VOX POPULI Екатерина Лейман 1 мая, 2015 08:00

Казахстан – большая семья: немцы

Казахстан – большая семья: немцы
Vox Populi начинает новый цикл репортажей о жителях нашей страны, которые имеют интернациональные корни. Сегодня в нашем репортаже представители немцев. Самые аккуратные, самые пунктуальные, самые скрупулезные – эти эпитеты часто стоят рядом со словом, характеризующим целую народность. Немецкий этнос в Казахстане составляет на сегодня примерно 1,06% населения страны, а именно 181 928 человек. В честь праздника народов Казахстана мы решили заглянуть в гости к немцам, узнать их истории, попробовать национальные блюда и послушать о традициях. Получилось ли это у нас? – Читайте в этом репортаже.

Найти «несмешанную» немецкую семью оказалось очень трудно, так как немцы все чаще составляют союзы с представителями других этносов.

Нас любезно пригласила к себе в гости семья Дильман. Это милая супружеская пара – Людмила Дмитриевна (76 лет) и Ади Адамович (78 лет). Скоро они отметят очередной юбилей семейной жизни – 55 лет. Немаленький срок, правда?

Замысловатая фамилия «Дильман» переводится с немецкого, как «человек-укроп», что, конечно, не имеет ничего общего с действительностью. Разве что оба супруга все так же свежи.

Людмила Дмитриевна родилась в Казахстане, училась и закончила институт здесь, в Алматы. После института девушка получила направление в Атбасар, где и встретила, как говорит Людмила Дмитриевна, «своего дружочка»:

– В Атбасаре мне, конечно, не очень понравилось, в отличие от Алматы, где очень красиво, особенно в это время года. Пробыли мы там недолго, потому что я быстро нашла свою половинку, быстро вышла замуж и родила двоих детей, – улыбается мне женщина.

В разговор включается Ади Адамович. Людмила Дмитриевна тихонько шепчет мне на ухо:

– У него уж точно есть, что тебе рассказать, – и подмигивает.

Ади Адамович родился в Украине. Его мать – украинка, отец – немец, который тоже родился в Украине, в селе Пришиб Токмакского района Запорожской области.

– Когда началась война, мы с семьей жили в немецком поселке, который назывался Найдорф. Потом, когда немцы оккупировали, нас увезли в Польшу. В то время, когда советские войска начали побеждать, сказали, что нас повезут домой. Сперва мы доехали до Бреста в вагонах для животных, от Бреста – в сторону Актюбинска. После этого нас довезли до Атбасара. Было все это в 45-м году. К нашему вагону подошли и спросили, есть ли среди нас специалисты: токари, литейщики, сварщики, – рассказывает Ади.

Молодым людям, прибывшим на местность, сказали выходить. Их поселили в маленькую комнатку. Постепенно Ади с родителями переселились в землянку. Семья жила там до тех пор, пока в 54-ом году парень не устроился на работу:

– Ходили на «отметку», хотя я и молодой был. Шесть месяцев работал на уборке урожая. В то время его было чрезвычайно много, поэтому он портился. В октябре нас, солдат, привезли на машинах в Кокчетав, посадили в вагоны и отправили в Ленинград. Там нас помыли, потому что условия на целине были не очень хорошими, не хватало воды. И далее направили в военно-строительный 271-ый батальон. Но курс молодого бойца я так и не прошел, вместо этого меня «посадили» за руль автомобиля.

Ади Адамович постепенно, вместе с остальными, восстанавливал Ленинград, строил шахты в Валдайской возвышенности для ракет. Сейчас об этом говорить можно, а раньше эта тема была под запретом. Работающим на объекте даже приходилось подписывать бумаги о неразглашении. Там Ади отслужил 3 года и 3 месяца. В 66 -м году Ади вместе с семьей переезжают в Алматы.

Людмила Дмитриевна присоединяется к нашему диалогу:

– Вытащила тебя из дыры в столицу. Кстати, мой папа спокойно отнесся к немецкой фамилии моего жениха. Как только мы с Ади познакомились, он меня на мотоцикле сразу же к себе привез, серьезный был парень.

– Она – русская, я – немец. Вот и перемешалось все! - шутит Ади Адамович. К интернациональности этого брака все привыкли.

– Действительно! - подхватывает Людмила.

