Природа Григорий Беденко 3 декабря, 2015 12:00

Охотники на охотников

Охотники на охотников
Фото: Григорий Беденко
Наступила зима, холодное и неприветливое время года, которое на широтах юго-восточного Казахстана продолжается почти пять месяцев. Климатологи уже оценивают завершающийся 2015-й год, как аномально жаркий и сухой. К счастью, крупных пожаров на особо охраняемых природных территориях нашей страны не произошло. Любой такой пожар для Казахстана может стать настоящей катастрофой, ведь лесные массивы занимают всего лишь 4% от бескрайних казахстанских просторов. Но окончание пожароопасного сезона вовсе не означает, что для специальных структур, призванных защищать наши биологические ресурсы наступил период затишья и отдыха. Как раз наоборот – работа сейчас проводится очень активная. Ведь зима – это время, когда активизируются браконьеры. Наш корреспондент и любитель авиации Григорий Беденко по приглашению «Казавиалесоохраны» в течение 2-х дней участвовал в авиарейдах по Алматинской области. Предлагаем вашему вниманию его фоторепортаж.

В первый день облет горной системы Заилийского Алатау, где расположены два национальных парка, продолжался почти 5 часов. Местность, запечатленная на снимке находится в районе поселка Чилик (Шелек). Равнина постепенно переходит в заснеженные горы. 

На борту Ми-8 МТВ 1 компании «Бурундайавиа», который выполняет полеты по заданию «Казаваиалесоохраны», находятся специалисты территориальной природоохранной инспекции и сотрудники полиции.

Елочки внизу после снегопада выглядят очень привлекательно.

Снегопады в горах обильные, и случаются неожиданно. В некоторых местах листья с деревьев еще не успели опасть.

Пролетаем дорогу на Медеу. Внизу элитный кондоминиум.

А это отель и крытый спорткомплекс курорта Табаган.

И даже здесь, совсем рядом с обитаемыми местами можно увидеть диких животных. После снегопада косулям особенно тяжело найти пищу, они спускаются вниз. И здесь зачастую становятся легкой добычей любителей пострелять в живое.

Наш вертолет спускается вниз и подлетает к рекe Или. Здесь находится так называемая верхняя дельта, где река впадает в Капчагайское водохранилище.

На другом берегу – территория национального парка «Алтын Эмель». На снимке различимы сакские курганы.

И вот тут начинается самое интересное. Летчики замечают внедорожник, который на большой скорости пытается уехать подальше от воды.

Для тех, кто находился в автомобиле погоня ничем хорошим не закончилась. От вертолета не уйдешь.



Вертушка садиться прямо на воду.

Мы прилетели очень вовремя. Рыбаки как раз собирали снасти.

В машине сразу же обнаружилось помповое ружье. Причем, в расчехленном состоянии, что запрещено по законодательству.

А вот и китайская одноразовая сеть. Ловить с ее помощью рыбу у нас запрещено категорически.

Это варварское браконьерское приспособление опасно тем, что губит в водоемах всю рыбу подряд. И кроме того, если такую сеть бросают в воде, она может там лежать годами. У рыбы, которая запуталась в мельчайших ячейках нет никакого шанса на спасение.

Рыбаки взяты с поличным.

Нарушителя заставляю разрядить ружье.

Трудно ответить на вопрос, зачем ружье человеку, который приехал отдохнуть у воды и порыбачить с удочкой. К слову, для охоты необходимо разрешение от охотничьего хозяйства. Стрелять можно только в определенных местах, и только в разрешенные виды дичи.

Патроны снаряжены крупной дробью. Таким выстрелом можно уложить слона.

В подобных ситуациях мужчина должен сохранять самообладание, и не ударить лицом в грязь.

Тем временем друзья достают рыбу из сетей.

Работа очень тяжелая. Сеть невозможно распутать, рыбу из нее вырезают.

Бригадный всерьез озаботился оформлением легенды. Никаких разрешений у него нет.

В общем понятно, что мужики «пришли на дело» не в первый раз, имеют большой опыт.

Вот только не учли, что правоохранители могу упасть им с неба на голову.

В сеть попался почти центнер рыбы.

Несколько крупных сазанов были еще живыми, хотя и почти при смерти. Их отпустили.

Вещьдоков набралось на приличное административное правонарушение.

Прямо в вертолете оформляются бумаги. Все снасти и оружие конфискуются.

Вертолет прогревает турбины.

Мы поднимаемся над дельтой.

Внизу густые заросли камыша, где в основном промышляют и прячутся браконьеры.



 



 

Сделав несколько кругов, уходим обратно в горы.

Внизу плотные заросли тянь-шаньской ели, арчевники и тонкие ниточки горных рек, которые никогда не замерзают.

