Один день Алёна Мирошниченко 17 мая, 2016 10:00

Один день из жизни социального работника

Один день из жизни социального работника
Фото: Тимур Батыршин
Что такое одинокая старость? Это сражение один на один с болезнями. Это когда не хватает сил не только на то, чтобы выйти на улицу за хлебом и лекарствами, но даже на передвижения по квартире. Когда очень не хватает человеческого общения и внимания, а родных и близких нет рядом, или вообще нет. И вот в таких случаях старикам остается уповать лишь на помощь социального работника. Для многих соцработник становится единственным связующим звеном с внешним миром, надеждой на завтрашний день. Сегодня мы познакомим вас с Гульжамал Исабаевой, которая от чистого сердца старается делать чуточку ярче мир одиноких людей.

Знаете ли вы, что профессия «социальный работник», появилась на Руси ещё в XV веке? В 1600 году в Москве действовали три заведения (называемых в те времена богадельней, богоугодным заведением, божьим домом), где принимали нищих и одиноких старцев. А людей, которые служили этому богоугодному делу верой и правдой, называли святыми.

К сожалению, в нашей стране эта непрестижная работа получила профессиональный государственный статус только в конце прошлого века, поэтому проблем в этой сфере, как водится, достаточно немало, и самая главная из них — мизерная заработная плата.


Гульжамал Исабаева имеет высшее образование социального работника. Потребность помогать людям привела её в Общественный фонд «Совет ветеранов ВОВ, тружеников тыла и детей войны». За свою нелёгкую работу по специальности Гульжамал получает пятнадцать тысяч тенге в месяц.

Как же проходит обычный день социального работника?

У нашей героини трое детей. Старшие — сын и дочка — студенты, а младшая — школьница. Раннее утро Гульжамал, как и у любой мамы, начинается с приготовления завтрака своим домочадцам. Проводив старших детей на учёбу, а мужа на работу, женщина собирает младшую дочку Адину на урок хореографии.

Работа в театре не требует моего постоянного присутствия, и поэтому я решила: если у меня остаётся свободное время, почему бы его не посвятить помощи людям?

Мы решили проехаться с нашей героиней в студию хореографии, а заодно и пообщаться.

VOX: Гульжамал, как вы пришли к социальной работе?

— Раньше я работала в ТЮЗе имени Натальи Сац контролёром, а потом меня сократили. Долгое время не находила себе места, когда потеряла работу. Потом устроилась в Немецкий театр уборщицей. Работа в театре не требует моего постоянного присутствия, и поэтому я решила: если у меня остаётся свободное время, почему бы его не посвятить помощи людям?

Пока девочка занимается в зале, Гульжамал не скучает. Учебник по социальной педагогике у неё всегда с собой. 

— В Совете ветеранов я начинала работать волонтёром, а потом мне предложили стать соцработником и получать за это деньги. Но старичкам я помогаю скорее не ради денег, а по зову сердца.

После хореографии мама с дочкой спешат по своим делам. У Адины уроки во вторую смену, а Гульжамал ждут её подопечные старики. Сегодня она должна посетить двух пенсионеров.


Гульжамал Исабаева
Гульжамал Исабаева

Предварительно созвонившись с Фёдором Зиновьевичем Курдановым, Гульжамал едет к нему домой, чтобы сделать влажную уборку. Весь рабочий инвентарь и моющие средства для уборки у Гульжамал с собой.

— К Фёдору Зиновьевичу я прихожу раз в две или три недели. Если бы наша организация была государственной, то я бы навещала его два раза в неделю.

Иногда приходишь к человеку, а дверь закрыта — достучаться невозможно. Да и вообще, переступая порог квартиры, никогда не знаешь, что тебя там ждет.

Мы долго звонили в домофон, но Фёдор Зиновьевич не отвечал. Гульжамал удалось связаться с ним лишь по телефону. 

— Иногда приходишь к человеку, а дверь закрыта — достучаться невозможно. Да и вообще, переступая порог квартиры, никогда не знаешь, что тебя там ждет. Очень часто старики путают звонок домофона со звонком телефона. Им звонишь в домофон, а они трубку телефона поднимают.

— Да ты же моя дорогая! Как я скучал по тебе! — радостный пенсионер встречает Гульжамал как родную. — А я и не слышал звонка. Телевизор смотрел в наушниках. Меня ведь в войну контузило, поэтому и слышу плохо.

Пообщавшись с дедушкой, Гульжамал приступает к уборке.

VOX: Гульжамал, говорят, что старички — очень капризный народ. Есть ли сложности в работе с ними?

— Именно со старичками, которым за девяносто, работать просто. Они очень благодарные, добрые, жалеют меня. Вот, например, Фёдор Зиновьевич — всегда чай, сок предложит, или мандарины.

— Многие старики просто хотят, чтобы кто-то пришёл и поговорил с ними. Им не хватает общения. Фёдор Зиновьевич просит приходить почаще — хотя бы раз в неделю, — но не для того, чтобы выполнить работу по дому. Скучно ему одному.

Фёдору Зиновьевичу девяносто два года. Он ветеран Великой Отечественной войны. У дедушки есть дети и внуки. Но, по его словам, все они заняты работой, и на уборку его квартиры у них попросту нет времени.


