VOX POPULI Алёна Мирошниченко 27 марта, 2020 07:00

Дезинфекция от коронавируса: Кто и чем обрабатывает дворы Алматы

Дезинфекция от коронавируса: Кто и чем обрабатывает дворы Алматы
Фото: Олег Спивак
Маски, мытье рук и дезинфекция — обязательные меры для борьбы с эпидемией. Но людям с оранжевыми распылителями рады далеко не все. Угроза заражения коронавирусом многими пока не воспринимается как реальная, коронавирус где-то далеко, а твой жилой комплекс, облитый дезинфицирующим раствором, и запах, который проникает в квартиру, — они вот, у тебя под носом. Да еще в сети гуляет видео с мертвыми голубями, погибшими предположительно как раз от дезинфицирующих средств. Поэтому важный вопрос для жителей сейчас: «Чем нас травят?» Vox Populi выясняет, травят ли и чем? И кто эти люди, которые обрабатывают наши дворы и подъезды?

Город находится на карантине, но люди не перестали производить мусор и пользоваться электричеством. И для компании Facility Management Group, которая в «мирное» время оказывала комплексное обслуживание объектов по клинингу, охране, услугам электриков, сантехников, консьержей, все эти заботы остались. Но с введением карантина прибавилась еще одна обязанность — санобработка подведомственных им жилых объектов и прилегающих к ним территорий. А это более 300 жилых домов и 15 жилых комплексов.

Примечательно, что сотрудники компании возложили эту обязанность на себя добровольно. Фирма на свои деньги закупает дезинфекторы, а работники по собственной инициативе надели защитные костюмы и взяли в руки пульверизаторы.


Руслан Зульфикаров
Руслан Зульфикаров

Руслан Зульфикаров, директор операционного управления компании:

— В условиях чрезвычайного положения мы ежедневно проводим санитарную обработку в каждом дворе, в каждом доме, на детских площадках и парковках. Люди платят взносы за содержание жилища, но статья за дезинфекцию включена в расходы не была, это наша идея. Потому что самое главное для нас — это безопасность жителей. Мы сами приняли решение взять на себя обработку: какие-то средства нам выделяет на это акимат, но в большей мере это благотворительность, наш вклад в борьбу с коронавирусом.

— Мы не используем токсичные вещества: дезинфецирующее средство DISPROF, которое мы применяем, биоразлагаемо, не содержит хлора, совершенно безвредно и даже может применяться для обработки объектов пищевой промышленности.

— Оно не оставляет белый налет, как другие, хлорсодержащие средства. В правильно разбавленном с водой виде практически не пахнет. Оно не токсично, не вредит ни людям, ни домашним животным, ни экологии. Но! В концентрированном виде пары препарата очень вредны для здоровья. Поэтому, чтобы установить правильную концентрацию, нужно участие специалиста-технолога.

— Жители домов высказывают свое недовольство по поводу того, что мы ведем санобработку, мол, тут у нас дети гуляют. Через два часа после обработки препарат станет абсолютно безвредным, но дело не в обработке: очевидно, что детям лучше сидеть дома, потому что в городе карантин. Есть и те, кто нам не верит, говорит, что мы обрабатываем не дезинфецирующим средством, а просто для галочки опрыскиваем водой, раз запаха нет. Таких людей мы приводим сюда и показываем, как это все разводится и разбавляется.

VOX: Сколько литров дезсредства тратится в день?

— На один только Алмалинский район у нас ежедневно уходит 2 000 литров. В обработке задействовано 30 пульверизаторов.

— Акимат нам оказывает помощь, но этих средств недостаточно. Препарат DISPROF мы закупаем сами на средства компании. Хорошо, что есть возможность купить его через крупных оптовых партнеров, но ведь есть маленькие компании, которые обслуживают по 5-6 домов, у них бюджет совсем ограниченный. Дезинфекция — очень дорогостоящее мероприятие. Раньше пульверизаторы стоили 5 000–7 000 тенге, сейчас, в связи с возросшим спросом, — 15 000. С дезинфицирующими средствами для рук проблемы: из-за дефицита на них приходится покупать и использовать водку. И за свой счет мы обеспечиваем себя специальными плотными масками, цена на которые сильно взлетела, защитными костюмами, очками, перчатками. Всё это меняется два раза в день и утилизируется. Надеемся, что в скором времени ситуация разрешится, и нам поступит какая-то поддержка из фондов. Но пока мы готовы нести все эти расходы, так как понимаем важность дезинфекции в нынешних условиях.