Долина реки Чилик (Шелек). Здесь самые крупные в Заилийском Алатау еловые леса.

Ель нордическое дерево. Оно любит холод и растет только на северных склонах гор.



На следующий день вылетаем в нижнюю дельту реки Или. Здесь пустыня, снега почти не бывает.

Река Или у райцентра Баканас.

В этих местах произрастают массивы саксаула, который в последние годы пытаются восстановить после тотальной вырубки в 90-е.

Саксаул (лат. Halóxylon)– это единственное дерево, которое способно расти в пустыне.

Как и тянь-шаньская ель, растет он очень медленно. Дерево становится взрослым через несколько десятков лет.

Райцентр Баканас.

В нескольких километрах от поселка замечаем грузовой автомобиль, который стоит в зарослях.

Командир выбирает место для посадки. На несколько секунд вертолет зависает, чтобы разогнать пыль и сухую траву. Если они попадут в воздухозаборники – будут проблемы.

Мы отправляемся на поиски владельцев грузовика.

Все-таки у авиации абсолютный приоритет. Сверху все видно, как бы хорошо не мимикрировали наземные объекты.

А вот и первая любопытная деталь – машина оказалась без госномеров.

Ребята приехали заготавливать дрова.

Лично у меня всегда обливается кровью сердце, когда я вижу, как деревья валят бензопилами.

Нарубить древесины успели приличное количество.

И подготовились неплохо, можно было бы в этом месте успешно вести заготовку довольно длительное время, если бы неожиданно не прилетел вертолет.

 Естественно, никаких разрешений у дровосеков не было.

Зато теперь есть проблемы.

Через некоторое время на шум подтянулась вторая бригада заготовителей.

В отдалении был обнаружен их инвентарь.

Нарубить дров здесь успели еще больше.

Правоохранители оформив протокол, ребят отпускают.

А мы летим дальше.

Внизу крупнейшая водная артерия южного Казахстана и пойменные, так называемые, тугайные леса.

Встречаются солончаки.

Поселок Караой.

Здесь у нас обед.

Очень люблю снимать в казахских аулах.

Здесь живут очень открытые и приветливые люди.

И всегда присутствует ощущение, что время как будто остановилось, или течет по-другому.

Для таких поселков посадка вертолета из Алматы – всегда событие…

 …которое надо запечатлеть на память!

Вообще, в Прибалхашье очень много мелких крестьянских хозяйств.

А в дельтовых озерах в последние годы появилось множество охотничьих угодий.

Именно охотничьи хозяйства уполномочены выдавать разрешения на отстрел животных и птиц.

Но зачастую, сами охотники легко превращаются в браконьеров. Получив разрешение они устраивают пальбу не в тех местах, где это можно делать, убивая не тех животных и птиц, которых разрешено. И даже не в тех количествах, которые разрешены.

Осенью тугайные леса прекрасны! Здесь огромное биологическое разнообразие.

Замечаем УАЗик, который движется в зарослях. Экипаж блокирует его, сев прямо на дороге.

У летчиков прекрасное зрение, и они успели заметить, как двое местных жителей выбросили из машины ружье. Естественно, его сразу же нашли.

Патроны были заряжены крупной дробью. При точном попадание можно с одного выстрела убить кабана, или косулю. А то и краснокнижного джейрана.

Ружье вообще не было зарегистрировано.

Оружие и боеприпасы изымаются, составляется протокол.

Место совершенно безлюдное.

Вокруг тугайная растительность, растянувшаяся на многие километры.

И главным хищником в этих прекрасных местах является человек.

В 90-е годы практически бесконтрольная деятельность местного населения привела к тому, что тугайные леса оказались на грани исчезновения.

Их варварским образом выжигали.

Делалось это для того, чтобы расчистить место у реки под пастбища.

Огонь уничтожал животных и птиц.

И только сейчас, когда появился эффективный авиационный контроль особо охраняемых природных территорий, уничтожение биоресурсов удалось прекратить.

Сегодня в Алматинской области осталось совсем немного мест, где еще сохранилась дикая природа.

Одно из таких мест – это дельта Или.

Цивилизация медленно наступает…

Жанат Мамбаев, руководитель Южного отделения «Казавиалесоохраны»:

 - Охрана лесных массивов с помощью авиации – самый эффективный способ защитить наши биоресурсы. Кроме главное преимущества – оперативности обнаружения пожаров на начальной стадии, существует еще и очень серьезный психологический эффект. Большинство пожаров, как показывает практика, возникают по вине человека. И если люди знают, что все их незаконные действия могут быть мгновенно обнаружены и пресечены, они лишний раз подумают – стоит ли этим заниматься.

Толеугазы Сексенбаев, руководитель «Казавиалесоохраны».

