VOX POPULI Алёна Мирошниченко 10 мая, 2017 08:00

Журналист меняет профессию: Требуется санитарка в дом престарелых

Журналист меняет профессию: Требуется санитарка в дом престарелых
Фото: Тимур Батыршин
Журналист Vox Populi Алёна Мирошниченко продолжает осваивать новые профессии. Сегодня мы расскажем нашим читателям о трудовых буднях санитарки. К сожалению, работа эта не всегда заметная, низкооплачиваемая, очень трудная, и в глазах нашего общества она выглядит непривлекательно — но кто-то ведь должен её выполнять.

Дом престарелых и инвалидов
Дом престарелых и инвалидов

Некоторые ошибочно полагают, что санитар и санитарный врач — одна и та же профессия. Но санитар — это младший медицинский сотрудник. А санитарный врач — специалист по санитарии, гигиене и эпидемиологии с высшим медицинским образованием.

Вакансии санитаров в Алматы имеются во всех лечебных учреждениях, включая больницы, поликлиники, травматологические пункты, морги, патологоанатомические бюро, родильные дома, дома малютки, психиатрические больницы, дома престарелых, а также частные медицинские центры.


По объявлениям о трудоустройстве я обращалась во многие медицинские учреждения. И при наличии санитарной книжки меня были готовы принять на работу «хоть сегодня». Но услышав о моём намерении сделать из всего этого репортаж, работодатели мне тут же отказывали.

И лишь директор дома престарелых и инвалидов, основанного Благотворительным фондом «Радонеж», о котором мы вам уже рассказывали, согласилась на проведение фотосъёмки в его стенах.

Дом престарелых и инвалидов — или, как его ещё называют, «обитель милосердия» — расположен вдали от городской суеты, на окраине Южной столицы.

В одноэтажных благоустроенных корпусах учреждения нашли своё пристанище шестьдесят постояльцев — стариков и инвалидов. Все они не от хорошей жизни оказались здесь.

Среди жителей приюта есть те, у кого не осталось ни одной родной души. Но у многих есть дети и внуки, которые просто избавились от ненужного старика, присвоив себе заветные метры жилплощади. Некоторые старики лишились крова, став жертвами мошенников. Кто-то нашёл здесь спасение от издевательств и побоев родных детей. Кого-то из инвалидов родственники привезли сюда на время и забыли навсегда, а кого-то просто выбросили на улицу.



Сотрудницы дома престарелых
Сотрудницы дома престарелых

На часах восемь утра. Пора приступать к работе. Мне выдают новый белый халат и медицинские перчатки.

В этот день одна из санитарок по причине болезни не вышла на работу, и моя помощь будет кстати. Я поступаю в распоряжение своей новой коллеги Ольги Лыковой.

Круг моих обязанностей практически такой же, как в других медицинских учреждениях. Казалось бы, что тут особенного — проветрить комнаты, протереть пыль и помыть полы? Все мы дома выполняем эту работу. Но насколько сложной как физически, так и психологически окажется работа по уходу за людьми, которые не в состоянии обслуживать себя сами, я не ожидала...



Жительница дома престарелых баба Галя
Жительница дома престарелых баба Галя

Первым делом я решаю навестить бабу Галю. С ней мы знакомили наших читателей в одном из репортажей. Бабушка сразу узнала нас и очень обрадовалась. Несмотря на тяжёлую травму — перелом шейки бедра, — она не теряет бодрости и оптимизма, а улыбка не сходит с её лица.

— Да мои вы миленькие! А я вот так пока и не встала на ноги, как обещала. Но зато я могу сидеть хорошо. Могу сама постирать свои тряпочки, умыться, слегка ополоснуться по пояс. Мне на постель ставят тазик с водой, и я всё это делаю, — поделилась своими достижениями баба Галя.

