INTERVIEW Аида Жунусова 27 мая, 2019 09:00

«Не молчи»: откровения правозащитницы Дины Тансари

«Не молчи»: откровения правозащитницы Дины Тансари
Фото: Аида Жунусова
1989 год. Молодая Дина идет на свадьбу к другу. Странный запах шампанского, неприятный привкус резины во рту от обычного лимонада, расплывающиеся люди, темный подвал... Ее насилуют в самой жесточайшей форме. Безжизненное тело прислоняют к дверям квартиры и убегают. Тогда мама Дины, выселившая дочь в другой конец города подальше от позора, одноклассники, измывавшиеся над ее телом до самого утра, люди, показывающие на нее пальцем, и подумать не могли, что спустя 27 лет Дина откроет душу и поведет за собой целое движение против насилия под названием «Не молчи».

«Динка, ты ненормальная? Ты зачем так набухалась?» — подруги в недоумении пытаются привести ее в чувство. Дина, выслушав пару упреков, убегает в туалет и понятия не имеет, отчего ее рвет и почему заплетаются язык и ноги. Она, как и обещала матери, выпила всего один бокал шампанского.

Дина добирается до столика и садится. Перед глазами только он, одноклассник, который еще в седьмом классе демонстрировал всем медицинские учебники с рисунками женских половых органов и хвастался, что станет гинекологом. Дина уже не понимает, где та самая свадьба и почему этот одноклассник уводит ее вместе с какими то ребятами.

Всю ночь девушку насилуют, поят до потери сознания водкой с наркотическим веществом и продолжают развлекаться. У той двери, возле которой оставили безжизненное тело со следами пыток и в разорванной одежде, она осознает, что в ней умирает прежняя Дина. Той девушки, которая мечтала о счастливом браке и верила в мужчин, больше нет. Просыпаясь, она видит перед собой маму, кричащую что-то о стыде за дочь, позоре и страхе.

Дину выселяют из дома в другую квартиру спустя неделю после случившегося. Больше всего ее мучает обида на мать, которая стала свидетельницей тяжкого преступления и, имея все доказательства, не пошла в полицию. От бессилия девушка пытается спрятать всю боль и горечь произошедшего глубоко в душе и забыть подробности случившегося. С ней остаются только запах того странного шампанского и мелькающие лица в темном подвале.

С этим грузом Дина жила 27 лет. В 2016 году она присоединилась к флешмобу #яНеБоюсьСказати, который начали украинские активистки. Известный продюсер Дина Тансари выложила откровенный пост, в котором рассказала о том, как пыталась смириться всю жизнь, но не смогла. Она не ожидала, что получит тысячи писем от изнасилованных женщин, сотни ужасных историй. За этим последовало одно уголовное дело, второе, третье... За три года благодаря правозащитнице Дине Тансари удалось привлечь к ответственности 25 насильников, одному из которых дали 18-летний срок.

Мы встретились с Диной в парке неподалеку от здания ДВД Алматы. Пока одна из жертв дает показания, у правозащитницы появилось немного времени, чтобы поговорить о насилии в Казахстане.

— Меня не просто насиловали. Это был садизм, подробности которого я лучше опущу. Меня не спасла жалость родственников, знакомых и друзей. Мне резко захотелось доказать всем, что я другая, со мной так нельзя. В 20 лет я начала работать как сумасшедшая. За два года открыла свой цех, купила квартиру, устроила новоселье. «Вы ломали меня, унижали, а я стою на ногах и круче вас всех», — вот что я хотела этим сказать.

У изнасилованных стоит четкая установка: теперь ты испорчена и никому не нужна. Я вышла замуж и разошлась спустя 5 лет брака. Я смотрела на счастливые семейные пары и была уверена, что это точно не про меня.

В браке у нас родилась дочь. Она начала петь, ходить на танцы, и я загорелась детским продюсированием. Прошло много лет, и я стала очень известной в продюсерском мире Казахстана.


Дина Тансари
Дина Тансари

— В 45 лет я оглянулась назад и поняла, какую же все-таки глупую жизнь я вела. Отказывала себе в земных радостях. За мной бегало столько мужчин! Подруги говорили: «Динка, ты сумасшедшая? За тобой толпы, а ты одна». А я смотрела на мужчин как дикая и 15 лет никого к себе не подпускала. Бог создал нас парными существами. Сейчас я осознаю, что это нормально, если ты рядом с мужчиной. Почему бы не позволить себе быть счастливой?

