VOX POPULI Алёна Мирошниченко 12 января, 2018 10:00

Я не ведьма…

Я не ведьма…
Фото: Тимур Батыршин
Святки — две недели зимних праздников, начинающихся с Рождественского сочельника 6 января и заканчивающихся Крещением 19 января. Считалось, что именно в это время высшие силы могут предсказать судьбу. И поэтому мы решили напроситься на приём, а заодно и познакомить наших читателей с самой настоящей, потомственной… ведьмой? Нет, с женщиной, «с которой Силы», — именно так она себя называет. И вот небольшое интервью с ней.

Луиза Бузуркиева
Луиза Бузуркиева

Слова «ведьма», «колдунья» обычно вызывают отрицательные эмоции. Их принято связывать с воздействием на человека какой-то чёрной силы. Но, оказывается, существуют люди, наделёнными сверхъественными способностями, совершенно позитивные. И наша героиня именно такая. Знакомьтесь: Луиза Бузуркиева.

Такие люди были и есть во все времена. Они наделены особым даром, называемым по-разному — экстрасенсорные способности, ясновидение, возможность предсказания будущего и тому подобное. Все они имеют особую связь с параллельным миром, ещё называемую шестым чувством или третьим глазом. В средние века их сжигали на кострах, а во времена советской власти подвергали гонениям. Сегодня с их помощью, если, конечно, это не шарлатаны, кто-то находит выход из создавшейся жизненной ситуации, ведь они могут видеть то, чего не видят другие.

Скажу по секрету, я просто была поражена, услышав от Луизы Исаевны факты, имена и события из моей жизни, которые она ну никак не могла знать. И как тут не поверить в потусторонние силы? Я смотрела на неё и точно была уверена, что этот человек видит меня насквозь.

Специалисты, изучающие данное явление, считают, что экстрасенсом может стать абсолютно любой человек, так как шестое чувство присуще каждому, и для того чтобы «третий глаз» открылся, необходимы некоторые обстоятельства. Зачастую это происходит после перенесенного очень сильного эмоционального потрясения. Многие практикующие и известные специалисты в области экстрасенсорики рассказывают о каких-то особых происшествиях в своей жизни, после которых они ощутили изменения в организме. Но они могут излечивать болезни и предсказывать будущее, оперируя только биоэнергетикой.

Ведьмы и колдуны способны более тонко ощущать присутствие потусторонних сил

В отличие от экстрасенсов, ведьмы и колдуны получают свой дар по наследству. Доподлинно известно, что женщины-ведьмы, занимающиеся черной магией, передают его строго через поколение, то есть от бабушки к внучке, минуя дочь. Почему именно так, никто сказать точно не может, но специалисты предполагают, что в этом кроется очень важная деталь ритуала.

Прабабушка нашей героини — из кавказских долгожителей. Вот она-то и наделила маленькую Луизу сверхъестественным даром.

— Моя прабабушка Лейла прожила сто пятьдесят семь лет. У неё было два брата, и она. В моей семье тоже — я и два моих брата. И мой дар идёт от моей прабабушки. Я от девяти внуков первая правнучка.

Когда мне было всего семь месяцев, мои родители поехали проведать мою прабабушку. И она прямо на пороге спросила: «Где моя дочь?» И они вернулись обратно за мной, несмотря на расстояние в 200 километров. Мама рассказывает, что всю дорогу я ором орала.

Когда приехали, прабабушка взяла меня на руки, занесла в комнату, и я проснулась только на вторые сутки.

И прабабушке её снохи тогда сказали: «Ну всё, Лейла, теперь эта девочка будет и по «чёрному», и по «белому». У меня в дате рождения три шестёрки — число дьявола.

Но я никогда не сделаю человеку плохого, если он меня не затронет, я даже пальцем не пошевелю — за меня это сделают мои Силы.

VOX: А во сколько лет вы поняли, что не такая, как все?

— Я гадаю на картах с тринадцати лет. Одно время я гадала буквально на всём: на воде, на соли. Я не знала, что со мной вообще происходит. Как мне показывали Силы, так я и делала. В тринадцать лет я поняла, что я не такая, как все. Мой папа попал тогда в беду. И тогда мне приснился сон, и в этом сне Силы мне говорили, что мы уедем в страну, где у большинства населения узкий разрез глаз. Тогда я даже и не знала, что это за страна такая. Я проснулась наутро вся в синяках. Мама меня повезла к мулле. А мулла и говорит: «Если она вам не нужна, отдайте её мне! К тридцати годам она будет очень полезная людям».