– Мы уже перемешались. У нас и евреи были, и татары. Вот мой брат, например, женился на татарке. Был у нас Абрам-еврей, я с ним хорошие отношения поддерживал, предводитель наш. Но никто никогда никого не обижал. Я очень многих традиций не знаю, потом что вырос среди русских. Раньше существовал вопрос национализма, а сейчас дела обстоят намного лучше. Иногда какие-то компании собираются только одной национальности – это неправильно, потому что все должны быть равны. Нужно соблюдать все обычаи: и русские, и немецкие, и казахские. А учить надо английский, потому что это язык международного общения, – размышляют супруги.

Супруги также признались, что немецкие традиции соблюдают мало, потому что считают себя детьми Советского Союза, где, по их мнению, не стояло острого национального вопроса.

Среди их знакомых семейных пар есть немцы, с которыми они общаются.

– Я только в школе учила немецкий, но все равно помогала Ади, настаивала на его обучении. Когда я приехала после института, он и десяти классов не окончил. Я заставила его доучиться, помогала с немецкими переводами. Ему учительница говорила: «Вот какая у тебя жена, русская, а с немецким языком тебе помогает», – рассказывает Людмила и улыбается Ади. Мужчина знает немецкий язык, но из-за отсутствия разговорной практики многое забыл.

Книги на немецком читать Ади не может, но вот к «Казахскому слову» Бельгера питает особые чувства:

– Всю книгу полностью прочитал и на похоронах Бельгера даже был, – рассказывает мужчина. – Раньше немцев немножко унижали, это правда. В школах дети особенно жестоки. Наш сынок в детстве от этого страдал. Ему один раз сказали, что он фашист, а он в ответ дал сдачу. Вот такое ЧП было. Ему же обидно, откуда ребенку знать.

Семья Дильман празднует два немецких праздника: Пасху и Рождество:

– На Рождество нас часто приглашают в Немецкий дом, где проходят прекрасные концерты. Нам очень они нравятся. Всем гостям даже преподносят небольшие подарки, – говорит Людмила.

Мама Ади Адамовича готовила по праздникам традиционные блюда: штрудли, тикинули, цукернули:

– Моя мама хоть и была русской, но жила в немецком поселке и хорошо знала язык. Кроме того, мы справляли и немецкую пасху. Мы и сейчас ее празднуем, нас сын в гости зовет. И немецкую празднуем, и русскую пасху, – делится Ади Адамович.

Специально к нашему приходу мужчина испек свой коронный десерт – банана брэд.

Супруга признается, что Немецкий дом оказывает им хорошую поддержку:

– Государство-молодец. Немецкий центр тоже молодец. Мужу вот с ухом помогли решить проблему, а также очки для зрения подарили. Никогда не забывают, приглашают на лекции, праздники. Мы с удовольствием туда ходим, общаемся.

Раньше у Ади Адамовича было желание вернуться в Германию:

– Одно время собирались туда, а сноха что-то не захотела. Ну а что же, мы поедем туда одни? Что нам старикам там самим делать? Да у нас и здесь неплохо, пенсия нормальная. Если бы мы были помоложе, тогда можно было и уехать».

Однако сейчас пару все устраивает. Скоро они отпразднуют очередную годовщину свадьбы, чему, конечно, нельзя не позавидовать. У пары двое прекрасных детей, уже есть и внуки и даже правнучка. Им нравится тот уклад жизни, который сложился у них сейчас. Дильманы излучают какое-то необъяснимое тепло. И дело здесь, наверно, не только в национальности.


Второй радушной хозяйкой и проводником в традиции немецкого народа стала Лидия Романовна Дуздаль. К нашему визиту женщина подготовилась очень основательно: накрыла стол с народными блюдами и пригласила в гости свою подругу – Ольгу Павловну Грачеву, которая преподает немецкий и французский язык, а также ведет занятия для всех желающих в лютеранской церкви.

Знаете, чем похожи квартиры наших героев? – В них идеальная чистота. Значит вовсе не миф то, немцы очень любят порядок.

– Вот немецкое блюдо – запеченный картофель с сыром, – гостеприимная хозяйка усаживает нас за стол. – Рецепт этого блюда прост: отвариваем картошку, режем пополам, сверху кладем ветчину, далее разводим масло с сыром и творогом. Затем накладываем эту массу сверху, – рассказывает нам секрет приготовления волшебного картофеля Лидия Романовна. – Я с детства помню это блюдо: его нам готовила мама. Вместо ветчины можно еще использовать свиное мясо, так как немцы его очень любят, – продолжает женщина.

