VOX POPULI Григорий Беденко 31 июля, 2015 14:00

Всевидящее око КазГеоТек

Специально оборудованный самолет&nbsp;<span>Сessna 208 B Grand Caravan</span>
Специально оборудованный самолет Сessna 208 B Grand Caravan
Фото: Григорий Беденко
Как известно, наша необъятная страна, большую часть территории которой составляют пустынные и малопригодные для жизни регионы, чрезвычайно богата различными полезными ископаемыми. Существует расхожее мнение, что еще в 60-70-е годы советские геологи настолько детально исследовали казахстанские недра, что, казалось бы, искать здесь больше уже нечего — обнаружили всю таблицу Менделеева. Но так ли это на самом деле? Сегодня исполняется ровно один год с начала реализации совместного проекта АО «Казгеология» и канадской компании Geotech Ltd., цель которого — с помощью новейших авиационных геофизических технологий заглянуть под землю на такую глубину, куда ранее не могли добраться исследователи, и попытаться обнаружить там неизвестные залежи полезных ископаемых. Наш корреспондент и большой любитель авиации Григорий Беденко получил уникальную возможность подняться в воздух на специально оборудованном самолете Сessna 208 B Grand Caravan и увидеть, как все это работает.

Сessna 208 B Grand Caravan
Сessna 208 B Grand Caravan

Мое знакомство с аэрогеофизикой началось на Бурундайском (Боралдайском) аэродроме под Алматы, откуда мы должны были лететь в Караганду на одном из самых популярных в мире и надежных летательных аппаратов сегмента легкой авиации — Сessna 208 B Grand Caravan.


Сessna 208 B Grand Caravan
Сessna 208 B Grand Caravan

Этот 9-местный турбовинтовой самолет американского производства, под завязку напичканный высокоточной электроникой, получил у алматинских летчиков прозвище «Маленький аэробус».

Сessna 208 B Grand Caravan
Сessna 208 B Grand Caravan

Прошлой осенью самолет за 5 дней перегнали из ЮАР в Алматы. Маршрут был головокружительный: Йоханнесбург—Хельсинки—Варшава—Бургас—Трабзон—Актау—Кызылорда—Алматы. Воздушное судно принадлежит канадской компании Geotech Ltd., которая на сегодняшний день является лидирующей в мире в области аэрогеофизических исследований.

Сessna 208 B Grand Caravan
Сessna 208 B Grand Caravan

Эта Сessna 208 B отличается особой формой фюзеляжа, на котором размещены антенны и магнитометры.

Сessna 208 B Grand Caravan
Сessna 208 B Grand Caravan

За несколько месяцев до прилета, 2 июля 2014 года, президенту Н. Назарбаеву был презентован совместный проект по созданию в Казахстане современной аэрогеофизической компании. Ее сверхзадача — получать уникальную цифровую информацию по перспективным с точки зрения наличия полезных ископаемых площадям, и минимизировать риски последующих геологоразведочных работ. Это позволит восполнить минерально-сырьевую базу Казахстана в несколько раз.

Сessna 208 B Grand Caravan
Сessna 208 B Grand Caravan

Совместное казахстанско-канадское предприятие, которому сегодня исполняется ровно один год, получило название «КазГеоТек». Компания призвана внедрять методики и технологии мирового уровня в геологоразведочную отрасль. Активное содействие в развитии инновационного проекта оказал вице-премьер Асет Исекешев. 

Подготовка к полету
Подготовка к полету

Субподрядчиком геологов стала казахстанская авиакомпания Sky Service, единственное авиапредприятие в Казахстане, лицензированное для обслуживания Сessna. Техническая база авиакомпании — дочернее  предприятие Sky Teck — расположено на Бурундайском аэродроме.

Подготовка к полету
Подготовка к полету

Специалисты Sky Service за час до вылета в Караганду установили на крыле самолета консоль с научным оборудованием. Оказывается, габариты Сessna-208 B не позволяют закатить ее в ангар с консолями.