Согласно статистике, около 30% больных старше шестидесяти пяти лет погибают в течение года после этой травмы. Летальный исход обусловлен в основном длительным постельным режимом. Вынужденная неподвижность приводит к острому венозному застою, тромбозу глубоких сосудов. Частым осложнением является застойная пневмония, которая плохо поддается лечению. Но наша баба Галя — истинный боец.

— Мне нужно опустить спинку кровати и подать судно. Я хочу в туалет по-маленькому. Давай-ка, помоги мне!

Признаться, я не ожидала, что эта задача окажется настолько сложной для меня. Правую ногу нужно было слегка приподнять, и пока бабушка подтягивается, держась за поручень, успеть быстро, но очень осторожно подставить под неё судно. А я, испугавшись, что могу причинить ей боль, растерялась и не смогла это сделать с первого раза.

Если смена белья, санобработка, переворачивания проводятся неумело, это доставляет пожилому человеку боль. Поэтому очень важно, чтобы процедуры проводил человек, имеющий навыки ухода за больными.

Баба Галя, мужественно стиснув зубы, пытается ещё раз подтянуться, чтобы снова сесть.

Уход за лежачим больным таит немало неожиданных неприятностей, главная из которых — появление пролежней. Чем старше человек, тем быстрее они появляются. Не допустить появления, своевременно обнаруживать и лечить начавшиеся пролежни — основная задача в уходе за лежачим больным.

Первый признак пролежня — красное пятно на коже, которое вскоре превращается в нечто, напоминающее мокрую мозоль. Такие очаги обычно обрабатывают смесью водки и обычного шампуня, разведенных в равных пропорциях, или камфорным спиртом. Затем ранки смазывают ранозаживляющей мазью.

Начавшиеся пролежни развиваются стремительно, поэтому желательно дважды в день осматривать больного, уделяя особое внимание области лопаток, крестца, тазобедренных суставов, коленей и локтей.


Сменив бабе Гале постельное бельё, я спешу к другим старичкам.


Жительница дома престарелых бабушка Анна
Жительница дома престарелых бабушка Анна

В доме престарелых есть медицинский кабинет и штатный медработник, который оказывает квалифицированную помощь больным. Но в тот день медсестра заболела, и мне пришлось самой выполнить работу, не требующую наличия диплома о медицинском образовании.

Бабушка Анна просит её уложить, ведь сама она с этим справиться не может.

VOX: Оля, сколько санитарок у вас трудится?

— В доме престарелых нас работает четверо, по двое в смену. График работы — сутки через двое. Но рук всё равно не хватает. Я даже позавтракать не успеваю. Особенно побегать приходится, когда все наши лежачие в одно время по-большому сходят.

VOX: А сколько вы получаете?

— Я получаю 35 000 тенге в месяц.


Жительница дома престарелых Галина Александровна
Жительница дома престарелых Галина Александровна

Тёте Гале шестьдесят два года, но сахарный диабет так подкосил её здоровье, что женщина не может передвигается без посторонней помощи. В последнее время из-за высокого уровня сахара в крови у неё резко ухудшилось зрение, начались проблемы с давлением, а на ногах появляются болезненные кровоточащие язвы, которые постоянно нужно обрабатывать.

Пульс отстукивает между отметками 170 и 100.

— 170 на 100. Ну что, надо вызывать скорую, — решает Ольга. — Пусть хоть укол сделают. Обычно у нас проблемы с госпитализацией Галины Александровны. Она гражданка России, и врачи не хотят принимать её в больницу. А подлечить её, конечно, надо бы...

— Мне ещё нужно ногу обработать, — напомнила тётя Галя.


Санитарка Ольга Лыкова
Санитарка Ольга Лыкова

— Если у нас возникают экстренные случаи с больными, мы сразу вызываем скорую. Вот только медики не спешат ехать к нашим старичкам. Вчера мы два часа их дожидались. Человеку плохо, а они приехали и забирать его не хотят.

У нас много одиноких стариков, так вот с их госпитализацией всегда сложности. И нам приходится плакать, уговаривать медиков, говорить, что у больного есть родственники.