Фёдор Зиновьевич Курданов
Фёдор Зиновьевич Курданов

— Ко мне уже несколько лет приходят соцработники. Одна приходила только поесть. Приходит и сидит, чай пьёт. А убирал я всё сам. Я позвонил и сказал, что в помощи соцработников не нуждаюсь. Но потом пришла другая женщина и говорит: «Что-то у вас тут так воняет!» На улице зима, мороз, а она мне во всех комнатах окна пооткрывала. Я опять звоню в Совет ветеранов и говорю: «Вашей работнице у меня дома не климат!» А потом мне Гульжамал прислали.

— Фёдор Зиновьевич, может, я вам сегодня и окна помою, пока дождя нет? — предлагает Гульжамал.

— Ишь, чего надумала! На улице прохладно, сыро, а ты вся вспотела. Простудиться захотела? Никуда не денутся мои окна! — отчитывает дедушка свою помощницу.

VOX: Нравится ли вам ваша работа?

— Мне нравится моя работа тем, что я всегда в тонусе, всегда в движении. Это борьба с лишним килограммами, — шутит Гульжамал. А на самом деле мне просто нравится помогать людям и видеть потом их счастливые лица.

Прошло чуть больше часа. За это время Гульжамал успевает вытереть пыль, пропылесосить, вымыть полы, почистить сантехнику и навести порядок на кухне. В комнатах чисто, блестят зеркала, пахнет свежестью.

— Раньше на уборку у меня уходило больше времени, а сейчас я уже приноровилась, — делится своими достижениями женщина.

В работе социального работника ключевым словом является «помощь». Приготовить еду, помыть посуду, покормить старика, сопроводить его на прогулку или в больницу. Постирать, сбегать в аптеку или магазин, убрать в доме — ничего героического, яркого и экстраординарного. Но если кому-то из вас приходилось ухаживать за престарелым родственником, вы можете представить себе, какой это труд.

У каждого социального работника есть школьный дневник. В нём делается отметка о проделанной работе, а подопечный должен поставить свою подпись.

— Я бы этот дневник одними пятёрками разрисовал, — шутит благодарный дедушка. — Гульжамал у меня умница, прелесть просто! Убирает быстро и старательно, и человек очень добрый и общительный! А что нам, старикам, ещё надо?


Возвращаясь от Фёдора Зиновьевича, наша героиня попала под дождь и промокла до нитки. По пути она решила ненадолго зайти домой, чтобы выпить чаю и переодеться.


Офис Совета ветеранов
Офис Совета ветеранов

Прежде чем отправиться ко второй подопечной, Гульжамал заходит в офис Совета ветеранов, чтобы взять для неё гостинец к 9 мая — продуктовый набор.

У Гульжамал всегда при себе рюкзак или вместительная сумка. Иногда ей приходится делать покупки по просьбе стариков.

Продукты женщина покупает по списку, написанному ее подопечными. При этом магазин, в котором осуществляются покупки, должен не только нравиться самому соцработнику, но и соответствовать ценовым запросам бабушек и дедушек с их маленькой пенсией.


Юлии Акимовне Загайгора восемьдесят лет. Она всю жизнь проработала преподавателем английского языка. Вдова. Похоронила двух мужей, а детей так и не было. В молодости хотела усыновить ребенка из детского дома, но родители отговорили, побоялись плохих генов. Так и осталась бабушка под конец жизни совсем одна.

Одинокая старушка уже пять лет не выходит из дома. По квартире передвигается с помощью ходунков. Говорит, что вроде где-то есть дальние родственники, но они за пределами Казахстана. Навещают Юлию Акимовну только социальные работники.

Когда я пришла сюда в первый раз, квартира была запущена. Везде грязь и паутина, как будто уборку не делали несколько лет.

Гульжамал принимается за влажную уборку.

— Когда я пришла сюда в первый раз, квартира была запущена. Везде грязь и паутина, как будто уборку не делали несколько лет.

Я хочу вывести бабушку на прогулку, а она говорит, что ей неловко будет, если на это я потрачу своё время. 

Желающих ухаживать за чужими стариками за мизерную зарплату не так много. Приступая к непосредственному общению с подопечными, человек оказывается один на один со многими аспектами, связанными не столько с выполнением бытовых услуг, сколько с проблемами психологического характера.


Юлия Акимовна Загайгора
Юлия Акимовна Загайгора

Уборка окончена. Наша героиня счастлива, что смогла сделать ещё одного человека чуточку счастливее.


Всем подопечным Гульжамал — а их у неё пять человек — нужна не только помощь по хозяйству, но и душевная поддержка, ведь у каждого из них свой характер, своя история, боль и обида. Для доброй и чуткой женщины это не просто чужие люди: они занимают свое, причем немалое, место в её жизни. Поэтому специалисту по социальной работе особенно важно быть и тонким психологом, и чутким педагогом, и толковым социологом. А самое главное в социальной работе — любовь и терпимость к людям.

А вечером женщину опять ждёт такая же работа, только уже дома.


Проведя один день с нашей героиней, мы поняли, что одинокие старики не меньше, чем дети-сироты, нуждаются в усыновлении. Но, к сожалению, далеко не каждый способен отдавать одиноким, больным, старым не только свое время, но и душу, как это делает Гульжамал Исабаева. Так пусть её доброта вернется к ней сторицей!

Поделись
Алёна Мирошниченко
Алёна Мирошниченко
КОММЕНТАРИИ ()
Осталось символов: 1000