VOX POPULI Аида Жунусова 9 апреля, 2019 16:00

Цех по пошиву одежды для людей с особыми потребностями на грани закрытия

Цех по пошиву одежды для людей с особыми потребностями на грани закрытия
Фото: Ринна Ли
Четыре швеи и одна закройщица ютятся в маленькой неприглядной комнатушке. Здесь находится единственный во всей Средней Азии цех по пошиву одежды для людей с особыми потребностями. И, скорее всего, его скоро не станет... Делать особенных людей счастливыми оказалось совсем не прибыльно.

Отказывать им больно... Каждый раз боишься этого момента, чтобы не говорить слова «нет».

Четыре года назад, когда началась история этого бизнеса, его владелица Нургуль Сейтбекова и подумать не могла, с какими преградами ей придется столкнуться. Не знала, что на ее просьбу работать по госзаказу власти так и не ответят. Не представляла, что швеи будут уходить каждый месяц, отказываясь работать за копейки, а люди с особыми потребностями начнут просить отдать одежду просто так.

— Отказывать им больно... Каждый раз боишься этого момента, чтобы не говорить слова «нет». Пенсия по инвалидности мала. Я всё понимаю, — говорит предпринимательница, будто пытаясь оправдаться.


Нургуль Сейтбекова
Нургуль Сейтбекова

Нургуль еще малышкой видела, как родителям тяжело поднимать и одевать ее болеющую сестру. Сестры рядом больше нет. Осталась лишь мечта помогать людям с ограниченными возможностями. В 2015 году к ее осуществлению был сделан первый шаг. Девушка выиграла грант на 5 миллионов тенге в проекте «Стартап Болашак». На эти деньги закупила оборудование.

— Сложности начались с самого начала. Не у кого даже было спросить, как и какую одежду шить. Адаптированные для колясочников брюки мы переделывали примерно 7 раз. Так было почти со всеми вещами, — вспоминает она.

И все-таки дела шли в гору. Для цеха бесплатно выделили помещение в 50 квадратных метров. Тесновато, конечно, но и за это бизнес-леди была благодарна. После года упорных разработок нетипичной одежды Нургуль провела большой показ первой коллекции в Астане. Только вот по подиуму шли не худощавые модели, а модники и модницы на инвалидных колясках и протезах.

— Это был настоящий фурор. Их глаза так горели! Первую коллекцию одежды я подарила участникам показа. 


Показ одежды для людей с ограниченными возможностями в столице
Показ одежды для людей с ограниченными возможностями в столице

Вот, например, брюки, адаптированные для людей с особыми потребностями. Только с виду они кажутся обычными. На самом деле, вместо привычной молнии спереди, в них вшиты застежки по бокам, что позволяет надеть их даже в лежачем положении. И если в повседневной жизни людям не составляет труда подтягивать штаны, когда они сползают вниз, то для колясочников это целое испытание. Поэтому продуманные брюки сзади приподняты, а спереди немного опущены.

Во всех экземплярах детали продуманы до мелочей. Это не просто красивый вырез сзади комбинезона. Молния расположена так, что ее невозможно расстегнуть самостоятельно. Дело в том, что такие комбинезоны продают в интернаты, где живут женщины с психическими особенностями. Женщины, которые отказываются носить памперсы... Но связывать им руки — не лучшая идея, решила Нургуль, и с помощью спонсоров подарила им яркие наряды.

— Они ведь тоже заслуживают красоты. Не так ли?


Теплозащитный мешок для инвалидов-колясочников
Теплозащитный мешок для инвалидов-колясочников

А вот теплозащитный мешок для колясочников. В России его продают не меньше чем за 100 тысяч тенге. Нургуль установила цену в 25 тысяч тенге, и то пару раз выслушала комментарии о дороговизне вещи.

— Сверху водоотталкивающая ткань, на которую уходит 3 тысячи тенге. Синтепон, искусственный мех — плюс еще 7 тысяч. Зарплата работнице, которая шьет мешок два дня, нитки, замки, амортизация — всё это выливается в еще 10 тысяч. Итого выходит 20 тысяч тенге, — расписывает предпринимательница.

После показа в гостинице заказы стали поступать всё реже. Нургуль взяла небольшой пакет с экземплярами вещей и стала обходить дома-интернаты, где живут люди с ограниченными возможностями. Тогда у нее впервые появились крупные заказы, руководители медико-социальных учреждений не могли остаться равнодушными и стали закупать удобную одежду для своих пациентов.

На плаву удалось продержаться еще несколько лет. Ни о какой прибыли не было и речи. Девушка считала каждую копейку, денег хватало впритык. О том, что месяцами эта хрупкая девушка работала без выходных, знали только дочери и муж, которые понимали и поддерживали ее в трудные минуты. Никто и не догадывался, что днем бизнес-леди становилась обычным бухгалтером.