Вы пока звоните, я пойду дам Галине Александровне таблетку каптоприла, чтобы сбить давление, — говорит Ольга. 

Я звоню на станцию скорой помощи, которая обслуживает Илийский район.

— А, это дом престарелых? — услышав адрес, спрашивает мужской голос. — Тогда записывайте! — И второпях неразборчиво диктует мне номер регистратуры районной поликлиники. На том конце провода мой собеседник так заметно нервничает, что мне приходится его переспрашивать.

Наконец-то я дозваниваюсь в регистратуру поликлиники и, представившись журналистом, прошу побыстрее прислать бригаду медиков. Мой вызов принят.

Вооружившись всем необходимым, я возвращаюсь к тёте Гале, чтобы оказать ей медицинскую помощь.

— Галина Александровна не разрешает нам ни окна открывать, ни уборку делать в её комнате, — предупреждает меня Ольга. — Приходится идти на уступки. Но сегодня уже не мешало бы протереть пыль.

VOX: Оля, а как у вас набирают сотрудников?

— По объявлениям, которые вывешивают в церкви. Конечно, сомнительных личностей на работу к нам не берут. При трудоустройстве обязательно спрашивают о прошлом месте работы и наличии санитарной книжки.

Галину Александровну в Алматы из Новосибирска в девяносто восьмом году привела любовь. Женщина купила квартиру и стала устраивать личную жизнь. Позже под залог квартиры взяла кредит в банке, но не смогла его выплатить. Галина лишилась своей жилплощади и оказалась на улице. А её возлюбленный сразу исчез. В пятьдесят четыре года женщина забеременела и родила. Идти было некуда, и она обратилась за помощью в католическую церковь. А год назад представители католической церкви привезли Галину в приют милосердия.

Сейчас восьмилетняя дочка тёти Гали воспитывается здесь же, в детском доме.

— Я стала сильно болеть, давление всегда высокое, глаза почти не видят, — со слезами жалуется женщина. — А ведь раньше я вязать любила. Вы мне между пальцев хорошо помажьте! Гниёт у меня там.

VOX: Тётя Галя, разве тут плохо за Вами ухаживают?

— Мне здесь не нравится! Меня здесь не лечат, а только калечат! Мне недавно операцию по удалению катаракты сделали бесплатно, но от этого я здоровее не стала. Инсулин мне привозят, но я хочу такую таблетку, чтобы полностью быть здоровой. А тут все, наверное, только и хотят моей смерти. А ещё здесь одни бабушки и дедушки, и с ними мне находиться некомфортно. Я скоро точно умом тронусь.

VOX: А в России у Вас остались родственники?

— В Новосибирске у меня две сестры и брат. Есть квартира, дача, гараж — от отца покойного остались. Сестры хотят, чтобы квартира перешла моей дочке, но я бы лучше продала эту квартиру и на эти деньги сделала бы платную операцию на глаза. Зачем ребёнку квартира? Мне что, судиться теперь с ними?!

VOX: Ваши родные не хотят забрать Вас домой?

— Они-то хотят нас забрать, но я не хочу. Там холодно. Да и дочка здесь привыкла. Ей нравится в детском доме.


К сожалению, бывает так, что некоторые обитатели приюта недовольны жизнью в нём, несмотря на хороший уход, внимание и заботу. А причина этого — нежелание зависеть от кого-то и подчиняться внутреннему распорядку. И эти люди не осознают того, что, не окажись они здесь, они просто погибли бы на улице.

Чрезмерная придирчивость и капризность пожилых людей — это то, с чем приходится сталкиваться родственникам, ухаживающим за ними.


В этот раз к Галине Александровне медики приехали на удивление быстро: прошло чуть больше часа. Женщине измерили давление и оказали помощь.

Пока люди в белых халатах выполняли свою работу, тётя Галя вновь со слезами поведала им свою печальную историю и рассказала о болезнях.

