INTERVIEW Аида Жунусова 21 октября, 2019 08:00

На пенсию в 63 года: «Возраст, до которого шахтеры не доживают»

На пенсию в 63 года: «Возраст, до которого шахтеры не доживают»
Фото: Аида Жунусова
Бывший горняк перебирает черно-белые снимки, на которых изображены его коллеги-шахтеры. Некоторые из его друзей не дожили до заслуженного отдыха, на который горняки уходят в 63 года! В советское время те, кто трудились под землей, получали пенсию с 50 лет. Разница огромная… И сколько бы лет шахтеры ни говорили об этом, их будто никто не слышит, или не хочет слышать. Мы встретились с Павлом Шумкиным, который при 22-летнем подземном стаже получает минимальную пенсию, и вновь подняли эту наболевшую тему.

Павел Шумкин
Павел Шумкин

Стоит отметить, что через несколько дней после нашей встречи с Павлом Александровичем шахтеры Кокшетау обратились за помощью к главе Федерации профсоюзов Ералы Тугжанову с просьбой помочь им добиться снижения пенсионного возраста.

Как пишет об этой встрече kokshetau.asia, шахтеры сказали следующее:

«У молодежи нет интереса к этой профессии. Нам всем — почти под 50 лет. Молодежи в шахтерских коллективах очень мало. Нам тяжело работать в таких условиях и ждать достижения пенсионного возраста. Очень просим повлиять на ситуацию и добиться снижения пенсионного возраста до 50 лет с учетом тяжелого труда шахтеров».

Тугжанов обещал сделать всё от него зависящее. Он признал, что профессия шахтера — одна из самых тяжелых.

VOX: Павел Александрович, сколько лет тянутся эти обещания касательно снижения пенсионного возраста?

— Я получаю 62 000 тенге. Подземный стаж — 22,5 года. Почему так? В 1997 году (тогда было принято новое пенсионное законодательство — прим. авт.) мне сказали: «Подожди полгода до пенсии». Я подождал, потом мой заслуженный отдых отодвинули еще на 13 лет. А когда наконец подошла пенсия, мне заявили: «Так как ты все это время не работал, мы тебе дадим минимальную».


Павел Шумкин (второй слева в первом ряду)
Павел Шумкин (второй слева в первом ряду)

— Никакой логики, никакой морали. Я пытался объяснить это министрам труда, писал письма чиновникам. Никто мне не смог объяснить, почему так произошло. И я не единственный шахтер, кто не успел дождаться пенсии. Нас мало, но мы остались ни с чем.

VOX: Я не нашла статистики смертности в казахстанских шахтах. Однако чаще всего у работников, которым за 50 лет, есть проблемы с сердечно-сосудистой и опорно-двигательной системами, онкологические заболевания. По вашему мнению, много ли горняков дожидаются своего выхода на пенсию в 63 года?

— Не доживают! Многие из моих друзей уже покинули этот свет. Сотни шахтеров погибли в казахстанских шахтах. Болезни накапливаются, одна накладывается на другую. 63 года — это запредельный возраст, даже несмотря на то, что медицина шагнула вперед. В советское время правительство понимало, что никакими санаториями и профилакториями восстановить здоровье горняков невозможно. Поэтому оно давало компенсационную пенсию, то есть мы могли в 50 лет пойти на заслуженный отдых. Разве то, что происходит сейчас, справедливо? И хотя шахтеры очень гуманно относится к следующему факту, всё же он иногда всплывает: полиция уходит на пенсию в 45 лет. Как горнякам это понимать?

Кстати, через месяц исполнится ровно 2 года с момента крупной забастовки карагандинских шахтеров. В декабре 2017 года около 200 работников четырех шахт угольного департамента АО «АрселорМиттал Темиртау» после окончания смены отказались покидать свои рабочие места. На переговоры с рабочими вышли представители компании. Шахтеры выдвинули ряд требований, в числе которых значились увеличение зарплаты и снижение пенсионного возраста.


Книга памяти погибших шахтеров, издание первое
Книга памяти погибших шахтеров, издание первое

Забастовка в шахтах длилась четверо суток. Шахтерам пообещали повысить зарплату на 30% и освободить от преследования за забастовку. Тогда компания «АМТ» заявила, что вопросы пенсионного возраста находятся в компетенции властей. В Министерстве труда сообщили, что этот вопрос не будет рассматриваться, так как при определенных условиях и достаточной сумме накоплений якобы шахтеры и так могут выйти на пенсию в 50 лет. Поэтому этот вопрос повис в воздухе и по сей день остался нерешенным. Между тем профсоюзы металлургов и угольщиков не теряют надежды на то, что, возможно, им еще удастся достучаться до властей на республиканском уровне.

Стоит отметить, что в России, к примеру, пенсия положена шахтерам, отработавшим на протяжении 25 лет в угольной промышленности в полную рабочую смену, а также сотрудникам горноспасательной службы, добытчикам, лицам, которые занимаются обустройством коммуникаций и сооружений в шахтах. Достаточно 20 лет работы для выхода на пенсию горнорабочим и проходчикам, а также машинистам и забойщикам.