Подготовка к полету
Подготовка к полету

Оборудование модульного типа и очень легкое.

Закреплена консоль с научным оборудованием
Закреплена консоль с научным оборудованием

Самолет прилетает на техобслуживание в Алматы регулярно, в соответствии с требованием технического регламента.

Проверка двигателя
Проверка двигателя

Перед вылетом пилоты прогазовали двигатель, проверив его на разных режимах.

Канадский пилот Шон Коуэн (Shaun Cowan)
Канадский пилот Шон Коуэн (Shaun Cowan)

Капитан № 1 — канадский пилот Шон Коуэн (Shaun Cowan). Перед вылетом из Алматы было очень жарко.

В полете
В полете

В воздухе Шон скучал, так как летел пассажиром. Оборудование было выключено.

Река Или и рисовые поля с высоты 3 тыс. метров
Река Или и рисовые поля с высоты 3 тыс. метров

Наш полет в Караганду проходил по трассе для пассажирских лайнеров, но на высоте 3 тысяч метров. Выше на Сessna 208 B летать нельзя, так как самолет негерметичный. Даже на трех тысячах чувствуется недостаток кислорода. Впрочем, удивительные пейзажи внизу полностью отвлекли внимание от физиологических проблем. На этом снимке река Или с рисовыми полями в районе Баканаса.


Озеро Балхаш
Озеро Балхаш

А это уже Балхаш, как всегда немного загадочный, если разглядывать его с большой высоты.


Озеро Балхаш
Озеро Балхаш

Любопытно, что Балхаш является некой климатической границей между северным и южным Казахстаном.

Озеро Балхаш
Озеро Балхаш

В маленьком самолете это очень хорошо ощущается. Как только мы перелетели озеро, нас стало достаточно ощутимо трясти: появились сильный боковой ветер и турбулентность.

Город Балхаш и медеплавильный завод
Город Балхаш и медеплавильный завод

А это город Балхаш с его знаменитым медеплавильным заводом.

Меднорудный кратер
Меднорудный кратер

А дальше казахстанским недрам делают операцию без наркоза. Внизу появилась воронка гигантского меднорудного карьера, диаметром с небольшой поселок.

Слева канадец Кэмерон Петри (Cameron Petrie), справа второй пилот Олег Махамендриков
Слева канадец Кэмерон Петри (Cameron Petrie), справа второй пилот Олег Махамендриков

Над Балхашом наши летчики оживились. Слева капитан №2, канадец Кэмерон Петри (Cameron Petrie), справа — второй пилот Олег Махамендриков. У Олега достаточно любопытная биография, но об этом позже.

Канадский пилот Шон Коуэн (Shaun Cowan)
Канадский пилот Шон Коуэн (Shaun Cowan)

И вот, спустя три часа после вылета из Бурундая, мы подходим к Караганде. Настроение Шона заметно улучшилось.

Кэмерон лихо заходит на полосу карагандинского аэропорта «Сары-Арка». В ближайшие дни вся работа будет отсюда.





Посадка и заправка для следующих вылетов
Посадка и заправка для следующих вылетов

Сразу после посадки самолет заправляют для двух вылетов на следующий день. Один в первую половину дня, второй после обеда.


Выгрузка багажа
Выгрузка багажа

Ребята прилетели в экспедицию на несколько дней, поэтому с собой каждый взял по чемодану.


Осмотр двигателя
Осмотр двигателя

Параллельно с заправкой проводится осмотр двигателя Сessna.

Бортинженер Григорий Задорожный
Бортинженер Григорий Задорожный

Самолетом на земле занимается еще один член экипажа — бортинженер Григорий Задорожный. В исследовательских вылетах он обычно не участвует.

Заправка
Заправка

Сessna-208 B — очень экономичный самолет.

Заправка
Заправка

На одной заправке она может летать по меньшей мере 5 часов.

Мытье стекол специальным раствором
Мытье стекол специальным раствором

На следующее утро с первыми лучами солнца начинается работа.