— Не открывайте окно! Я боюсь замёрзнуть! — с тревогой попросила она, увидев, что я пытаюсь проветрить комнату.


— Там один дедушка в памперс сходил по-большому. Пока вы тут с Галиной, я побегу к нему, — второпях предупреждает Ольга.


Житель дома престарелых дядя Миша
Житель дома престарелых дядя Миша

Дяде Мише шестьдесят три. Три года назад приют стал его родным домом. Родственников у мужчины нет. После пяти перенесённых инсультов он практически обездвижен, а речь его почти неразборчива.

VOX: Дядя Миша, как Вы оказались здесь?

— Я был у своей женщины, и мне стало плохо. Меня привезли сюда.


К сожалению, нельзя не признать, что в пожилом возрасте инсульт может стать настолько грозной патологией, что восстановиться после него для пожилого пациента бывает практически невозможно. Прогноз медиков в таких ситуациях неутешителен, практически половина из таких возрастных пациентов погибают или остаются прикованными к постели на всю оставшуюся жизнь.


Недержание газов и кала у стариков и лежачих больных зачастую сопряжено с нарушениями центральной нервной системы, психическими отклонениями, а также дегенеративными процессами в организме. Непроизвольные опорожнения могут происходить до пяти раз в день. В таких случаях необходимо запастись подгузниками и одноразовыми пелёнками.

Скованному параличом больному иногда сложно поменять подгузник, не испачкав при этом постельное бельё.

— Я пойду отнесу всё это в мусор, а бельё в прачечную. Мишу нужно подмыть. Вот тазик с водой. Справитесь? — оставляя меня наедине с беспомощным человеком, интересуется Ольга. 

Человеку, который никогда не сталкивался с такой работой, вряд ли удастся скрыть свои эмоции. С трудом сдерживая рвотный рефлекс и чувство брезгливости, я всё же привожу в порядок дядю Мишу, несколько раз меняя воду в тазике.

Необходимо тщательно промыть каждую складку промежности и после подмывания, во избежание опрелостей и неприятных последствий, насухо вытереть область паха, смазать антисептическим средством и нанести противовоспалительную мазь.

Как бы грустно это ни звучало, но подгузники для взрослых в некоторых жизненных ситуациях вещь незаменимая и крайне удобная. Это не только одноразовое средство гигиены для ежедневного обслуживания лежачего больного, но и прекрасная помощь для человека, осуществляющего уход за взрослым человеком, который неспособен самостоятельно ухаживать за собой.

Ухаживать за лежачим мужчиной очень сложно, и сложность не только в том, что он не может самостоятельно выполнить гигиенические процедуры. Согласитесь, хрупкой женщине трудно поднять лежачего мужчину или перевернуть его. Здесь без чьей-то помощи не обойтись, особенно когда у пациента крупное телосложение и большой вес.

Поскольку все мышцы тела расслаблены, он не в состоянии оттолкнуться и упереться, и весь его вес приходится принимать на себя. Мы с Ольгой, прилагая усилия, вдвоём усаживаем дядю Мишу в коляску.

И теперь мне нужно застелить чистое постельное бельё.


Для работы в доме престарелых требуется повышенная психологическая устойчивость. А самое основное качество, которым должен обладать сотрудник, это отсутствие брезгливости. Конечно, ко всему можно привыкнуть, но впечатлительным людям в таких местах делать нечего.

Персонал здесь неизменно уважителен и терпелив ко всем. Никто из лежачих не останется недосмотренным: санитарка и судно тут же поднесёт, и помоет и переоденет.

Иногда сюда приходят поработать волонтёры — студенты или те, кто просто хочет помочь.

Чтобы работать санитаркой, медицинский диплом не требуется, достаточно иметь среднее образование, хотя в ряде случаев желательно пройти начальную подготовку. Так как персонал приходит в основном неквалифицированный, при Никольском соборе открыли курсы сестёр милосердия, где обучают первой медицинской помощи и уходу за лежачими больными.


