Один день Алёна Мирошниченко 2 февраля, 2017 08:00

Один день из жизни помощницы по дому

Один день из жизни помощницы по дому
Фото: Олег Спивак
Признайтесь честно, уважаемые читатели, кому из вас нравится заниматься уборкой? Уверена, что многие не раз говорили: «Как же надоела эта уборка! Кто бы за меня это сделал?» И сегодня мы расскажем вам о том, как проходит один день из жизни девушки, для которой наведение чистоты и порядка — не только заработок, но и колоссальное удовольствие.

Мария Данильченко
Мария Данильченко


Забавно, но при слове «уборщица» воображение рисует ворчливую тётку в косынке и мрачном тёмно-синем халате. А при слове «домработница» — женщину без образования, не сумевшую трудоустроиться в другой сфере. Но в реальности им на смену давно пришли совершенно иные персонажи: дамы умные, уверенные, ухоженные и самодостаточные — такие, как наша героиня Мария Данильченко.

Кстати, умница и красавица Маша имеет диплом о высшем образовании, а по профессии она психолог.

Мы приехали к Маше в восемь часов утра и застали её за наведением красоты.

— Просыпаюсь я не позже восьми часов утра. Первым делом привожу себя в порядок и бужу дочку.

VOX: Маша, как давно ты трудишься в сфере оказания клининговых услуг?

— Уже полтора года. До этого восемь лет проработала школьным психологом. Я окончила филиал Московского государственного университета в 2004 году здесь, в Алматы, и сразу меня взяли на работу в ту школу, в которой сама когда-то училась. В ней я проработала год, а потом перешла в частную школу. В частной проработала восемь лет с перерывом на декретный отпуск. Это было самое золотое время: высокая зарплата, удобный график работы. Но всё хорошее когда-то заканчивается, и так получилось, что моё место понадобилось кому-то другому. И добровольно-принудительно я оттуда уволилась. Я очень сильно переживала, что осталась без работы, и первое, за что схватилась, была государственная школа. Там проработала четыре года. Отпускать меня не хотели.

Дочку Маши зовут Таня. Ей девять лет. Маша воспитывает её одна. Девочка оказалась приятной собеседницей. Как только мы вошли в дом, добрый и общительный ребёнок сразу принялся показывать нам свои игрушки, рассказывать про школу.

Пока мама заканчивает макияж, а на плите закипает чайник, Таня накрывает на стол.

Девочки завтракают и обсуждают планы на день.

— У меня весь день расписан по минутам, — рассказывает Маша. — Завтрак, уроки, приготовление еды, работа. Потом я лечу за Таней в школу. Вроде бы ничего такого не делаю, но я такая занятая...

VOX: Сколько на данный момент у тебя объектов?

— На данный момент у меня пять постоянных объектов.

— После завтрака мы вместе с мамой делаем домашнее задание. У меня каждый день по шесть уроков. Задают очень много. Что-то я делаю ещё с вечера, но математика и русский — это лучше утром, — делится Таня.

Отрываясь ненадолго от тетрадок и учебников, Мария готовит на ужин суп.

VOX: Маша, а после работы у тебя остаётся желание заниматься теми же делами дома?

— Даже когда я прихожу домой, у меня опять начинается та же самая работа: помыть, убрать, приготовить. И это всё мне в радость. У меня при этом нет никакой усталости. Я вообще удивляюсь, как женщины, работающие в офисах, приходят домой уставшими и ничего не хотят делать. Мне всегда хочется что-то делать. Я получаю от этого удовольствие.

Ужин на плите. Маша собирается на работу и демонстрирует нам свой рабочий инвентарь. В её сумке удобное летнее платье, чтобы переодеться, домашние шлёпанцы, резиновые перчатки.

— Чистящие средства стараюсь использовать по минимуму — вдруг у хозяев квартиры аллергия на них. И поэтому я купила специальные тряпки, которыми можно делать уборку без применения всякой химии, и это реально работает. А для хрупких и мелких предметов у меня вот эта замечательная кисточка.

В 12:00 Маша отвозит дочку в дом родителей, они живут в пяти минутах ходьбы от школы.