Впрочем, вопрос с понижением пенсионного возраста — не единственный, который так и остался без рассмотрения. Еще сложнее ситуация обстоит с шахтерами, которые получили увечья и профзаболевания на опасном производстве.

VOX: Некоторые инвалиды даже не могут доказать, что им положены выплаты. Верно?

— Многие горняки уходят из шахты, потому что не могут элементарно ходить, и при этом они даже не пытаются доказать свои болезни! Потому что там столько унижений надо пройти, столько справок собрать, комиссий 40 «штук». Люди загнаны, рабочие в подавленном состоянии.

— Они всю жизнь таскали на себе по 150–180 килограммов, а после всего этого им надо ходить и унижаться, выпрашивать направления, всякие бумаги, доказывать, что у них кости «стерты». И только чтобы остатки психики сохранить, многие думают, мол, лучше дотяну как-нибудь до пенсии, если дотяну, но инвалидности добиваться не буду.

VOX: А как должно быть?

— В Японии в трудовом контракте всё прописано вплоть до мелочей. При подписании контракта уже известно, какая выплата положена, если работник поранит щеку, какая помощь будет оказана, если будет повреждена спина. У них нет необходимости ходить и вымаливать себе эти пособия.

Стоит отметить, что в 2015 году регрессников тяжелых производств уравняли в правах с другими инвалидами. Пенсии бывших горняков сократились на 30–40%. Согласно этим поправкам, отменены регрессные выплаты лицам, достигшим пенсионного возраста.

— По этому поводу мы разговаривали тогда, еще 4 года назад, с министром труда и социальной защиты. Однако в ответ нам было сказано, что необходимо подсчитать, во сколько это обойдется государству. Это было так унизительно. Как можно так относиться к людям, которые умирают во время их подсчетов?


Павел Шумкин на забастовке 1991 года
Павел Шумкин на забастовке 1991 года

VOX: Напоследок: как вы считаете, протестные настроения в настоящее время нарастают, или шахтеры смирились с происходящим?

— В 1991 году была очень крупная забастовка горняков в Караганде. Тогда состоялся марш, в котором приняли участие около 6 000 шахтеров, стояли по 14 человек в ряд. Забастовка длилась 3 дня, требований была масса, и часть была удовлетворена.


Павел Шумкин (четвертый справа), фото из архива
Павел Шумкин (четвертый справа), фото из архива

— Тогда, 30 лет назад, машин не было, зарплат тоже не было, как и еды. А сейчас? На стол накрыто, у многих кредиты, дети где-то учатся. И поэтому в настоящее время очень крайние обстоятельства понуждают шахтеров взорваться. К тому же, на территорию шахты не прорваться, там минимум 4 пропускные системы. Я часто говорю, что компания «АМТ» — словно государство в государстве, со своими правилами и законами. И в этом государстве люди боятся потерять работу…


В Казахстане тысячи шахтеров, рискуя жизнью, уходят из дома и больше 10 часов проводят под землей. На глубине 500 метров каждая секунда может стать последней. По данным за 2017 год, средняя продолжительность жизни в Казахстане с рождения составляет почти 73 года, среди мужчин — 69 лет, среди женщин — 77 лет. Однако в разрезе регионов средняя продолжительность жизни городского жителя Карагандинской области составляет 65,5 года.


Неполный список аварий на шахтах Казахстана

  • 19 ноября 1993 года. Взрыв метана в штреке дренажной шахты в разрезе «Северный». 6 жертв.
  • 7 июля 1994 года. «Шахта Казахстанская». Шахтинск, Карагандинская область. Взрыв метана. 14 жертв.
  • 16 марта 1994 года. Шахта «Актасская». Сарань, Карагандинская область. Пожар. Количество жертв — 11 горноспасателей.
  • 24 ноября 1995 года. Шахта имени В. И. Ленина. Шахтинск, Карагандинская область. Взрыв метана. 13 жертв.
  • 5 декабря 2004 года. Шахта «Шахтинская». Шахтинск, Карагандинская область. Взрыв метана. 23 жертвы.
  • 20 сентября 2006 года. Шахта имени В. И. Ленина. Шахтинск, Карагандинская область. Взрыв метана. Количество жертв — 41 человек.
  • 11 января 2008 года. Шахта «Абайская». Абай, Карагандинская область. Взрыв метана. 30 жертв.
  • 2 июня 2008 года. Шахта «Тентекская». Шахтинск, Карагандинская область. Внезапный выброс угля и газа. 5 жертв.
  • 12 октября 2008 года. Шахта № 65 Южно-Жезказганского рудника. Падение из клети. 6 жертв.
  • 2016 год. Трагедия на шахте «Саранская», Карагандинская область. Обрыв подвесной дороги. 8 жертв.
  • 2017 год. Забой шахты «Казахстанская», Карагандинская область. Внезапный выброс метана. Количество жертв — 3 человека.

Все наши материалы вы также можете оперативно получать на нашем канале в Telegram: https://t.me/Voxpopulikz.

Поделись
Аида Жунусова