда ездят. А что мне делать? Я же не могу своего ребенка бросить, — поделилась женщина.

Жителей области, выезжающих домой, так же, как и городских, регистрируют. Процедура занимает несколько минут.

У Николая алматинская прописка, а у его супруги — иногородняя. Мужчина обеспокоен тем, что жена может остаться по ту сторону бетонных блоков, которые отделяют область от города, и не знает, как воссоединится с семьей.

— Мы проживаем на ГРЭСе, а на работу я езжу в Алматы. Я хочу переехать на время в город, и даже нашел квартиру на месяц, чтобы не потерять работу. Кто тогда мою семью кормить будет?

— Я спрашивал у полицейских, и они мне сказали, что нужно принять решение, где остаться. А мне нужно только домой попасть, чтобы вещи перевезти, я бы сегодня же въехал обратно.

Николай с женой решили проблему так: супруга сама собрала вещи, доехала на такси до блокпоста, а уже здесь ее встретил муж.

Таксисты-частники с городской пропиской также не могут курсировать по области. Областники не могут попасть в город. Цены на «областное» такси выросли: до Саяхата вас довезут за 600–700 тенге, а не за 200.

Ерлан:

— Я таксую. Пускают только досюда. Я привожу пассажиров, и дальше они идут пешком. Клиентов сейчас мало. Карантин сильно ударит по карману. Этот карантин дороже всего обходится нам, простым людям.


Блокпост № 8

Пост распложен на Капчагайском тракте, возле автозаправочной станции «Гелиос». По шестиполосной бетонке из города выезжают жители Капшагая, Талдыкоргана, Усть-Каменогорска и других регионов. В Алматы пускают только тех, кто может подтвердить наличие городской прописки.

Алматы покидает много сельской молодежи: студенты, официанты, продавцы…

За оцеплением их встречают таксисты. В Капшагай можно уехать за 1 000 тенге, в Талдыкорган повезут за 5 000. Не с машины - с одного пассажира.

Абылай:

— Я из Капшагая. В Алматы у меня работа. Я водитель, вожу продукты. Из-за карантина я работу не брошу. Мне пришлось поселиться у друга. Жену и ребенка я забрать не могу. Вещи не успел перевезти. Сейчас мне должны с таксистом их передать.

Я не понимаю, что происходит. Зачем тут столько военных, полиции и техники? Такое ощущение, что чего-то можно ожидать посерьезнее, чем вирус.

Хусейн:

— Я не знаю, что вообще происходит. Это как будто кино. Я собрался к сыну на день рождения, он у меня в Капшагае живет, а мне сказали, что обратно меня не впустят. Ну и ладно, поеду на ура! Главное — сохранять оптимизм и запастись водкой. А вирус проклятый мы победим.


Блокпост № 24

Пост преграждает въезд в мегаполис со стороны Кульджинского тракта. Недавно здесь, на пересечении с улицей Бухтарминской, началось строительство новой развязки для беспрепятственного движения. Сейчас, наоборот, здесь выставлены препятствия: бетонные блоки, БТР и военный штаб.

Утром по этому же — восточному — направлению, на Талгарском посту было столпотворение, в соцсетях появилось видео, где были толпы возмущенных людей, многие высказывали недовольство. К обеду обстановка улеглась, все стабилизировалось.

На Кульджинском тракте мужчины с негородской пропиской на остановке изучают схему движения автобусов. Из города их не выпустили, потому что, несмотря на предупреждения полицейских, въехали они 19 марта, когда уже начал действовать карантин. Таким «невозвращенцам» теперь придется решать жилищный вопрос в городе.

Куаныш и его брат Азамат — из Чилика. Они, как и многие, не хотят выезжать из Алматы. В городе работа на коммунальном предприятии, которое не закрылось, а в области — семьи, и их надо кормить.

— Предприятие нам выделило помещение под временное жилье. У нас много иногородних, и если мы все разъедемся, кто работать тогда будет? Этот коронавирус принесет много проблем. Сейчас всем тяжело будет, — прогнозируют мужчины, складывая в багажник матрас и сумки с вещами, переданные родственниками из дома.

В полночь 22 марта блокпосты должны будут полностью перекрыть движение. Въезд и выезд из Алматы, в том числе для жителей пригородов, которые работают в городе, будет запрещен. Люди, чья работа напрямую связана с жизнеобеспечением города, в том числе сотрудники правоохранительных органов, водители общественного транспорта, коммунальных служб, временно будут размещены на территории города.

Стоит еще раз повторить, что меры по отделению Алматы от области введены с целью жестко блокировать распространение вируса за пределы Алматы. Но пока мы готовили этот репортаж, выяснилось, что в Каскелене обнаружен еще один человек, зараженный коронавирусом. Что можно было прогнозировать, поскольку граница между городом и областью у нас довольно условна.

Поделись
Алёна Мирошниченко
Алёна Мирошниченко
Материалы по теме