— Если у меня запланированы на день два объекта, я оставляю Таню с моей бабушкой. На автобусе она самостоятельно пока не умеет ездить, да и остановки далеко от дома и школы, плюс нужно переходить опасную проезжую часть. Я закончу работу примерно в 17:30, а потом мне нужно забрать Таню из школы. Если вдруг не успею, я опять же могу попросить об этом маму, она приходит с работы раньше меня. Но чаще всего Таню забираю я.

Итак, мы приезжаем с Машей на первый объект — частный дом, расположенный неподалёку от её дома, в котором сегодня запланирована еженедельная влажная уборка. Хозяева на работе, но любезно дали нам разрешение на съёмку в их доме.

— Когда я прихожу к клиентам на дом, а это чаще всего до обеда, они уезжают либо на работу, либо по делам и оставляют мне ключи. Но если они остаются дома, то мы сразу обсуждаем, какую комнату нужно убрать в первую очередь. Двери я всегда закрываю, когда убираю. Я предпочитаю никому не мешать.

Во время работы я не слушаю музыку, не включаю ни телевизор, ни радио. Я предпочитаю убираться в полной тишине. Ужасно не люблю переписываться в это время по WhatsApp, и даже по телефону стараюсь не разговаривать. Я на работе! Меня не трогайте! Конечно, я могла бы сесть и болтать по телефону, но работа — прежде всего.

— Когда мне надо убрать какой-нибудь шкаф, конечно, приходится в него заглядывать, но не из-за любопытства, а чтобы навести там порядок. И в самом начале я сразу предупреждаю хозяев об этом. Мне кажется, люди испытывают неловкость, когда к ним приходят и начинают лазать по шкафам. Но что поделать, я выполняю свою работу. Работая в домах, я много чего вижу и слышу, но делаю вид, что ничего не вижу и не слышу — так комфортно всем. А какая-то личная информация — она мне не интересна. Для меня главное — качественно выполнить свою работу.

VOX: Маша, можешь ли ты поделиться своими секретами уборки?

— Для идеальной чистоты я использую наногубки, а они просто волшебные. Казалось бы, на вид совершенно чистый подоконник, но стоит провести по нему этой влажной губкой, она тут же станет чёрной. Представляете, это без всяких чистящих порошков.

Вообще я люблю использовать крем Cif. Он тоже мне нравится. Но раз в полгода я рекомендую использовать наногубку. А купить её можно в «Магнуме».

— А ещё у Faberlic есть просто потрясающее средство для чистки духовок. Раньше я такого не встречала. Это прозрачный гель без цвета и запаха, и он разъедает то, что раньше не удавалось отчистить ни одним средством. Им я воспользовалась совершенно случайно у своих клиентов, когда ничем не смогла очистить кафель. Смотрю — стоит бутылочка, дай, думаю, попробую. И я была просто потрясена, когда весь застарелый жир с кафеля просто поплыл. После этого я решила заняться ещё и Faberlic.

Через два с половиной часа всё в доме сияло чистотой. И несмотря на то, что мы постоянно отвлекали нашу героиню расспросами, она ни разу не присела, и свою работу выполнила по запланированному графику. Вот что значит — профессионал своего дела!

Время на часах 15:00, и мы едем дальше. 
VOX: Маша, хватает ли тебе пяти объектов?

— Да, хватает. Во вторник у меня выходной. Этот день я полностью посвящаю своему дому. Стираю, убираю, занимаюсь ремонтом. В субботу — тоже выходной. Мы с мамой закупаем в этот день продукты, и я ей помогаю. В воскресенье работаю, полдня убираю один офис.

Стоит заметить, что специалистов, занятых в сфере оказания клининговых услуг, на самом деле делят на профессионалов и стихийных домработниц.

Профессионалы — это женщины, которые считают свою работу профессией, независимо от своего базового образования. Они не только любят домашнюю работу, но и постоянно развиваются в профессии. Имея большой опыт работы, они постоянно повышают свой профессиональный уровень, любознательно осваивая новые технологии.

Стихийные же домработницы считают, что ничего особенного им знать и уметь не нужно. Их, как правило, больше никуда не берут, а жить на что-то надо, но и сильно вкладываться в работу они не собираются. Такие домработницы, в большинстве своем, считают требования работодателей придирками и капризами. Они всегда недовольны заработной платой и работодателями, и всем своим видом постоянно это демонстрируют. Такие работники безответственны, могут без предупреждения не выйти на работу, а некоторые из них и вовсе нечисты на руку.