Сessna 208 B Grand Caravan
Сessna 208 B Grand Caravan

Григорий внимательно осматривает машину, моет лобовые стекла специальным раствором.

Сessna 208 B Grand Caravan
Сessna 208 B Grand Caravan

 Вылет запланирован на 6.00.

Сessna 208 B Grand Caravan
Сessna 208 B Grand Caravan

Самолет готов.

Сessna 208 B Grand Caravan
Сessna 208 B Grand Caravan

Исследовать нам предстоит участок Коргантас. Это место находится к юго-востоку от Караганды, примерно в 150 километрах. Лететь туда полчаса.

Канадский пилот Кэмерон Петри (Cameron Petrie)
Канадский пилот Кэмерон Петри (Cameron Petrie)

Первый полет предстоит выполнить Кэмерону.

Григорий проверяет качество топлива
Григорий проверяет качество топлива

Григорий проверяет качество топлива.

Карагандинский аэропорт «Сары-Арка»
Карагандинский аэропорт «Сары-Арка»

Работы по исследованию участка Коргантас проводятся по заказу компании Rio Тinto. Это крупнейший австралийско-британский концерн, специализирующийся на геологоразведке. В Казахстане Rio Тinto очень заинтересовал участок площадью 4,5 тысячи квадратных километров.

К полету готовы
К полету готовы

Экипаж и единственный пассажир в моем лице занимают свои места в самолете.

Второй пилот Олег Махамендриков
Второй пилот Олег Махамендриков

Второй пилот Олег Махамендриков. В Казахстан он приехал трудиться по контракту. Летчик - гражданин России, живет в Сочи, там же его семья. До 2013 года Олег работал в небольшой авиакомпании «Ак Барс Аэро», которая была дочерней от «Татарстана» — главного авиаперевозчика республики. В «Ак Барс Аэро» Олег летал на Сessna 208 B в 12-местной пассажирской комплектации. До этого два года переучивался на данный тип самолета в США. В Татарстане возил людей по 15 маршрутам в приволжском регионе. Казалось бы, карьера шла в гору. Но затем случилось несчастье. 17 ноября 2013 года в Казани разбился пассажирский Boeing 737-500, на борту которого находился Ирек Минниханов, сын президента Татарстана. Затем было расследование, авиакомпанию «Татарстан» лишили лицензии. Вслед за ней закрылся и «Ак Барс Аэро». Олегу надо было чем-то кормить семью. Он стал наводить справки о том, где летают на Сessna 208 B, и вышел на казахстанский Sky Service. Теперь имя российского пилота тесно связано с инновационной программой Казахстана.

Мы поднимаемся в воздух. На рассвете взлет получился очень красивым.




Оборудование включено
Оборудование включено

Оборудование включено еще на земле.


Пилоты
Пилоты

В течение очень сложного пятичасового полета пилотировать машину будет Кэмерон. В задачу Олега входит координация, подстраховка и связь с Землей.

Научное оборудование
Научное оборудование

Итак, в чем же весь фокус? Один из методов аэрогеофизики — это магнитная градиентометрия. Метод заключается в изучении тонкой пространственной структуры аномального магнитного поля. Дело в том, что залежи полиметаллических руд, так называемое «рудное тело», имеют собственное магнитное поле. Как правило, оно сильно отличается от фонового магнитного поля обычной нерудной породы. То есть под землей как бы находится огромный магнит. Задача исследования — выявить его пространственную ориентацию. А затем можно в закартированном месте производить разведывательное бурение. Ну, это как бы в двух словах. На самом деле, все гораздо сложнее.

Научное оборудование
Научное оборудование

Удивительно, но аппаратура самолета может заглянуть под землю на глубину до полутора-двух километров. На такой глубине геологоразведку ранее у нас не делали.

Научное оборудование
Научное оборудование

Однако, уверенная работа оборудования возможно только при очень точном выдерживании курсовых параметров самолета, а также высоты и скорости.