— Но основная наша проблема — это люди. Учитывая, что Алматы сейчас закрыт, дефицит рабочих кадров нам приходится восполнять сотрудниками из офиса, которые последние дни работают без выходных в круглосуточном режиме. Ведь, несмотря на карантин, эксплуатацию жилых и коммерческих объектов нельзя останавливать в любом случае.

Если сейчас сотрудники коммунальных служб уйдут в вынужденный отпуск, то некому будет устранять возникшие у жильцов проблемы с сантехникой, отоплением, электричеством, лифтами, канализацией. Тем более, что сейчас все сидят дома, нагрузка на жилье возросла. И люди наши отличаются жуткой безответственностью: они выбрасывают в канализацию памперсы и другие средства гигиены.

К дезобработке мы привлекаем сантехников, электриков, старший и младший инженерный состав, юридический и бухгалтерский отделы. Сейчас у нас все без исключения работают. Подчеркиваю, что вся наша работа по дезинфекции — добровольная, — рассказал Руслан Зульфикаров.


Мольдир Есжанова
Мольдир Есжанова

Мольдир Есжанова, генеральный директор компании:

— Когда в декабре стало известно про первые случаи заболевания коронавирусом в Китае, мы уже тогда начали отмывать и дезинфицировать подъезды. Наше средство сертифицировано. Оно совершенно безвредно для людей, домашних животных и птиц. В инструкции указано, что нужно воздержаться от контакта с местом обработки в течение 2 часов, но это — как и с любой химией.

Какие средства использует акимат для городских объектов, мы не можем уточнить. Как и сказать, от чего погибли голуби.

— Сейчас, при опасности заразиться, не каждого сотрудника уговоришь выйти работать за деньги, а наши сотрудники производят дезинфекцию как волонтеры, бесплатно. Мы спим по 2-3 часа в сутки, а на ногах проводим 17-18 часов, от постоянного ношения маски мы испытываем недостаток кислорода. Мы не видим свои семьи. Я своего ребенка не видела уже 7 дней, он с няней. Да и страшно сейчас вернуться в семьи, потому что не знаем, какую опасность представляем для близких.

— Для своих сотрудников мы закупили 20 раскладушек. Спим по очереди, потому что раскладушек на всех не хватает. Кто-то спит в офисе, кто-то в машине.

Работников из области, которых мы уговорили остаться, обеспечиваем горячими обедами раз в день. У плиты стоят сотрудники бухгалтерии. Я лично вчера сама готовила на 100 человек. Моя двухкомнатная квартира превратилась в полевую кухню, у меня повсюду мешки продуктов. Готовую еду мы развозим по объектам. Для тех, кто работает на дезобработке, мы организовали столовую в офисе.

VOX: Сколько бригад у вас работает?

— По городу у нас работает 5 бригад, в каждой по 5-6 человек. Люди должны менять друг друга: кто-то сутки не спал, кто-то заболел. Людей катастрофически не хватает.

Сейчас многие жильцы остались без работы — соответственно, без дохода. Я обратилась к их инициативной группе: «Среди жильцов есть желающие помочь? Я трудоустрою всех желающих на места охранников, у меня есть вакансии в клининговой службе». Отдел кадров ждал до 20:30, но ни один из жильцов не пришел. А ведь помощь могла бы быть самой разной: приготовить перекус для команды дезинфекторов, взять на себя уборку своей лестничной площадки, не засорять канализацию, да хотя бы не пускать детей гулять во двор, чтобы они не мусорили и не мешались под ногами.

— Я не прошу финансирования у государства, потому что сейчас всем тяжело. Пока у нас есть возможность, мы выделяем деньги на дезинфекцию из внутренних резервов компании. Пока люди соглашаются работать — мы работаем. Но я хочу, чтобы все понимали: сейчас нам морально и физически тяжело. При этом мы всё время сталкиваемся с негативными высказываниями от жильцов, в сети столько желчи в адрес тех, кто обрабатывает дома и дворы... Может быть, надо сначала разобраться, в чем польза дезинфекционных мероприятий и кто и как именно их проводит? Чтобы не быть голословными.

— Когда я уходила из дома, мой ребенок спросил у меня: «Мама, а мы правда победим коронавирус?» Я ответила: «Конечно! Мы фашизм победили, а уж коронавирус тем более победим!»

Поделись
Алёна Мирошниченко
Алёна Мирошниченко