В 15:30 мы в студии наращивания волос. В понедельник у сотрудников выходной, а наша фея чистоты уже переоделась и вновь готова приступить к уборке.

VOX: Маша, почему ты решила поменять работу психолога?

— Это факт, от которого никуда не деться. У меня всё упиралось в заработную плату. Я не думаю, что открою какой-то секрет, если скажу, что государственные учреждения не могут обеспечить достойной зарплатой своих служащих. Ещё одна причина: я осталась без мужа, а мне нужно поднимать дочку. Но эта работа для меня — игра, от которой я получаю удовольствие.

— А как всё начиналось: пока я была в отпуске, мне предложили «поиграть» с одним домом, — рассказывает Маша. — Одна знакомая, которая ранее убирала этот дом, уехала, а мне предложила её подменить. Ну почему бы не совместить приятное с полезным и не подработать в отпуске? — подумала я.

А потом, в августе, я узнала, что дочка будет учиться во вторую смену, а мне на работе в школе нужно быть уже в восемь утра. То есть я должна была куда-то на полдня пристроить ребёнка и договориться, чтобы с ней делали уроки и отводили в школу. Моя бабушка уже старенькая, родители работают, а зарплата школьного психолога не позволила мне воспользоваться услугами няни.

Поначалу я убирала только один этот дом. Потом у меня появился ещё один. А теперь клиентов стало больше.

VOX: С какими трудностями, помимо заработной платы, тебе ещё пришлось столкнуться, работая в школе?

— Дело в том, что я работала в частной школе, где учатся дети очень обеспеченных людей. И, казалось бы, в такой школе и дети, и родители могут позволить себе всякое в адрес учителей, но именно там я не сталкивалась с таким. А когда работала в обычной государственной школе, где была на одном социальном уровне с родителями детей — вот там я столкнулась с хамством с их стороны. Сказать они могли всё, что угодно, и даже оскорбить. Это был просто кошмар. Дети могли себе позволить сидеть и издеваться над учителями, вплоть до обращения «Слышишь, ты…». Я нигде такого не видела. А когда стала заниматься уборкой, ни один клиент мне ничего подобного в приказном тоне не сказал, будь он младше или старше меня, даже несмотря на то, что мне приходится мыть их унитазы.

VOX: Как тебя называют люди — «уборщица» или «домработница»?

— Все обращаются только на вы, и для многих я Машенька. Меня называют «наша помощница», но никак не «домработница» или «уборщица».

— Иногда клиенты — не только женщины, но и мужчины — любят мне что-то рассказывать, делиться сокровенным. У меня есть один клиент, семейные проблемы которого происходили на моих глазах. Он пережил развод с женой. И мне все говорили: «Зачем ты к нему ездишь? Он же один». Но я езжу не в гости к нему, а на работу. Он признался мне, что не дружит с посудой. Естественно, я помогаю ему и в этом. А потом увидела, что он питается одними пельменями, и как-то раз предложила ему приготовить еду. Конечно, он был рад. Мы с ним откровенничаем, он задаёт мне какие-то вопросы личного характера. Конечно, это не интимные подробности, просто человеку хочется выговориться.

VOX: Наверное, они видят в тебе психолога?

— Может быть. Ведь есть профессии, от которых не скроешься. Проработав несколько лет детским психологом, я поняла, что дети сами ко мне тянутся. Когда мы с Таней ходим к кому-то на свадьбы, на дни рождения, в кафе и рестораны, или ездим куда-то отдыхать, я всегда беру с собой кучу раскрасок, детских журналов, карандаши, какие-то игры… И все дети всегда возле меня. Я, как аниматор, их всех развлекаю. Точно так же и мои клиенты. Они ходят за мной по дому, рассказывают мне что-то, и я их, конечно, внимательно слушаю. Могу приостановить работу и просто поболтать.

— Вообще мне очень везёт с клиентами. Они у меня хорошие и всегда идут навстречу. Если у Танюши каникулы, и мне нужно пораньше освободиться, то я прошу разрешения прийти пораньше, и они относятся к этому с пониманием. Я тоже подстраиваюсь под них. Если меня просят прийти в определённое время, я так планирую свой день, чтобы им было удобно. Конечно, мне приходится оставлять Таню с бабулей. Но с клиентами у нас полная гармония и взаимопонимание. Они дорожат мной, а я дорожу ими. Если бы я их не любила, то не работала бы, — старательно смахивая пыль с бумажных цветов, делится Маша.

