VOX POPULI Григорий Беденко 31 октября, 2016 13:00

Желающие порыбачить есть?

Сергей Иванович Корольков, лучший пилот «Казависпаса» на фоне Ми-171E
Сергей Иванович Корольков, лучший пилот «Казависпаса» на фоне Ми-171E
Фото: Григорий Беденко
В этом году зима в Казахстане наступила раньше времени, а осень реальная, по всем своим классическим признакам, получается значительно короче календарной. Время подводить итоги, особенно в той сфере, которая касается защиты государственными структурами казахстанских биоресурсов. Журналист Григорий Беденко на основе собственных материалов подготовил небольшой обзор о работе специалистов РГКП «Казавиалесоохрана». Как известно, это спецподразделение министерства сельского хозяйства занимается авиационным патрулированием особо охраняемых природных территорий, защищает леса от пожаров, а животный мир — от браконьерства.

Пятиместный Eurocopter BO 105 казахстанской компании Aeroprakt.kz.

Весь сентябрь авиационное патрулирование очень активно проводилось в нижней дельте реки Или. Этот участок главной водной артерии, питающей озеро Балхаш, находится ниже плотины Капчагайского водохранилища.

Здесь, как известно, сконцентрированы богатые природные ресурсы — обитает множество видов животных и птиц, в том числе, занесенных в Красную книгу, а также наблюдается большое разнообразие озерной флоры и фауны, значительное количество промысловых видов рыбы.

В тех местах, где разделившаяся на многочисленные протоки огромная река впадает в озеро Балхаш, пейзажи становятся какими-то совершенно психоделическими.

По берегам Или расположены базы отдыха и охотничьи хозяйства, но многие жители региона — в основном южного казахстанского мегаполиса — приезжают сюда самостоятельно, чтобы порыбачить и поохотиться вдали от цивилизации.

Вполне естественно, что среди огромного количества людей встречаются те, кто нарушает природоохранное законодательство.

Грешит этим и население расположенных вдоль реки поселков.

Основную работу по защите животного и растительного мира этих уникальных мест проводят сотрудники Нижне-Илийского отдела Алматинской областной территориальной инспекции лесного хозяйства и животного мира.

За прошлый год отделом были выявлены 152 нарушения природоохранного законодательства. Были заведено два уголовных дела, восемь фактов рассмотрел суд.

Шарип Ирсаев, руководитель Нижне-Илийского отдела территориальной инспекции лесного хозяйства и животного мира:

— Добраться в эти места можно только на лодке — кругом вода, камыши, — но с вертолета легко обнаружить местоположение расставленных сетей и пометить их координаты с помощью GPS. Мы выявляем район: в каких именно озерах остались следы браконьерской работы. Через день–два инспекторы обследуют их.

Cтарейшего сотрудника природоохранного ведомства местные жители называют дядей Сашей.

По словам дяди Саши, в жаркую погоду браконьеры особо себя не проявляют: рыба быстро портится. Ее необходимо как можно скорее доставить до мест хранения. Причем сделать это так, чтобы не попасться правоохранителям. Реализуют незаконно добытый улов обычно в Алматы. 

В октябре–ноябре начинается массовый лов — количество подобных случаев резко возрастает. 

— Cейчас мы полностью укомплектованы: есть в достаточном количестве ГСМ, современные лодки. Активно работаем с «Казавиалесоохраной» — она предоставляет авиационные средства. Регулярно делаем облеты, — рассказывает Шарип Ирсаев.



Облеты особо охраняемых природных территорий проводятся на миниатюрном вертолете Eurocopter BO 105 казахстанской авиакомпании Aeroprakt.kz, работающей в сегменте малой авиации и выигравшей тендер, объявленный РГКП «Казавиавиалесоохрана». Основная задача специалистов — мониторинг и своевременное выявление пожаров в гослесфонде. В остальное время проводятся вспомогательные работы по выявлению фактов браконьерства. В нижней части дельты Или множество озер, огромное количество троп. Есть места, куда практически невозможно добраться — нет дорог, островки отрезаны притоками. Авиация же позволяет быстро осмотреть эти места. В день проводится от двух до четырех вылетов с полевого аэродрома близ поселка Бакбакты.

По словам Шарипа Ирсаева, в штате Нижне-Илийского отдела территориальной инспекции 10 специалистов. Они базируются в разных местах. Непосредственно в дельте Или постоянно живут три инспектора, у них там дома и небольшие личные хозяйства. Так намного проще контролировать обширные территории.

— Городских трое, в райцентре Баканас — еще трое. Вызываем их при необходимости. Инспекторов надо периодически менять. Думаю, вы понимаете по какой причине, — рассказывает дядя Саша.

Как отметил главный специалист теринспекции, наиболее эффективно получается работать совместно с правоохранителями — с природоохранной полицией, прокуратурой. Здесь также используется авиация. Кстати, применение авиации имеет еще и сильный психологический эффект: местное население остерегается нарушать закон. Ведь в любой момент вас могут обнаружить и задержать, причем совершенно неожиданно. А слухи здесь быстро распространяются.



