VOX POPULI Вадим Береговой 2 декабря, 2019 08:00

40 кур акима Айтжанова

40 кур акима Айтжанова
Фото: Вадим Береговой
Здесь нет кафе, супермаркетов, боулингов и ночных клубов. Сюда очень редко добираются журналисты, и поэтому мир этот во многом остается для нас за семью печатями. Корреспондент Vox Populi проехал по аулам, где может быть три улицы, а может — и одна. Но там тоже живут люди.

Двести километров от Талдыкоргана в сторону Алаколя. Еще километров пятнадцать от трассы Алматы — Достык по дороге, которая неизвестно куда приведет. Здесь, среди совершенно безлюдных холмов, начинается Черкасский сельский округ. Пять маленьких аулов, рядом стоящих, и три с половиной тысячи человек, по ним раскиданных.

Парикмахерские есть в каждом ауле, но только в тех домах, где имеется хозяйка. Она и по дому, и по двору хозяйничает. А когда нужно, она же — парикмахер. В одном ауле стоит огромная школа, в другом ее роль выполняет маленькое одноэтажное здание 1935 года постройки. И маленькие магазинчики: с первого взгляда ни за что не догадаешься, но постучишь — и тебе откроют.

Местные жители сами для себя устраивают лотереи с ценными призами, за которыми ездят в Китай— благо, до него рукой подать.

В каждом магазине дадут в долг всё, что захочешь. Запишут сумму в специальную тетрадь, главное — чтобы тебя знали лично.

Есть деревенский «супермаркет» с бесчисленными полками, видеонаблюдением и огромной фотографией местного участкового с номером его мобильного телефона.

Здесь сохранился натуральный товарообмен: куриные яйца и другую местную продукцию, можно обменять на то, что понравится, у приезжающих из райцентра купцов. И здесь никогда не провожают и не встречают детей из школы: тишь такая, что бояться нечего. 


Максат Айтжанов
Максат Айтжанов

Максат Айтжанов — аким Черкасского сельского округа. Занимался в Алматы и Талдыкоргане бизнесом. Вернулся сюда с женой, и теперь не только ездит по полям на служебной «ниве», но и может скакать на лошади без седла. Естественно, когда он не в костюме с галстуком — это он сейчас так выглядит, когда сидит на своем рабочем месте.

— Начальство в аулах все знают лично, поэтому со всеми бедами и проблемами люди запросто идут ко мне. Соседские куры в огород залезли, какая-то собака ночью бегала по двору — примите меры, дров нет, сено сгорело — помогите… И с каждой такой бедой надо разобраться, поговорить: кого-то усовестить, кого-то поддержать, — рассказывает аким.

Безработных в аулах не было никогда, хотя официально несколько человек ими числятся. Но это официально. Здесь у каждого огород в 15 соток, это довольно большая площадь — два обычных земельных надела на усадьбу. На каждом дворе — скот. «Чтобы умереть с голоду, надо лечь и не вставать, а если работаешь, то выживешь», — смеется аким. Рассказывает, что летом в аулах можно долго ходить по улицам и никого не встретить — люди сено готовят, дрова, в горы ходят за малиной и земляникой. Кто-то занят на госслужбе, а большинство работают в крестьянских хозяйствах — их только в этом округе 236.

Всегда считалось, что в сельской местности люди живут бедно. Но в этих землях у каждого пятого взрослого жителя есть машина. В основном все здесь семейные, и машина — никак не роскошь, а средство выживания.

В ауле ты не заработаешь большие деньги вдруг и сразу, каждая копейка достается тяжелым трудом. Даже аким держит сорок кур, гусей, несколько лошадей. Его супруга так же, как и другие, меняет натуральные продукты на товары у приезжих торговцев.

Раз в неделю в самом большом из пяти аулов открывается настоящий базар, сюда привозят абсолютно всё, что есть в райцентре: одежду, посуду, бытовые товары, стройматериалы.

Источник дохода для большинства местных жителей — крестьянские хозяйства. Если работаешь там, значит, кроме денег получишь сено и еще что-нибудь из сельхозпродукции, например, зерно. Сумел — значит, получится держать скотину, птицу. Что-то можно съесть, что-то — обменять. Именно руководители крестьянских хозяйств всегда выступают спонсорами проведения каких-то мероприятий и выделяют деньги для хозяйственных нужд.