На обед в столовую все, кто может передвигаться, отправляются своим ходом или в инвалидных колясках. А мне предстоит накормить лежачих, их шесть человек.

VOX: Баба Галя, за Вами хорошо тут ухаживают?

— А как же! Лучше, наверное, уже и нельзя к старикам относиться: такого ухода нигде больше не будет.

VOX: Вам нравится, как Вас кормят?

— Очень нравится. Нам и супчики вкусные готовят, и мяса достаточно дают. У нас тут и пекарня есть, хлебушек свой пекут. Но я очень люблю салаты. Они мне для пищеварения полезны. А почему ты мне салат до сих пор не принесла?


Пока Галина Александровна обедает в столовой, я решила нарушить её привычный уклад жизни — сделать влажную уборку в комнате, открыв настежь окно. Я протираю пыль, выбрасываю мусор и мою полы.


А этого дедушку подобрали на улице без документов. Никто не знает его имя, фамилию, возраст и откуда он.

Старик ни на что не реагирует, не разговаривает. То дрожит от холода и прячется с головой под одеяло, то срывает с себя всю одежду. Его дыхание тяжёлое и хриплое, при дыхании выделяется мокрота, которой забрызгана вся стена.

Ольга просит меня помыть стену и сделать влажную уборку в комнате дедушки. Пока я убираю, у моей коллеги наконец-то появляется возможность пообедать.


В это время тишину в приюте и послеобеденный отдых его постояльцев нарушает душераздирающий крик с примесью ненормативной лексики. Я бегу на этот крик.

VOX: Бабушка, что случилось?

— Я покакала, а ты сука, не подходишь! Целый час ору! Где эту Ольгу носит? Давай, убирай быстро! Или пошла вон отсюда!

Я в растерянности снимаю грязный подгузник с бабули и бегу за тазиком с водой. Пока я подмывала её, она не переставала проклинать и оскорблять меня. 

Пожилая женщина вот уже два года прикована к постели. Причина всё та же — перелом шейки бедра.

Нередко у пожилых людей в результате этой травмы наблюдаются проблемы с психикой. Боль, ограниченное пространство, снижение собственных возможностей — все это способствует обострению психических заболеваний. Может развиваться деменция, то есть старческое слабоумие, депрессия, чувство подавленности и немотивированная агрессия. Со всем этим можно столкнуться, ухаживая за пожилыми людьми.

На крики бабушки поспешила Ольга и мгновенно её успокоила.


Таких душевных людей, как Ольга, ещё поискать! Эти люди работают здесь за копейки, но сумели сохранить душевную щедрость и человеческое лицо. Они знают истории всех своих подопечных, всегда готовы прийти им на помощь, имеют дар предчувствия развития ситуации, обладают терпимостью и добротой.

VOX: Почему Вы выбрали эту профессию?

— У меня сын двадцати четырёх лет. Вот уже пятнадцать лет он передвигается в инвалидной коляске. Я не могу сказать, что эта работа от какой-то безвыходности. Но, видя состояние моего сына,я просто хочу быть полезной людям, которые лишены возможности жить полноценной жизнью.

VOX: Что Вам больше всего нравится в этой работе?

— Общение с людьми, оказание посильной помощи и внимания. Когда изучаешь этих обездоленных людей, становится их жалко, ведь на их месте может оказаться практически любой человек.


Мой рабочий день в должности санитарки дома престарелых подошёл к концу. Смогла бы я работать здесь? Наверное, как и многие, — нет, не смогла бы. И пугает меня вовсе не физический труд. Скорее просто не хватит воли и терпения. И нужно здесь не просто терпение, а особое понимание этих людей. Очень трудно проявлять неказённую любовь.

Поделись
Алёна Мирошниченко
Алёна Мирошниченко
КОММЕНТАРИИ ()
Осталось символов: 1000