В последнее время случаи браконьерства сокращаются. Китайскими одноразовыми сетями рыбу уже не ловят — их запретили продавать. Раньше такую сеть можно было свободно купить на любом рынке, она стоила 300 тенге. Браконьеры использовали их и бросали. Это огромный ущерб окружающей среде — такие сети могут лежать в воде или на берегу годами, и в них легко запутываются животные. Сейчас если и покупают такие сети, то нелегально, и стоят они дорого. Невыгодно стало. Но появилась другая напасть — преобразователи для глушения рыбы электрошоком. В интернете можно без труда найти схемы этих устройств. На базарах их свободно продают. Работают адские машинки бесшумно, их устанавливают на резиновых лодках, подключив к автомобильному аккумулятору. Рыба от электрошока погибает вся. Крупную браконьеры успевают подобрать, мелкая остается. Гибнут мальки. И даже если крупная рыба выживает, она уже не в состоянии давать потомство. В прошлом году инспекторы Нижне-Илийского отдела изъяли восемь таких преобразователей. Были заведены уголовные дела.



— Раньше таким образом на «чабанках» ловили, тарахтели, ночью фарой светили — можно было их ловить. А сейчас более изощренный метод. Каждую машину не досмотришь, преобразователь — маленькое устройство, спрятать его легко. Не будешь ведь каждую сумку проверять. Это большая проблема. Думаю, надо закон немного ужесточить. Это касается незаконной охоты на краснокнижных животных, таких как джейран, и применения запрещенных орудий лова, — предлагает дядя Саша.


В этом году осень не менее богата на осадки, чем минувшее лето. И это хорошая новость для специалистов «Казавиалесоохраны».

К счастью, крупных пожаров на особо охраняемых природных территориях нашей страны пока не произошло. Любой такой пожар для Казахстана может стать настоящей катастрофой, ведь лесные массивы занимают всего лишь 4% бескрайних казахстанских просторов.

Но окончание пожароопасного сезона вовсе не означает, что для специальных структур, защищающих наши биологические ресурсы, наступил период затишья и отдыха. Как раз наоборот, работа сейчас идет очень активная. 

В облетах горной местности принимают участие экипажи и техника «Казавиаспаса», а также сотрудники территориальной инспекции и природоохранной полиции.

Самые распространенные нарушения в этот период — незаконная рубка деревьев, несоблюдение правил и разрешенных режимов охоты, рыболовство с применением запрещенных средств.

В большинстве случаев это происходит в горах Заилийского Алатау, где расположены два национальных парка, и в бассейнах крупных рек, впадающих в Балхаш.

В Заилийском Алатау насчитываются десятки горных рек, из которых самой крупной и протяженной считается Чилик (Шелек). 

Места здесь практически дикие, до крупных населенных пунктов приличное расстояние, и ведет туда единственная грунтовая дорога. 

Крестьянских хозяйств тоже совсем немного, поэтому леса и дикие животные нуждаются в присмотре. 

Облет этой горной зоны продолжается от 3 до 5 часов с посадками. Специалисты с воздуха наблюдают, не ведется ли рубка деревьев; кроме того, досматривается весь автотранспорт, перемещение которого удается зафиксировать.

— Охрана лесных массивов с помощью авиации — самый эффективный способ защитить наши биоресурсы, — уверен командир Южного авиаотделения «Казавиалесоохраны» Жанат Мамбаев. — Кроме главного преимущества — оперативности — существует еще и очень серьезный психологический эффект. Если люди знают, что все их незаконные действия могут быть мгновенно обнаружены и пресечены, они лишний раз подумают, стоит ли этим заниматься.

— По нашему уставу, основной вид деятельности — охрана от пожаров гослесфонда, — рассказывает руководитель «Казавиалесоохраны» Толеугазы Сексенбаев. — Это самое основное. Но в нашем уставе заложены еще такие функции, как борьба с браконьерством, незаконной вырубкой деревьев, отслеживание и борьба с лесопатологией и вообще со всевозможными нарушениями лесного законодательства.

— В пожароопасный период мы практически не имеем возможности осуществлять эти дополнительные функции. Все силы и средства направлены на упреждение огня. К концу пожароопасного периода — это где-то конец октября — мы начинаем осуществлять совместное авиапатрулирование. Всё зависит от погоды. В северных регионах холода раньше наступили, и там пожароопасный период раньше и закончился. Мы берем на борт в первую очередь лесовладельцев, чтобы они могли оценить общее состояние своего хозяйства. Непременно присутствуют представители природоохранной прокуратуры, полиции, надзорных органов — территориальной инспекции по защите лесного и животного мира. Обязательно приглашаем СМИ. Это необходимая работа. Мониторинг и доведение информации до населения серьезно сокращают урон, наносимый биоресурсам, — уверен руководитель «Казавиалесоохраны».


Еще один регион, который находится под пристальным наблюдением специалистов природоохранных ведомств, и где для мониторинга активно применяется авиация, — это верхняя дельта реки Или, тот ее участок, который расположен выше Капчагайского водохранилища. 