Аким Максат Айтжанов более чем уверен: если ты директор крестьянского хозяйства и сил не жалеешь — всегда будешь в прибыли. И другим сможешь помогать. Например, хозяин большого магазина привозит хлеб по 85 тенге. А продает по 80. Это его «маленькая» благотворительность.

По части досуга аул сейчас — то же самое, что и город. Да, ночных клубов и боулингов здесь нет. Но интернет, хороший телевизор — эти блага цивилизации есть в каждом доме. Почти все пользуются смартфонами: в первую очередь, потому, что интернет «летает».

Молодежь по вечерам собирается в школе и играет в футбол и волейбол. Более старшие прилипают к телевизору. Днем особенно не поскучаешь — скотина, дети, зимой надо снег чистить, летом вообще не присядешь. А у кого-то, кроме домашних дел, есть еще и работа — продавца, например, или учителя.


Дом культуры
Дом культуры

Вспомните, как проходят у нас большие праздники. На сцене местная самодеятельность выступает, музыка гремит, народ по площади ходит туда-сюда. Кто-то ест шашлык, кто-то может и выпить где-нибудь в сторонке. Разницы никакой, Алматы это или Ушарал. И все чего-то ждут: может, акимат в честь праздника сюрприз какой-нибудь приготовил? В ауле всё по-другому.

Тут давно поняли: никто тебе праздник не сделает. Нет здесь отдела культуры, и акимата тоже нет, есть просто аким. И в ауле, где всего три улицы, перед большими праздниками собираются жители, решают: что будем делать, как отмечать?


Фото: предоставлено акимом Черкасского сельского округа

В итоге на прошлый Наурыз, например, каждая улица выставила свою команду — и каждая представляла какую-нибудь страну. Главное условие: чтобы она была как можно более экзотичной. Приветствие, танец, песня, пародия, сценка — обязательные элементы сценария. Костюмы, естественно. На площади свое шоу показали лихие кавказцы в папахах и бурках, потом там появились, как настоящие, страшно размалеванные, в юбках по виду из тростника, дикари из Папуа — Новой Гвинеи. А ведь это был не КВН в Алматы — это сельские труженики в отдаленном ауле…

Здесь всегда отмечают Масленицу. Какие-нибудь школьники станцуют русский танец, а под занавес чучело сожгут. Блины раздаются бесплатно. В райцентрах Масленицу всегда так проводили.

— Это почти все — казахи, — улыбается аким, разглядывая прошлогодние фотографии. — Дефицит у нас русского населения. А праздник надо было сделать.

Здесь не только праздничные проблемы жители решают сами. Однажды им надоело каждый раз ломать голову, где проводить поминальные обеды. Ведь ни в одном доме всех сразу не усадишь, а кафе или столовых здесь не было никогда. Решили: нужно сделать специальное помещение. «Почему-то» не стали писать письма и снаряжать делегации, решили: будем строить сами.

— Деньги собрали со всех, строили тоже всем миром, — аким с гордостью показывает большой общий дом. Там есть всё необходимое, и это нам всем принадлежит, а не бизнесмену какому-нибудь. Затраты для тех, кто устраивает обед — такие же, как если бы они дома его делали. Но не толчется никто в тесных комнатах, и всем места хватает — хорошо!


Школа в ауле Аккайын
Школа в ауле Аккайын

Мрачных лиц я на улицах аулов не заметил, все улыбаются. Никто из местных не мечтает о переезде в город. На журналиста известного издания люди смотрели с изумлением. Будто не замечая, что я-то изумлен гораздо больше, чем они.


Материал является интеллектуальной собственностью ТОО «Vox Populi» и защищен законом РК об авторском праве. При его публикации для соблюдения закона необходимо установить видимую и активную гиперссылку на адрес материала на сайте www.voxpopuli.kz.

Все фото- и видеорепортажи редакции вы также можете оперативно получать в Telegram: https://t.me/Voxpopulikz.

Поделись
Вадим Береговой