Сама себя подбадриваю и работницам говорю: «Этот год мы перетерпим, а в следующем уже точно государство нам поможет. Не могут же они быть такими безразличными?»

— Бывало, получу на работе зарплату и премию какую-нибудь. Думаю: «Как здорово, прикуплю себе что-нибудь!». А потом вспоминаю про цех... Ткани купила, зарплаты раздала — и нет моей премии. Сама себя подбадриваю и работницам говорю: «Этот год мы перетерпим, а в следующем уже точно государство нам поможет. Не могут же они быть такими безразличными?»

Год назад возникло обстоятельство, из-за которого проблемы усугубились. Помещение, которое спонсоры выделили бесплатно, попросили освободить. К расходам добавилась аренда. За 100 тысяч тенге владелице цеха удалось найти маленькую комнатку в 30 квадратных метров в частном доме. Сейчас там сидят четыре швеи и одна закройщица.

Потом работниц перестала устраивать зарплата в 70 тысяч — да и как их можно осуждать за это? Нургуль опустила руки, сдалась. И всерьез решила закрыть цех...

В тот день ее со слезами на глазах отговорила мама девушки с ДЦП. Потому что маме больше не приходилось поднимать 18-летнюю дочь, чтобы надеть на нее юбку, ведь юбочка на запахе теперь надевалась за 2 минуты вместо 15.

С горем пополам бизнес протянул еще пару месяцев, но улучшений не было. Вторая попытка закрыть цех тоже не увенчалась успехом. Прочитав письмо от довольного клиента, Нургуль растаяла. В нем мужчина поблагодарил цех за то, что ноги, которыми он не может пошевелить, чтобы разогреть, больше не мерзнут. Теплозащитный мешок спас его от холодной зимы.


Дом самостоятельного проживания для людей с ментальными нарушениями в Алматы
Дом самостоятельного проживания для людей с ментальными нарушениями в Алматы

Я не знаю, что будет дальше. Не понимаю, какая судьба ждет мой цех. Живу с надеждой, что я не ошибаюсь и действительно делаю нечто важное в этой жизни...

Нургуль во что бы то ни стало решила спасти любимое дело. Тогда же ей на подмогу вызвался руководитель Дома самостоятельного проживания, где живут люди с психоневрологическими расстройствами. Теперь четыре женщины из их числа помогают производству Нургуль и получают стипендию.

— Некоторые до болезни были профессиональными портнихами. Конечно, сложные вещи они не могут сшить, зато отлично справляются с пуговками, украшениями, бисером. Комнату для них выделили при этом доме-интернате, оборудование и зарплаты предоставляю я. Здесь просторно, но у меня нет разрешения перевезти сюда свой основной цех и своих работниц. Мы до сих пор остро нуждаемся в собственном большом помещении. Я не знаю, что будет дальше. Не понимаю, какая судьба ждет мой цех. Живу с надеждой, что я не ошибаюсь и действительно делаю нечто важное в этой жизни...


После показа в столице на просторах интернета появились негативные отзывы о первой коллекции. Некоторые высказали мнение, что люди с ограниченными возможностями якобы не нуждаются в особенной одежде, и поэтому цех изначально был обречен. И вообще, мол, зачем Нургуль еще больше указывает инвалидам, на то, что они не такие, как все? Мы решили узнать, так ли это на самом деле.

Аманат Мусин, диагноз — ДЦП.

— Я участвовал в первом показе. Специальные брюки и рубашку с коротким рукавом я ношу до сих пор. И меня не приходится поднимать с коляски, чтобы надеть эти брюки. А резинка совсем не давит, как в обычных джинсах. Цены выше среднего, но я думаю, для индивидуального пошива, с учетом того, что это ручная работа — вполне приемлемые. За эти годы я хотел купить новую одежду у Нургуль, но у них часто были проблемы — то с помещением, то с финансами. Если сейчас нормализуется, то обязательно сделаю летом пару заказов.

Руфик Тынчаров, прикован к коляске после перелома позвоночника.

— Такой цех нужен в городе. Если не Нургуль, то кто этим будет заниматься? Я пробовал заказывать в ателье. Не всегда швеи там знают и понимают нюансы инвалидов так, как в цеху Нургуль. Да и выходит значительно дороже. У Нургуль я покупал себе мешок, и мои друзья тоже себе покупали. Он и правда спасает зимой. Я стал меньше болеть. А еще я предложил Нургуль на будущее, когда она преодолеет кризис, выпустить куртки-переноски, в которых будет значительно больше карманов, чем в обычных. Такие бы нам тоже были удобны.


Для тех, кому небезразлична судьба нашей героини и ее цеха, предоставляем реквизиты:

АО «Kaspi Bank» KZ47722C000015958624

Телефон Нургуль: +7 771 407 5581

Поделись
Аида Жунусова