VOX POPULI Амина Смакова 30 апреля, 2015 16:30

Жизнь 50 сел после наводнения в Карагандинской области

Жизнь 50 сел после наводнения в Карагандинской области
Фото: Амирхан Сулейманов
Почти месяц прошел со дня прихода большой воды. Для жителей Карагандинской области этот период был настоящим кошмаром. Трагедия, которая произошла в Кокпекты год назад, повторилась. Только на этот раз вода разрушила более 50 сел. Наши специальные корреспонденты Амина Смакова и Амирхан Сулейманов надели резиновые сапоги и отправились узнать, как сельчане оправились от наводнения.

Первым делом мы посетили село Садовое. Дорога уже открыта. Вода медленно сходит. Невозможно поверить, что еще две недели назад в поселок можно было попасть только на лодке.

Не зря говорят «вода камень точит». Поток был настолько сильным, что проложенный асфальт раздробило по бокам.

Деревья, простоявшие в воде почти неделю, не выдержали и рухнули.

Это село было залито водой со всех сторон. К ним тоже можно было добраться только на лодке. В самый пик паводка, когда сюда приехали работники ЧС, многие жители отказались от эвакуации, пытаясь уберечь свой скот. С одной стороны, это могло стоить им жизни, ведь вода прибывала несколько дней подряд. С другой – их можно понять, скот – основной источник пропитания семьи.

Сейчас люди понемногу приходят в себя. Сушат вещи и обувь. Но сырость вокруг не дает всему высохнуть должным образом.

Многие люди своими силами пытаются восстанавливать дома. Если и раньше здесь им жилось не сладко, то сейчас и вовсе жизнь превратилась в тяжелое испытание.

Эта женщина представиться не захотела. Про случившееся говорить не желала. Многие, как только начинают говорить, не могут сдержать слез. Для некоторых большая радость, что их дома не смыло и есть куда вернуться.

– Мебель вот сушим. Тяжело, конечно. Главное, что живы остались.

– В дом бы пригласила вас, но не хочу, страшно там, – сказала нам одна из пострадавших.

Она наблюдала за нами, пока мы были в соседнем доме. На ее лице был отпечаток неимоверной усталости.

В домах действительно страшно. Запах сырости стоит во всех жилищах. Мебели нет. Одна ее часть уже покоится на местной свалке, другая – сушится на улице. Дома никто разутым не ходит, только в обуви.

Люди надеются, что им помогут, с бедой наедине не оставят:

– Может после выборов помогут, – выразила надежду женщина. – А то сложно самим будет дом восстанавливать. Денег нет совсем. Сыро тут. Валится все...

Дедушка Кызатай рассказывает, что день, когда их затопило, не забудет никогда:

– Холодно было, я по пояс в воде стоял. Потом сразу эвакуировали. Слава Богу, скот цел и крыша осталась – значит живы будем.

Дети не теряют оптимизма. Из-за наводнения они не ходили в школы и детские садики.

Это поселок в Нуринском районе. Наряду с другими районами, он также сильно пострадал от паводка.

Дома еще не просохли. Вода, по словам местных, была еще выше, чем эта полоска, которую вы видите на стене.

Эту женщину зовут Светлана Белон. От ее дома остались одни развалины. Ночь, когда поселок начало топить со всех сторон, женщина вспоминает с ужасом. На крыше соседей она и ее муж просидели 5 часов, дожидаясь спасателей.

Ее дом был признан аварийным. Власти скоро приступят к строительству. Однако Светлана не рада. Так сложилось, что женщина купила этот дом без документов. История темная. И вот теперь, когда стало известно, что жилище будет заново построено, объявился хозяин.

– Я не знаю, что мне делать, – говорит Светлана. – Так вышло, что приобрела его без документов. Где мы будем жить и как, непонятно. Здесь мы прожили три года. Сейчас живем в сторожке в соседнем поселке. Благо, впереди лето, холодно не будет, а вот осень настанет, как нам быть? Хорошо хоть у меня взрослая дочь есть. А то так бы, куда с маленькими детьми деваться?