Снобистское мировосприятие, одним из проявлений которого является пренебрежительное отношение к работникам сферы услуг, у многих из наших сограждан сохранилось ещё с советских времен. Люди, которые с пренебрежением относятся к такой работе, горды и тщеславны. А между тем, в экономически развитых странах Европы и США до 60–70% трудоспособного населения занято именно в сфере услуг. Там просто в голову никому не придет считать работу домработницы второсортной, там люди умеют ценить свое время и чужой профессиональный труд.

VOX: Маша, не относятся ли окружающие с пренебрежением, когда узнают, где ты работаешь?

— Мне всегда везёт. Меня окружают хорошие люди. Если при знакомстве я им интересна как человек, то в дальнейшем им совершенно безразлично, где я работаю. У них нет такого: «Фу! Домработница!».

— Клиенты говорят мне, что та работа, которой я занимаюсь, очень востребована сейчас. Потому что у многих женщин просто не хватает времени на домашнюю уборку, а многие это делать просто не хотят. У меня есть одна приятельница — я даже не могу назвать её клиенткой. Она очень хороший косметолог. Так у неё бывает запись с восьми утра до двенадцати вечера. Сделать уборку она не успевает физически и иногда обращается ко мне: «Маша, ты не могла бы мне помочь?» Конечно, я прихожу и делаю у неё уборку. А когда приходит с работы её муж, первым делом спрашивает: «Что, Маша была?» Конечно, работу она мне оплачивает, ведь я трачу своё время.

VOX: Предлагают ли клиенты пообедать с ними?

— Да, бывает, предлагают попить чаю. Но я всегда отказываюсь. Мне хочется быстрее прибраться и бежать дальше. А с собой у меня есть напиток и бутерброд на всякий случай.

VOX: Попадаются ли вредные клиенты?

— Слава богу, у меня таких нет. Бывает так, что человек звонит впервые, и начинаются такие заморочки, как «оптом дешевле», но я сразу с ними расстаюсь с лёгкостью. Недавно звонит одна женщина и говорит: «Я живу в Калкамане, у меня двухэтажный особняк. Мне нужно помыть все окна с улицы и изнутри, помыть две ванных комнаты, убрать все комнаты». Я говорю, что это займёт минимум один полный рабочий день и будет стоить порядка 15 000 тенге. А она мне: «Вы что! Оптом же дешевле!» То есть она считает, что за эту уборку она может заплатить 2 000 тенге. Комнат ведь много.

VOX: Бывают ли авралы в твоей работе?

— Бывают, ещё какие. Особенно перед праздниками — мои клиенты все активизируются, всем срочно нужна генеральная уборка. И я просто физически не успеваю. Приходится извиняться и отказывать.

Но иногда клиенты звонят прямо перед моим выходом из дома и говорят: «Маша, сегодня можешь не приходить». А я уже запланировала свой день, да это же ещё и мой заработок, на который я тоже рассчитываю...

VOX: Как о тебе узнают люди? Ты даёшь объявление?

— Нет, объявлений я не даю. Это всё сарафанное радио. Мои клиенты рекомендуют меня своим знакомым. Конечно, я не прошу их рассказывать обо мне и делать мне рекламу. С агентствами я никогда не имела дела.

VOX: Маша, а сколько времени уходит на уборку твоих объектов?

— Этот салон — моя радость. Я протираю окна, все полочки, зеркала, мою сантехнику, полы, и это считается обычной влажной уборкой. На него у меня уходит порядка двух–двух с половиной часов.

Уборка офиса занимает такое же время. Там мне нужно привести в порядок окна, шкафы, столы, оргтехнику и помыть полы.

На уборку квартиры или дома уходит до четырёх часов, потому что там живут люди. В каждый уголок надо заглянуть, каждую полочку протереть. Можно, конечно, убрать квартиру и за час, но я себе такого не позволяю. Мне нужно сделать свою работу качественно. Чтобы люди, видя результат, понимали, за что платят мне деньги. И когда меня просят о чём-то, я абсолютно адекватно на это реагирую и выполняю.