Полет на высоте 80 метров над поверхностью земли
Полет на высоте 80 метров над поверхностью земли

Лететь таким образом надо на высоте всего 80 метров над поверхностью земли.

Канадский пилот Кэмерон Петри (Cameron Petrie)
Канадский пилот Кэмерон Петри (Cameron Petrie)

У Кэмерона очень сложная задача.

Второй пилот Олег Махамендриков
Второй пилот Олег Махамендриков

Олег всего лишь страхует.

Пилоты
Пилоты

Так в экипаже распределены обязанности.

Вот что происходит при таком полете. На высоте 80 метров сильнейшая турбулентность. Мгновенно начинается расстройство вестибулярного аппарата.



И вот так 5 часов подряд.



Кроме того, на участке Коргантас достаточно сложный рельеф. Вокруг холмы, которые надо обходить или «перепрыгивать».



Самолет летает как бы по зигзагу. Он летит вперед примерно 60-80 км., потом разворачивается и летит в обратную сторону, смещаясь на 50-100 метров относительно первой полосы. Затем опять разворачивается. Сигналы магнитометров записываются через каждые 3-6 метров полета. Для летчика работа ювелирная.






Поселок
Поселок

Кстати, местность внизу не такая уж и необитаемая. Попадаются крупные поселки.


Озеро
Озеро

Встретилось даже красивое озеро.

Возможное место расположения залежей руды
Возможное место расположения залежей руды

Пролетаем над небольшим аулом. Под ним тоже могут быть залежи руды.

Полет на малой высоте
Полет на малой высоте

Самолет почти «бреет» каменистую возвышенность. Честно говоря, я выжил в этом пятичасовом ужасе только благодаря двум таблеткам препарата «Драмина». Летчики всегда поражали меня железной силой воли.

Канадский специалист по научному оборудованию Жан Дабровски (Jan Dabrowski)
Канадский специалист по научному оборудованию Жан Дабровски (Jan Dabrowski)

И вот мы опять в карагандинском аэропорту. Канадский специалист по научному оборудованию Жан Дабровски (Jan Dabrowski) настраивает приборы. Вся полученная информация поступает прямо с борта самолета через спутниковый интернет-протокол на серверы «Казгеологии». Впоследствии она будет интерпретироваться.

Дозаправка самолета
Дозаправка самолета

Тем временем самолет дозаправляют.


Панель приборов
Приборная панель

Подобные вылеты производятся при любой благоприятной возможности.

Шасси
Шасси

В сфере малой авиации главным фактором является погода.

Логотип «Казгеологии»
Логотип «Казгеологии»

Логотип «Казгеологии» на борту самолета.

Сessna 208 B Grand Caravan
Сessna 208 B Grand Caravan

Сessna 208 B красиво выруливает на полосу, готовясь уйти во второй пятичасовой полет.

Сessna 208 B Grand Caravan
Сessna 208 B Grand Caravan

Но вдруг заглючило научное оборудование. Самолет возвращается на стоянку для настройки.

Канадский пилот Шон Коуэн (Shaun Cowan)
Канадский пилот Шон Коуэн (Shaun Cowan)

Это смена Шона. В работе он очень серьезен и сосредоточен.

Взлетная полоса
Взлетная полоса

Еще немного подождать — и снова в небо.

Директор ТОО «КазГеоТек» Саид Султанов
Директор ТОО «КазГеоТек» Саид Султанов

 И в завершение интервью с директором ТОО «КазГеоТек» Саидом Султановым.

Vox: Саид Муратбекович, огромное вам спасибо за полеты на вашем уникальном воздушном судне. От имени нашего сайта поздравляем вас с годовщиной работы компании. Каковы первые результаты?