Всю жизнь я старалась быть правильной. Я будто кричала всем: «Смотрите на меня, у меня столько наград, благодарностей. Я не испорченная, я хорошая!»

В 45 лет началась жуткая депрессия. Неведомая сила съедала изнутри. Я мучалась все эти годы. Я настолько «зарыла» в себе тот случай, что даже не могла вспомнить, кто был среди насильников, где именно всё происходило и как это случилось.

Я пошла к психологу, написала то самое откровенное письмо. За два года мне пришлось приложить массу усилий, чтобы преодолеть страх и выложить пост. В тот день я с утра до вечера смотрела на кнопку Enter, а потом нажала и закрыла глаза.

Стала обнажаться другая сторона женской жизни — наша участь. Во все времена женское тело было разменной монетой. Мы словно пушечное мясо для мужчин, просто тело.

— Титан кипел, и я словно сорвала клапан. Невероятное количество женщин осмелилось рассказать свою историю. Стала обнажаться другая сторона женской жизни — наша участь. Во все времена женское тело было разменной монетой. Мы словно пушечное мясо для мужчин, просто тело.

VOX: Ваш муж знал о вашем прошлом?

— Нет. Каждая женщина, которая пережила насилие, боится за мужа в первую очередь. Она думает: «Я перетерплю. Но если он убьет их и сядет в тюрьму, я не переживу». Недавно женщина вызвала такси, а через 10 метров в машину сели двое мужчин. Завели дело по групповому изнасилованию. Пока полгода шли следствия и суды, муж изнасилованной и понятия не имел, что жена попала в такую передрягу. Это такая политика сохранения семьи. Ведь годами было принято, что во всем виновата женщина. Ей скажут: «Не надо было садиться в такси, надевать юбку и так далее».

Кстати, муж узнал об изнасиловании после моего поста. В тот момент родственники отвернулись от меня, сказали: «Зачем ты позоришь свою мать?»

И с тех пор я не закрываю рот и закрывать не собираюсь, как бы неудобна я ни была для государства.

— Но я не могла по-другому. На меня вышла организация «ООН-женщины», из Грузии приехала известная правозащитница Гала Петри...

И тут меня вытаскивают на обучающий тренинг со смешным названием «Что такое феминизм». Я так не хотела идти, говорила: «Да не феминистка я, люблю мужчин». Мы всё воспринимаем поверхностно, стереотипно. На феминизм повесили ярлык, якобы последовательницы движения не любят мужчин, и я тоже жила с этим ярлыком. Но этот тренинг меня будто вылечил и открыл глаза.

Я захотела создать организацию, которая будет помогать девушкам. Мы провели круглый стол, на котором я сделала первое заявление для депутатов и министров. И с тех пор я не закрываю рот и закрывать не собираюсь, как бы неудобна я ни была для государства.

Как жертва сексуального насилия я потребовала изменить закон и убрать возможность примирения сторон при насилии средней тяжести. Мы единственная страна в СНГ, где такое примирение возможно. В России насилие тоже приравнивается к преступлению средней тяжести. Однако там прописано, что примирение невозможно. Девушки под серьезным давлением «прощают» насильников, и таких случаев очень много. Хорошо хоть групповое насилие относится к тяжким преступлениям.

VOX: Насколько мне известно, не работает в Казахстане и статья «Домогательство»...

— Это правда. Нет ни одного заявления, потому что доказать домогательство практически невозможно. На прошлой неделе стало известно, что в Алматинской области мать троих детей покончила с собой из-за того, что ее домогался имам. Она оставила стопроцентные доказательства. Он не давал ей проходу. И она как честная женщина не могла изменить мужу, но и не могла убить или посадить имама. Вообще женщины — жертвы в нашем обществе.

Последнее наше дело касалось изнасилования 14-летней девушки. Она казнила, винила себя, стыдилась. Вот как этой малышке объяснить, что не виновата она? Что это случилось не лично из-за нее. Это наша женская доля, и ничего мы поделать с этим не можем. Нас заставляют молчать, стыд перекладывают на нас. И пока мы не начнем бороться открыто, ничего не изменится!

VOX: Недавно в туалете на Медеу изнасиловали девушку. Оказалось, что у преступника было 3 изнасилования до этого, и его отпустили под залог до суда! Рецидивы — частое явление?

— Сейчас к нам поступило дело из ВКО. Мы были просто в ужасе. На мать 7 детей напал преступник, избил ее, отнял телефон, попытался изнасиловать. Она чудесным образом отбилась. Благо, что у нас попытка насилия приравнивается к самому насилию. Многодетная мать подала в суд.