-  VOX. Толеугазы Толеубекович, каким был для вас 2015-й год?

- 2015-й год в целом, в отличии от прошедших лет, был аномально жарким. Но к счастью, этот год прошел без особых эксцессов – крупных пожаров. Я имею ввиду гослесфонд и особенно, горную местность. Там можно эффективно тушить возгорания только с помощью авиации.  Хочу отметить, что в начале года тариф (стоимость летного часа), который был заложен у нас на аренду вертолетов 1-го и 3-го класса не соответствовал необходимым для нас потребностям. Этот тариф очень сложно подсчитать. У каждой компании, чью авиационную технику мы арендуем, идет своя дифференциация. На коллегии минсельхоза 5 марта я обратился к руководству отраслевого министерства и уполномоченного органа с просьбой выделить нам дополнительные средства. Именно на то, чтобы установить тот тариф, который нам нужен, а не тот, который был заложен в бюджете. Был единственный способ это сделать – сократить количество часов налета, и за счет высвободившихся средств увеличить тариф. Руководство пошло нам навстречу. Это и спасло нас в буквальном смысле  - 2015-й год мы прошли без больших пожаров в гослесфонде.

 - VOX. Насколько эффективно совместное авиапатрулирование?

- По нашему уставу основной вид деятельности – охрана от пожаров гослесфонда. Это самое основное. Но, по возможности, в нашем уставе заложены еще такие функции, как борьба с браконьерством, незаконной вырубкой деревьев, отслеживание и борьба с лесопатологией, и вообще - с всевозможными нарушениями лесного законодательства. В пожароопасный период мы практически не имеем возможности осуществлять эти дополнительные функции. Все силы и средства направлены на упреждение огня. К концу пожароопасного периода - это где-то конец октября - мы начинаем осуществлять совместное авиапатрулирование. Все зависит от погоды. В северных регионах холода раньше наступили, и там пожароопасный период раньше и закончился. Мы берем на борт в первую очередь лесовладельцев, чтобы они могли оценить общее состояние своего хозяйства. Обязательно присутствуют представители природоохранной прокуратуры, полиции, надзорных органов – территориальной инспекции по защите лесного и животного мира. Обязательно приглашаем СМИ. Это необходимая работа. Мониторинг и доведение информации до населения серьезно сокращают урон биоресурсам.

- VOX. Какие нарушения чаще всего происходят?

- Совершенно разные нарушения. Самое распространенное – незаконные вырубки деревьев. Страдает в первую очередь краснокнижный саксаул. Люди, которые допускают эти нарушения, обычно начинают искать разные причины в свое оправдание. Говорят, что не знают тот или иной закон и т.д. Но от ответственности это их все равно не освобождает. Поэтому, когда на борту находятся представители природоохранной прокуратуры они прямо на месте составляют протокол.

  - VOX. А кто вообще контролирует вырубку деревьев? 

- Разрешение на вырубку деревьев дают лесовладельцы. Это все жестко утверждается. Обычно без проблем можно заготавливать остатки деревьев погибших от пожара, деревья пораженные паразитами и т.п. Однако, очень часто получив разрешение, заготовители вырубают не те участки лесных массивов, которые обозначены в документе, а те, которые нельзя вырубать – здоровые нормальные деревья. Поэтому, я считаю, что контроль в этой сфере должен быть постоянный. Саксаул занесен в Красную книгу. Его вырубка запрещена. Мораторий действует до 18-го года, чтобы массивы саксаула могли восстановиться. Вырубают его с такой интенсивностью, что он не успевает восстанавливаться. При Союзе на восстановление массивов саксаула выделялись немалые средства, был очень жесткий контроль вырубки. Саксаула было достаточно.  

- VOX. Какова ситуация с браконьерством?

 - Ситуация у нас такая. Охота на определенные виды животных  разрешается в осенне-весенний период. Это где-то с начала сентября, и до середины декабря. Обязательно должно быть разрешение охотничьего хозяйства. Сам процесс охоты контролируется территориальной инспекцией. Однако, охотники очень часто прикрываясь этим разрешением истребляют другие виды животных и птиц. Что касается рыболовства – нерест по всему Казахстану обозначен в период по 30-е июня. Осенью разрешается рыбачить, но только на определенные виды рыбы, и с четко определенным количеством улова. Но самое страшное, когда браконьеры используют одноразовые рыболовные сети китайского производства. Это категорически запрещено. Эта сеть может лежать в воде годами, и губить рыбу в огромных количествах. В случае обнаружения таких сетей мы их сжигаем на месте.

Поделись
Григорий Беденко
Григорий Беденко
журналист, фоторепортер, блогер
КОММЕНТАРИИ ()
Осталось символов: 1000