C.C.: Cпасибо за поздравление! Компания «КазГеоТек» была создана 30 июля 2014 года. И с того времени мы уже провели большой ряд аэрогеофизических исследований территории Казахстана. Мы начали с восточного региона страны, теперь передвинулись в центр Казахстана, в Карагандинскую область. В данный момент мы проводим аэрогеофизические исследования по заказу компании Rio Тinto. Это австралийско-британский концерн с капитализацией $100 млрд.  У них довольно серьезные планы на Казахстан. Они взяли для исследований территорию под названием Коргантас. Ее площадь — 4,5 тысячи квадратных километров. Мы в настоящее время летаем над всем Коргантасом, делаем съемку с помощью самолета. Наш самолет сейчас находится в аэропорту «Сары-Арка» города Караганды. Ежедневно делаем два полета в день по 5 часов каждый. Компания-заказчик удовлетворена. Они даже увеличили на 3 тысячи погонных километров объем работ. Мы ожидаем, что на участке Коргантас будет большое открытие. Параллельно с этим мы также ведем работы по заказу АО «Казгеология». Это участок «Алтыншокынский» в городе Каражал. Там мы ведем работы нашими запатентованными технологиями — это система Z-TEM, вертолетная съемка.  Для этого мы уже командировали туда наших сотрудников. Кстати, это местные сотрудники, казахстанские, которые были обучены. Они прошли обучение на востоке Казахстана. И на данный момент они уже самостоятельно ведут исследования на участке Алтыншокы. Данный проект в перспективе должен выявить ряд аномалий, после которых «Казгеология» будет проводить разведочное бурение. На этот проект мы возлагаем большие надежды, потому что уникальная система Z-TEM впервые применяется здесь, в Казахстане, в рамках госзадания. И мы надеемся, что в ближайшие 5 лет эта система себя оправдает, также мы найдем ряд месторождений, и соответственно это все окупится для государства.

Vox: Расскажите о Ваших методах.

С.С.: Технология, которая применяется на самолете — это пакет из нескольких методик. Это гаммаспектрометрия, радиометрия, магнитометрия. То есть получается съемка, которая очень хорошо применима при крупноплощадных работах: на примере Rio Тinto — 4,5 тысячи квадратных километров. Самолет пролетает над этим участком, выявляя аномалии. Они считываются датчиками, потом интерпретируются, ну и в последующем, если выявлены  крупные аномалии, желательно провести нашу вертолетную съемку с помощью V-TEM и Z-TEM. Фундаментальная разница между этими технологиями в том, что Z-TEM использует естественные грозовые поля. Мы отвозим нашу базовую станцию на предполагаемое месторождение, там ее оставляем. Затем проводим аэрогеофизику, и естественные грозовые поля, которые собираются — это постоянно происходит, с помощью этой системы мы можем понять, есть ли  аномалии на глубине до 2,5 километров. В то же время, используя электромагнитную систему V-TEM,  можно облететь этот объект, если он на поверхности, или до 1 км. ниже. Электромагнитные сигналы быстро поступают, и уже было доказано компанией Geotech Ltd., что можно сразу бурить. Но вообще, лучше применять V-TEM и Z-TEM в комбинации друг с другом, чтобы лучше понимать геологическую подземную структуру.

Vox: Как Вы сами оцениваете рентабельность проекта?