И вот в 89-м мы приехали в Казахстан. Я начала лечить людей. Я лечила их даже бесплатно.

VOX: Луиза Исаевна, существует предположение, что если экстрасенс, или гадалка, или бабушка не берут денег за свою работу, то, значит, они действительно наделены сверхспособностями. А если у них существует тариф, то это шарлатаны.

— Бесплатно это делать нельзя. «Бес-платно» — это значит «бес платит». Когда мы работаем с человеком, мы тратим свою энергию. Должен обязательно происходить обмен энергиями. Вам же не дадут в магазине хлеб бесплатно или не окажут какой-нибудь вид услуг. За всё нужно платить. Но у меня расценки вполне адекватные, по сравнению с другими специалистами, которые за свою работу по 100 000 тенге берут. 

В процессе своей работы экстрасенсы и маги выступают в роли фильтра, через них проходит самая различная информация, что впоследствии сказывается на физическом состоянии и может привести к нервному истощению. Мало кто из таких специалистов может похвастаться хорошим здоровьем. Несмотря на то, что они стараются помочь в выздоровлении другим людям, сами не могут воспользоваться своим даром, чтобы помочь себе.

VOX: Как вы восстанавливаетесь после своих сеансов?

— Я каждого человека пропускаю через себя, как фильтр. Вот та женщина, с которой вы столкнулись в дверях, ей её свекровь сделала на смерть. Вчера я с ней поработала, взяла на себя всё, и как только я села за руль, тут же попала в аварию.

Несмотря на то, что родилась я в исламской вере, я и в церковь, и в мечеть хожу. Для меня сейчас нет определённой веры. Бог один, пророки разные.

Когда я чувствую, что у меня клиент «тяжёлый», иду в церковь ставить свечки. Я ставлю свечи Иисусу Христу, Казанской Божьей Матери, Николаю Чудотворцу, Святому Георгию, Святой Матроне. Я чувствую, что это — моё.

Ещё я восстанавливаюсь водой. Я очень сильно люблю речку. Люблю посидеть возле речки.

VOX: Бывает ли у вас предчувствие, что у вас может случиться неприятность?

— Да, конечно. Однажды я осталась ночевать у подруги и в три часа ночи почувствовала неладное, подскочила и пулей домой. Забегаю в подъезд, а у меня там потоп. Мои коты открыли биде и затопили: и мою квартиру, и соседей.

Я не раз была между жизнью и смертью. И я предвидела это, но чтобы проверить себя и испытать судьбу, я не раз шла вопреки.

Многие современные девушки готовы добиваться того, что им кажется успехом или счастьем, любой ценой. Человек не отвечает на чувство? Что же, дай-ка я сделаю приворот на парня. Ведь это же так просто! Не обязательно даже тратить деньги. Можно сделать это самостоятельно. Порой даже не обязательно иметь человека, так сказать, под рукой — можно заколдовать его по фотографии.

На самом деле любовный приворот — это красивое название, за которым стоит некрасивое содержание. И обращение к магии — очень жестокий поступок, который может обойтись «адресату» страшно дорого.

VOX: К вам обращаются с просьбами приворожить, сделать порчу?

— Конечно, обращаются, но семьи я не разрушаю. Просят: «Луиза Исаевна, я люблю его. Сделайте что-нибудь!» Я говорю: «Нельзя! Грех на тебе будет!» — «Ну и пусть будет…» Не боятся у нас девушки, что это опасно, что проклятие идёт вплоть до девятого колена. А если это проклятие не снять, идёт вымирание рода.

Сейчас продаётся много магической литературы. Вот влюбилась девочка, пошла, купила книжку, сделала ритуалы, выманила демона, а как потом это всё обратно восстановить, не знает.

VOX: Есть ли у вас специальные предметы или атрибутика, с помощью которой вы проводите ритуалы?

— У меня нет специальных приспособлений. Я получаю информацию с помощью этого ножа. Ещё использую карты таро.