Оказывается, немцы любят варить компоты, а из них – супы. Кушают такие супы в горячем виде. Для этого сначала отваривают яблоки, потом кладут туда клецки, позже – мясо.

На столе – десерт штолен, который Лидия Дуздаль испекла для нас. Он отличается от традиционного рождественского штолена отсутствием сухофруктов и орехов.

– Штрудели я готовлю с капустой: тушу ее, обжариваю с мясом, а сверху накладываю скрученное в маленький рулетик тесто, – рассказывает Лидия Романовна – мастер-повар 6-го разряда.

Покончив с гастрономическими пробами, мы с интересом слушаем историю жизни Лидии Романовны:

– Я живу здесь совсем одна. Муж умер в 2012-ом году. Младший сын тоже умер, а старший – живет в Германии. Я никак не могу туда уехать. Та страна аргументирует тем, что сын – не родственная душа, поэтому он не может «вызвать». Женщина неоднократно обращалась к консулу, но и тот ничем не смог помочь. – Сын отправил очень много справок. Я больная, за мной нужен уход. Больше года мы не получаем никаких ответов оттуда. Между прочим, Меркель подписала указ об ускоренном подписании разрешения о переезде, – заключает женщина.

– Сын уехал в Германию 20 лет назад и женился там, получил гражданство. Ему говорят: забери, если хочешь, маму, содержи ее. А мне какой интерес без пенсии там быть?» - с горечью говорит женщина.

Она в отчаянии, и очень хочет найти какой-то выход. Может, читатели Vox Populi уже сталкивались с подобной проблемой?

На вопросы о немецких традициях и особенностях религии рассказала Ольга Павловна:

– В Алматы есть три организации, занимающиеся немцами: центр «Возрождение», Немецкий центр и Лютеранская церковь – она самая маленькая и зависит от всех организаций.

Нам даже провели религиозный ликбез:

– Католики существенно отличаются от лютеран. На службе католики молятся, а лютеране – нет, хотя пастор разрешает это делать, объясняя тем, что крест – символ защиты вселенной. Служба проходит сидя, встают только тогда, когда молятся, икон никаких нет. Католики почитают Господа Бога, Иисуса и Марию, в то время как у лютеран основное внимание на распятом Иисусе. Кроме того, католики и лютеране не носят крестов. Лютеранство отличается простотой нравов, соблюдаются посты, но не строгие.

У немцев есть поверье, что фигурка трубочиста приносит счастье. Если где-то встретишь его и возьмешься за пуговицу – будешь счастливым. Считается, что он чистит и охраняет домашний очаг. Свинья – священное животное. Если русские говорят «подложить свинью», то у немцев это значит обратное. Кстати, на пасху традиционно дарятся шоколадные зайчики. Почему не курица приносит яйцо, а зайчик? – для нас это так и осталось загадкой…

Интересная традиция существует у немцев на пасху: взрослые закапывают яичко в сено, и кто первый из детей его найдет, тот и выиграл. А зимой, 6 декабря, принято поздравлять детей: на двери крепится специальный носочек, куда святой Николаус кладет подарок. По легенде он был покровителем школьников и очень любил детей, особенно помогал нищим и малоимущим. Еще у немцев есть традиция, крепить на стену расписанные тарелки.

Подруга Лидии Романовны отмечает, что аккуратность и пунктуальность у немцев крови:

– Если я пообещала что-то, буду рвать и метать, но выполню это! – подтверждает женщина.

На вопрос о том, как сейчас живут немцы в Казахстане, Лидия Дуздаль ответила так:

– Было много трудностей. После войны в 50-х годах очень издевались, обзывали. Но сейчас можно жить. Назарбаев этот вопрос как-то сглаживает.

Удивительная штука – жизнь. Один этнос, а такие разные судьбы, разные жизненные нити. Нас так радушно приняли, были с нами предельно открытыми и честными, что даже и уходить от героев совсем не хотелось. А, вообще, национальность – второй вопрос, так как первый – человечность и искренность.

Поделись
Екатерина Лейман
Екатерина Лейман
журналист Vox Populi
КОММЕНТАРИИ ()
Осталось символов: 1000