С.С.: Некоторые наши опытные геологи-аксакалы говорят, что аэрогеофизика началась с Казахстана. Здесь в свое время были первые аэрогеофизические съемки в 60-70-х годах. Но технологии шагнули вперед, произошел резкий скачок за последние 15-20 лет, он произошел в Канаде. С помощью аэрогеофизических исследований был открыт ряд крупных месторождений — никелевых, медно-порфировых, урановых. И, соответственно, именно такие технологии никогда не применялись в Казахстане, эти электромагнитные технологии никогда не применялись в Казахстане. Z-TEM вообще нигде в мире не применялась, потому что это собственная разработка компании Geotech Ltd.. Сегодня эти системы здесь, в Казахстане. V-TEM и Z-TEM вложены в уставной капитал компании «КазГеоТек». У нас трансферт технологий, по сути, осуществлен. То есть эти системы зашли в Казахстан. Они будут здесь, в компании «КазГеоТек», где у государства в лице «Казгеологии» есть солидный пакет акций. Здесь большие перспективы. «Казгеология» создает СП с крупными недропользователями и СП с передовыми сервисными компаниями. Вот сейчас я, как компания «КазГеоТек», оказываю услуги компании «Коргантас», которая является совместным предприятием «Казгеологии» и Rio Тinto; получается, «Казгеология» всегда в плюсе. Она с одной стороны делает деньги, с другой стороны, если будут обнаружены новые месторождения, она тоже получит достаточную прибыль и много даст государству. А что касается «КазГеоТек», то мы растем, растем достаточно быстро. Наша доля на рынке уже почти 50%. Мы прежде всего хотим популяризировать саму науку:  что такое аэрогеофизика, какие от нее плюсы, дивиденды. Наши ребята обучаются этим системам и становятся высококвалифицированными специалистами, которые будут востребованы не только здесь, в Казахстане, но и во всем мире. И, конечно, очень немаловажный фактор — что в будущем эти ребята передадут свой опыт дальше. То есть это новая эра новых геологов-геофизиков, мы ее потихоньку здесь зарождаем в Казахстане.

Vox: Значит, главные сюрпризы еще впереди?

C.C.: Это присуще очень большим нашим геологам — говорить: «у нас в Казахстане все изучено, понятно, вы приводите иностранные компании, которые будут делать деньги и т.п.». Я считаю, что такой подход в корне неправильный. Говорить о том, что все изучено, невозможно. Технологии идут вперед. Они хорошо изучили, может быть, до уровня 150-200, максимум 300 метров. Я должное отдаю советским геологам, снимаю перед ними шляпу, как говорится. Но, именно на километр, на полтора — на 100% у нас Казахстан не изучен. Более того, когда я в Канаде был и встречался с главой компании Geotech Ltd., который создал эти аэрогеофизические системы V-TEM и Z-TEM, он мне заявил, что хотя Канада сама очень хорошо изучена, но именно этими системами в 2008, в 2010, 2012 годах были открыты крупные месторождения. Там, где, казалось бы, уже вообще нечего искать, на глубине в 900 метров они все равно находили рудные тела. Я думаю, у нас в Казахстане крупные открытия еще впереди. В отчете компании McKinsey говорится, что еще до 15 крупных месторождений мирового уровня могут быть здесь открыты. Крупнейшие компании, которые готовы инвестировать в геологоразведку, которые здесь находятся — это признак того, что еще далеко не все у нас открыто.

Vox: Можно ли говорить о том, что все эти инновации надолго останутся в Казахстане?

C.C.: Однозначно! Данные, которые будут получены в Казахстане, впоследствии будут здесь же и интерпретированы. Мы собираемся создать интерпретационный центр, приедут опытные сотрудники компании Geotech Ltd., которые будут обучать местные кадры, как интерпретировать данные. Конечно, заниматься интерпретацией данных — это очень тяжелый процесс, потому что кадры, которые нужны для этого — состоявшиеся геофизики, которые хорошо понимают геологию, у которых минимум 5-10 лет опыта работы на месторождении. Найти таких людей, которые подошли бы для этой работы в Казахстане, тяжело. Поэтому, пользуясь случаем, хотел бы пригласить всех заинтересованных специалистов к нам. Пусть обращаются ко мне на электронный адрес, я рассмотрю все предложения. Впоследствии эти кандидаты могли бы занять хорошие позиции у нас в компании «КазГеоТек».


Электронный адрес Саида Султанова: Said.Sultanov@kazgeotech.com


Редакция сайта Vox Populi благодарит руководство компании «КазГеоТек» за предоставленную возможность подготовить этот материал.

Поделись
Григорий Беденко
Григорий Беденко
журналист, фоторепортер, блогер
КОММЕНТАРИИ ()
Осталось символов: 1000