Молитвы у меня идут непроизвольные. Карты я читаю не только сверху, но и снизу.

VOX: Как вы относитесь к различным шоу, «битвам экстрасенсов»?

— Я затрудняюсь ответить на этот вопрос. Я от этого далека. Я не экстрасенс. Конечно, меня приглашают на различные телепроекты в качестве эксперта. И я помогаю тому, кто обращается ко мне с верой. А кто идёт меня просто использовать или проверить мои силы, я даже делать ничего не буду.

Я сама общалась со многими экстрасенсами и скажу, что стопроцентной информации по ясновидению вам не даст ни один экстрасенс, ни один маг, пусть даже самый сильный. И я тоже не дам. Я не племянница Аллаха, чтобы по взмаху палочки дать стопроцентную гарантию. Мои прогнозы сбываются, но я могу ошибиться в сроках. Я не всесильная.

VOX: Луиза Исаевна, а вы счастливы, обладая сверхспособностями?

Когда экстрасенсы или колдуньи говорят, что они счастливы — это неправда. По-настоящему владеющий магией человек никогда счастлив не бывает. Меня многие предавали. И я устала от предательства.

У меня было четыре брака, и всех четырёх мужей я похоронила. Силы не оставляют со мной рядом мужчину, который начинает со мной играть или как-то меня использовать. Они тоже различают, нужен ли мне этот человек или нет.

Сейчас я живу с моим гражданским мужем уже четвёртый год. Это мой любимый человек, который рядом со мной всегда, даже тогда, когда у меня очень трудное финансовое положение. И я благодарна своим Силам за него. С ним я очень счастлива как женщина.

— Судьба моей старшей дочери тоже пошла кувырком. Когда ей было тринадцать лет, я обиделась на одного мужчину, который воспользовался моей добротой. И тут под горячую руку мне попалась дочь. И я сгоряча сказала: «Я отдаю тебе всё!» И её судьба тоже сломалась с шестнадцати лет. Она несёт то же испытание, что и я. Очень часто дочери отвечают за поступки своих матерей и могут повторить их судьбу.

VOX: Ну если занятие магией — это сложная судьба, то почему вы не можете бросить этим заниматься?

— Я, Алёна, уже давно зашла в этот тоннель магии, и обратной дороги у меня уже нет.

Когда у человека с рождения какой-то дар, его нужно направлять в нужное русло. Если этому сопротивляться, то Силы за это наказывают.

VOX: К кому вы себя относите — к колдуньям, ведьмам, магам или гадалкам?

— Я не ведьма. Я женщина. Просто со мной Силы.

VOX: А какая вы женщина, Луиза Исаевна?

— Я такая же, как и все. Я мать, я хозяйка, я фанатка чистоты. Я люблю, чтобы у меня всегда дома был порядок. Я утром рано встала, наготовила блюд на день, накормила всех. Я тоже хочу любви, женского счастья. Я не меркантильная, не алчная. Я очень гостеприимная.

Если человек даст мне чайную ложку добра, я отдам ему в несколько раз больше. Я одной рукой беру, другой отдаю.

— Те, кто видел меня по телевизору, думают, что я ужасно злая. А потом, когда знакомятся со мной ближе, впечатление обо мне резко меняется. Есть люди, с которыми я дружу по пятнадцать–двадцать лет. Те люди, которые мои, они сами со мной остаются на долгие годы. А не мои — сами отсеиваются. И ситуацию с этими людьми я вижу заранее. Но для себя я сделать ничего не могу. Я как сапожник без сапог.

Я благодарна своим клиентам, которые ко мне относятся с уважением. У меня бывали в жизни очень сложные моменты, когда я просыпалась и спрашивала: «Что мне делать?» И в этот же день мне звонят люди, и многие из них спустя несколько лет. У меня есть даже такие знакомые, детям которых я сейчас помогаю.

VOX: И, наконец, последний вопрос: каким будет 2018 год для Казахстана?

— Я не вижу ничего плохого. Никаких глобальных стихийных бедствий, катаклизмов, разве что небольшие подтопления. Землетрясения разрушительного не вижу в Алматы, войны тоже не вижу. Могу сказать, что возможны какие-то финансовые неурядицы и тяжести.

Поделись
Алёна Мирошниченко
Алёна Мирошниченко