Выясняется, что до этого у мужчины было две судимости: одна за изнасилование, вторая — за грабеж! За последнее преступление ему дали 6 лет, но он вышел раньше по УДО. И во время пробационного периода он нападает на женщину! Но это еще не самое шокирующее. Сейчас идет суд. Преступника еще не осудили. 14 мая он вновь напал на женщину, ограбил и изнасиловал.

VOX: Я наткнулась на исследование, где эту проблему рассматривают с другой стороны. Мужчин выставляют жертвами. Якобы они не виноваты в том, что в мозге происходят необратимые изменения.

— К сожалению, есть такая сторона. В мозге действительно бывает отклонение, которое лечится, и для преступников такой категории сначала нужно назначить МРТ, а затем лечение. Сделать так, чтобы желание насиловать у него сошло на нет. Понятно, что у таких людей сломанная психика. Если бы МВД и Министерство здравоохранения объединили усилия, мы совершили бы прорыв. Огромное количество насильников исправились бы еще в тюрьме.

VOX: И все-таки 25 насильников в тюрьме. Это огромная цифра, если учесть пробелы в законодательстве. К каким делам особенно прикипели?

— Цифры растут. Если в прошлом году в ежемесячном отчете у нас было около 5 уголовных дел, то сейчас не меньше 18! А прикипела я к делу «Тальго». Доктор наук, бизнесвумен была изнасилована двумя проводниками. Она набралась мужества, чтобы подать в суд и заявить об этом открыто. Вы думаете, в судах всё просто? Во время процесса судья задала ей больше 40 вопросов. Эти вопросы были страшными: «Как у вас лежала нога, рука? Как вы в этот момент дышали? Почему глаза были закрыты?» Никто не жалеет потерпевших...

— Мы созванивались каждый день. Она хотела покончить жизнь самоубийством: транквилизаторы, слезы, снова транквилизаторы и слезы. До этого преступления мне было важно посадить насильника, я была «заточена» на них. Вместе с этим делом я сместила акцент на то, чтобы изменить женщину психологически. «Вытащить» из нее жертву.

VOX: От чего зависит успешность дела? Как наказать преступника?

— Чтобы доказать насилие, нужен биологический материал. Если при этом есть следы побоев, то — в большинстве случаев — преступление доказано. К примеру, доктор наук впала в ступор и не сопротивлялась. Это психологическая реакция. 70% женщин не оказывают сопротивление. Но в судах это не учитывают. Если нет синяков и порезов, считается, что секс был по обоюдному согласию.

Бизнесвумен захотела секса с двумя проводниками — ну что за абсурд?! В суде она заявила: «Я ехала в вагоне-ресторане с заместителем акима одного из крупных городов. Если бы я захотела обоюдного секса, я бы ушла с человеком своего уровня и возраста, но никак не с проводником 1996 года рождения!»

Сейчас до сих пор идет суд. Пострадавшая смогла справиться с ситуацией. Ходит к психологу. Она сказала мне: «Дина, я благодарна этой ситуации. Именно из-за этого случая я изменилась полностью». От боли и гнева до принятия ситуации у нее ушло 8 месяцев.

VOX: А вы можете сказать, что благодарны тому, что с вами случилось?

— Ужасно, что законы, касающиеся женщин — а именно бытового и сексуального насилия над ними, — безответственно легкие! Там столько подводных камней, просто ужас. Идет закрытое следствие, закрытый суд. Некоторые женщины понятия не имеют, в каких моментах на допросе суд сработал против них.

Так вот, я благодарна этой ситуации. Я не могу представить себя в другой деятельности. Когда я ушла из детского продюсирования и пришла к жертвам насилия, я будто отформатировала флешку. И теперь для меня жизнь стала азартом. Многие говорят: «Ты залезла в грязь». Таково ваше восприятие. Вы привыкли, что изнасилование — это грязь. Но оно есть, и я им живу. Каждая победа меня вдохновляет. То, чего нам удалось достигнуть, невероятно! Но будет еще круче, когда поменяют законы. Тогда все женщины, которые начали открытую борьбу, почувствуют, что всё было не зря. Благодаря каждой из них сейчас в парламенте сидят и думают, что можно сделать с законом. И это наша маленькая победа...


Все наши материалы вы также можете оперативно получать на нашем канале в Telegram: https://t.me/VoxPopulikz.

Поделись
Аида Жунусова