Это Талгат. Мужчина радуется, что его дом не так сильно пострадал. Жилище его построено было на совесть, не из самана.

– Вот мы потихоньку убираемся, строим, – рассказывает Талгат. – Здесь намного хуже вид был. А что делать? Мы же мужчины! Пока помощь ждать будешь со стороны, еще больше всё разваливаться начнет.

– Хорошо, я скот не развел в этом году, как чувствовал, – рассказывает Талгат. – Вон у кого-то всех коров убило. Слезы на глаза наворачиваются.

Многие дома уже опустели. Хозяева уехали, ничего с собой не взяв. В доме чувствуется не только погром, созданный стихией, но и погром, который, похоже, устроили мародеры.

Это поселок имени Габидена Мустафина. Как рассказали местные жители, этот дом принадлежит старенькой бабушке Соне. Слава Богу, что пожилая женщина была быстро эвакуирована, ведь ее жилище под сильным напором воды рухнуло, как карточный домик.

Этот дом тоже собираются сносить. Из всей мебели и техники выжил только телевизор.

– Поскольку власти пообещали, значит, будет у нас новый дом, мы верим им – говорит хозяин дома Александр. – Вода все у нас разрушила. Ничего не смогли сохранить: ковры, одеяла, мебель – техника все теперь на свалке. Вот пытаемся строительные материалы тут найти. Вдруг пригодится.

Поселок имени Габидена Мустафина все еще в воде. Люди строят такие мосты, чтобы подобраться к своему дому.

– Это дом моей мамы, – говорит Елена Николаевна. – Вы извините, когда начинаю про это рассказывать, плакать хочу. Мама моя очень старенькая уже. В тот день же Пасха была. Она только накрыла праздничный стол, хотела чаю выпить и тут вода хлынула. Мама была в легких домашних брюках и футболке. Ее начало уносить. Она схватилась за окно. Если бы не это окно, ее бы точно унесло. Спасибо спасателям, что вытащили ее. Низкий поклон. Этот дом будут сносить. Аварийным признали. Мы с мужем сейчас пытаемся хоть как-то навести порядки: нашли белье, кое-какую одежду – пытаемся спасти то, что уцелело.

Этот дом принадлежит Гульбану Абаевой. В его семье трое детей. Работа есть только у главы семьи, получает он 48 тысяч тенге. К сожалению, ни вещи, ни бытовую технику спасти во время наводнения не удалось.

Семья Абаевых сейчас живет в соседнем поселке на съемной квартире.

– В однокомнатной квартире нас живет 17 человек – наша семья и родственники. Когда нас затопило, на мне были только халат и нижнее белье. Все, что на мне сейчас – чужое. Ничего своего не осталось. И не скоро, наверное, еще будет.

Абаевы все покупали в кредит. Общая сумма долга – три с половиной миллиона тенге. Банк дал им отсрочку по выплатам.

– Детские вещи нашли, а они, сколько я уже их не стираю, воняют болотной водой, – говорит Гульбану. – Слезы наворачиваются, когда смотрю на все это. Столько трудились, столько вкладывали в этот дом, а теперь все пропало.

Все пропало – это мягко сказано. Вода уничтожила все, что могла на своем пути.

В поселках сейчас идут работы. Все дома, которые не подлежат восстановлению, будут заново отстроены до сентября этого года. В каждом поселке работают специальные бригады, которые занимаются откачиванием воды. Несмотря на то, что жители поселков озлобились, и довольно сильно, они все-таки верят и надеются, что их не обманут и помощь будет оказана соответствующая. Иного пути, как ждать и верить, у них просто нет.

Поделись
Амина Смакова
Амина Смакова
КОММЕНТАРИИ ()
Осталось символов: 1000