— На каждом объекте у меня выработался свой алгоритм действий и своя система уборки. Как только я попадаю на какой-нибудь объект, первым делом вывожу всю грязь. А потом раз в неделю протираю окна и делаю влажную уборку. Раз в месяц я «генералю», хотя делать это меня никто не заставляет. Я отключаю холодильник, протираю люстры… Генеральная уборка, конечно, занимает больше времени, — протирая полку с инструментами, рассказывает Маша.

— Перед тем как начать мыть полы, я тщательно подметаю пол. В этом салоне работают с волосами, и как бы их ни убирали в течение недели, здесь их просто ворох. Полы я мою в последнюю очередь, и не шваброй, а руками. У меня выработалась своя система. Я обязательно всё сдвигаю, чтобы не осталось мест, которых не коснулась моя тряпка.

VOX: Хотелось ли тебе когда-нибудь бросить эту работу?

— Нет, ни в коем случае. Сейчас, если меня позовут в частную школу, с хорошими условиями работы, я пятьсот раз подумаю. Наверное, я уже не смогу работать по школьному графику. Да и своих клиентов я уже не смогу бросить. Ведь меня не ставят в такие условия, чтобы мне приходилось выбирать между работой в школе и работой на дому.

Иногда у меня возникал вопрос, какую пользу я приношу, работая психологом. Каков результат моей работы? А вот сейчас я себя нашла. Я получаю удовольствие от того, что сейчас делаю. Вижу результат своей работы, и другие его тоже видят.

VOX: То есть тебе эта работа приносит радость?

— Знаете, я просто кайфую от своей работы. Приезжаю на один объект и думаю: «Вот сейчас я здесь кайфану и поеду дальше». Это же так классно — знать, что завтра девочки придут сюда, а тут — чистота и порядок.

На часах 17:30. Ещё один рабочий день нашей героини окончен. С чувством выполненного долга она спешит за дочкой в школу. Осталось заскочить в магазин за хлебом и сладостями к чаю.

И вот мы снова в уютной квартире Маши, где всё сделано её руками: панно на стенах, левкас, кирпичная кладка, и даже светильники.

— Таня была в летнем лагере, а я затеяла дома ремонт. Что-то умею делать сама, а что-то беру из интернета. Мы же без творчества никак не можем. Поэтому свою квартиру я постоянно как-то оформляю. Вот как потеплеет, я примусь за ремонт в прихожей, — делится планами мастерица.

VOX: А как ты проводишь свободное время? У тебя есть хобби?

— Всё свободное время я посвящаю Танечке. У меня так же, как у неё — школа, уроки… Мы часто ходим с ней в театры, в кино, в цирк, в аквапарк. Оставить дочку с мамой и самой пойти по театрам — для меня это неприемлемо. Это мой единственный ребёнок, и я никого не хочу напрягать. Поэтому я хожу на детские спектакли и фильмы. И ей хорошо, и мне.

Моё хобби, которое ещё и денежки небольшие приносит — косметика Avon. Я занялась этим восемь лет назад. Иногда хочется бросить всё это, но клиенты звонят и просят новый каталог.

VOX: Хватает ли вам с дочкой тех денег, что ты зарабатываешь?

— А их никогда не хватает, даже когда начинаешь зарабатывать больше. Я не знаю, какой суммы мне было бы достаточно... Но я стараюсь работать так, чтобы у меня всегда были деньги на оплату коммунальных услуг, на продукты, покупку одежды и развлечения. В общем, с деньгами у меня проблем нет.

После ужина мама и дочка, удобно расположившись на диване, вместе учат стихи, заданные в школе, готовят уроки по устным предметам, а перед сном смотрят мультфильмы. Ну а мы прощаемся с ними. Пусть остаток этого дня они проведут своей маленькой дружной семьёй, где всегда царит мир и любовь.

Вот такая она, помощница по дому Мария, а для многих — Машенька. Невероятно добрая и позитивная, обаятельная, аккуратная, ответственная, трудолюбивая и порядочная. Девушка, которая полностью меняет представление о понятии «домработница».
Поделись
Алёна Мирошниченко
Алёна Мирошниченко
КОММЕНТАРИИ ()
Осталось символов: 1000