Места здесь густонаселенные, и любителей нажиться за счет незаконной эксплуатации биоресурсов встречается немало.

Капчагайское водохранилище — искусственный водоем, уровень которого меняется почти каждый год.

Летом 2016-го воды было много из-за постоянных осадков и больших сбросов в Или с китайской территории.

Или, как известно, считается крупнейшей трансграничной рекой Центральной Азии, значительная часть дельты которой расположена на китайской территории.

Любопытно, что естественных нерестилищ рыбы в Капчагае нет из-за постоянных скачков уровня.

Вся рыба уходит откладывать икру на мелководье — туда, где, собственно, и начинается водохранилище. Это место специалисты называют «подпор». Здесь отличная кормовая база и приток свежей воды.

Подпор — место миграции и нерестилищ — это так называемая круглогодичная запретная зона.

В этих местах категорически запрещается использовать моторные лодки, а также ловить рыбу любыми средствами. Запрет утвержден приказом министра сельского хозяйства.

— Если кому-то необходимо передвигаться с мотором, то нужно согласовать это у нас в инспекции, — рассказывает старший государственный инспектор Алматинской областной территориальной инспекции лесного хозяйства и животного мира Ринат Кумашев. — Разрешения даются специалистам водного хозяйства, которые ставят бакены; есть люди, у которых частные хозяйства расположены на островах. Но и тут есть ограничения — мощность лодочного мотора не должна превышать 10 лошадиных сил. Это для физичeских лиц. Егерская служба в целях охраны своих участков может получить у нас в инспекции разрешение на передвижение в запретном месте.

Вполне естественно, что зона круглогодичного запрета — лакомый кусок для браконьеров.

Рыбы разных пород здесь огромное количество. Обычно нарушители ставят сети или так называемые переметы. Это длинная леска с крючком и приманкой, которая крепится на поплавок.

Рыба, которая попалась на перемет, как правило, не выживает. Она длительное время остается обездвиженной, а при попытках освободиться повреждает себе внутренности крючком.



Кроме того, рыбу часто ловят запрещенными китайскими одноразовыми сетями.



Для того чтобы добыть достаточное количество рыбы, необходимо выставить несколько десятков переметов — тут без моторной лодки не обойтись. А заросли камыша — прекрасное место для того, чтобы спрятаться. Но здесь у авиации абсолютный приоритет. Как бы хорошо ни мимикрировал объект, сверху видно всё.

Как правило, при фиксации нарушений лодки и моторы изымаются в доход государства, а браконьерское снаряжение уничтожается на месте.

С начала года инспекцией составлено более 600 административных материалов. Из них по девяти случаям возбуждены уголовные дела и переданы в следственные органы.

По восьми из них уже вышли решения суда. За нарушение правил рыболовства, если оно не грубое, браконьер обычно отделывается штрафом в 10 МРП — 21 210 тенге. Если выявлены грубые нарушения правил — например, лов запрещенными орудиями, китайскими сетями, сплавными сетями, — то дела направляются в суд. Здесь предусмотрены штрафы от 20 и выше МРП. Также во всех случаях в доход государства изымаются орудия лова и лодки.

— Максимальное наказание по уголовным делам — от года лишения свободы до трех. В моей практике таких случаев еще не было. Чтобы человека осудили, он должен причинить ущерб рыбным запасам государству в размере, превышающем 100 МРП. К примеру, за 1 килограмм жереха предъявляется иск на 1 000 тенге. То есть 300 килограммов жереха — это уже больше 100 МРП. Возбуждается уголовное дело, независимо от того, каким орудием ловил нарушитель, — рассказывает Ринат Кумашев.

По словам инспектора, сегодня функции охраны рыбных запасов большинства водоемов Республики переданы в рыболовецкие хозяйства. У них есть егерская служба. Территориальная инспекция только контролирует эти организации. Но на деле егерская служба не так уж хорошо справляется со своими обязанностями. Приходится работать инспекции. В год один инспектор составляет более 15 протоколов. Это и административные, и уголовные дела.

Участок верхней дельты Или от Капчагайского водохранилища до китайской границы также контролируется авиацией.

— От реки Чарын до государственной границы с Китаем у нас разрешен лов рыбы только на удочку, до пяти килограммов, бесплатно, — говорит Ринат Кумашев. — Но категорически запрещено ловить рыбу промысловыми орудиями лова — ставными и сплавными сетями. При выявлении нарушений также изымаются лодки, а материал направляется в суд.

Как правило, браконьеры пытаются оправдаться тем, что ничего не знали о запретах и о тех локациях, где эти запреты работают.

— У Минсельхоза есть официальный сайт, где полностью размещены все законы. Там есть информация, где можно, а где нельзя рыбачить. Есть телефоны доверия. Любой гражданин с 9:00 до 18:00 может позвонить и узнать любую интересующую его информацию, — советует старший госинспектор.

Поделись
Григорий Беденко
Григорий Беденко
журналист, фоторепортер, блогер
КОММЕНТАРИИ ()
Осталось символов: 1000