VOX POPULI voxpopuli 20 февраля, 2015 08:00

Ветераны Афганистана: война не была проиграна

Ветераны Афганистана
Ветераны Афганистана
Фото: Сергей Панин
Прошло уже 26 лет с того момента, как последний советский воин покинул афганскую землю. Казахстан потерял в той войне 924 воина. 15 февраля по всей стране прошло чествование ветеранов Афганистана. В южной столице люди возложили цветы у памятника воинам-интернационалистам, в Парке 28 Панфиловцев.

Выжившие в Афганской войне уверены, что они не проиграли.

Большинство ветеранов-афганцев обижены на отношение к ним; их не воспринимают как героев. Кто-то вспоминает то время как лучшее в своей жизни, кто-то даже ордена не надевает.

Vox Populi поговорил с героями Афганской войны и услышал мнения, которые в каких-то деталях совпадали, а в каких-то отличались друг от друга.


Владимир Канушин – кавалер ордена Красной звезды. Воевал с 1986 по 1988 год.

Война

– В ноябре 1986 года я попал в Афганистан лейтенантом, а в 1988 году, за год до вывода советских войск, ушел оттуда старшим лейтенантом. Служил в полковой разведке. У нас была 20-и километровая зона ответственности, где мы проводили рейды и засады. При обнаружении незаконных бандформирований мы уничтожали их.

– Мы были там чужие, поэтому и отношение к нам было как к чужим. Случалось, что афганцы дарили нашим солдатам различного рода сувениры, например, маленькие магнитофоны, которые потом взрывались в руках у наших ребят. Дети ставили мины, на которых потом подрывались наши солдаты. Афганцам платили деньги за каждого нашего убитого солдата, за каждый сбитый вертолет.

Льготы

– Боевые награды не дают нам особых льгот или преференций. Боевые награды – это гордость, это узнаваемость среди своих, это память. В Казахстане некоторые льготы еще остались: мы не платим налог на автотранспорт и на земельный участок.

– Пенсии по инвалидности ребята получают, но за участие в боевых действиях никакой надбавки нет. Хотя все афганцы могут оформить себе ежемесячную выплату в 5000 или 7000 тенге. Я не оформлял.

Призраки прошлого

– Мы все разные люди. Каждый по-разному переносит прошлое. Кто-то хранит это, носит с собой. Кто-то понимает, что это все прошлое, что в этой войне мы не были какими-то карателями, отпускает и больше не вспоминает. Если честно, у меня такое чувство, что самое мое лучшее время прошло там. Потому что там было все честно, все правильно, все открыто. И дружба была настоящая, и гордость была настоящая, и боль. Сегодня я продолжаю общаться с боевыми товарищами.

Между Украиной и Россией

– В войне на украинской земле по обе стороны есть бывшие сослуживцы, однополчане, те, с кем вместе учились. И с теми, и с другими отношения нормальные. У каждого своя правда, каждый живет в своем информационном поле. Но прошлое все равно нас всех объединяет.


Карим Дощанов. Воевал с 1985 по 1987, и с 1988 по 1989 года. Присутствовал при выводе войск: в чине капитана нес знамя полка.

Война

– Мне было всего 20 лет, когда я в первый раз уехал в Афганистан. Пережил теракт в 1986 году. В Кабуле возле индийского посольства взорвали "Фольксваген". Это был первый случай, когда "сработал" автомобиль-бомба. Я попал в Центральный госпиталь. К нам приезжал театр – девчонки. Молодые, как и мы. Стоят на сцене, пытаются читать стихи. А глянув в зал, не выдерживают и убегают за сцену в слезах из-за того, каких зрителей перед собой видят: молодых калек. Перебинтованных, одноглазых, без рук, без ног…

– Меня всегда поражало: приезжаешь домой в отпуск и понять не можешь, почему страна ведет себя так, как будто ничего не происходит? В то время ведь никто ничего не знал, власти ничего не говорили. Ребята, наши ровесники, тоже не знали, что в мире происходит. Смотрел на них и думал: "Либо я дурак, либо они". Мы там умираем по приказу, а на родине ничего об этом не знают.

– Постепенно у меня возникла неприязнь к властям и ко всей этой ситуации. Если вы сделали так, что молодые пацаны воюют, сделайте так, чтобы страна об этом знала, не скрывайте от людей действительность. Посмотрите в глаза матерям солдат, умерших на этой непризнанной войне.

– Я человек военный. Мы выполнили приказ и, не потеряв лица, ушли оттуда. Как говорили древние самураи: "Призвание мужчины – иметь дело с кровью". А чужая война была или не чужая – пусть политики разбираются. Я выполнял приказ Родины. Вот и все. Пусть хоть тысяча, хоть миллион людей скажут мне, что это война была несправедливая. Я знаю, что я там делал – как мог, сохранял жизнь бойцам, и матерям живых сыновей вернул.

Военные фильмы

– Единственный фильм, который правдиво показывает солдатские будни – "Афганский излом" с Микеле Плачидо. А современные фильмы полны вранья, не нравятся мне они. "9 роту" я вообще называю "9 рвотой".

Награды

– Я награды редко ношу. Когда Советский союз развалился, продать их хотел. Нет ничего хорошего в войне. Я полностью в армии разочаровался и уволился.

Призраки прошлого

– На войне полностью меняется психология человека. Ты становишься бездушным аппаратом, созданным для того, чтобы прервать чью-то жизнь, а это неправильно. 5 лет назад я принял ислам и многие вещи переосмыслил. Я уже не бездушный инструмент.

Между Украиной и Россией

– У меня друзья там воюют. Уехал бы к ним, но мне нужно быть с матерью. Что бы я там делал? То, что умею, то, чему учился. А на чьей стороне, решил бы на месте.


Сергей Скрябин. Воевал с 1987 по 1988 г.

Война

– Я был тогда 19-летним пацаном, а ушел из Афгана уже в звании старшего сержанта. Спецназовцем был. Наша основная задача – выявление бандформирований, путей поставок вооружения, затем уничтожение бандитов и караванов с оружием. Ребята отдавали себя полностью, очень многие там погибли, исполняя свой служебный долг. Этого никто никогда не поймет.

– Я слышал, что за нашего легендарного Кара Майора в свое время "духи" (прим ред. "духи" – производное от "душманы") предлагали миллион долларов. Был случай в Мараварском ущелье – 22 разведчика спецназа приняли бой с более чем 400 душманами. Если я не ошибаюсь, все наши ребята погибли. 3 человека были посмертно награждены званиями Героями Советского Союза: сержант Исламов, старший лейтенант Кузнецов, и еще одно имя не помню. Это не легенда, это – абсолютно реальная история.

Призраки прошлого

– Я "каску давно снял", отучился, открыл собственный бизнес. Война не снится. О службе помню, но на мою жизнь она сейчас никак не влияет. Я не считаю, что мы проиграли войну. Если она и проиграна, то государством, а не солдатами. Эта война не проиграна, она была наша. Мы ее выиграли в своей душе, мы ее выиграли друг перед другом. Мы знаем, что мы стоим в этой жизни, и мы знаем, чего это нам стоило.

Между Украиной и Россией

– Очень прискорбно. Люди гибнут, – тяжело вздыхает, пытаясь найти подходящие слова, – происходит братоубийство. Люди убивают друг друга лишь за то, что у каждого из них свои взгляды.

Ветераны-афганцы продолжают посещать мероприятия, посвященные их чествованию. Невозможно не заметить грусть в глазах этих героев: многие из них несут сквозь свою жизнь обиду – их подвиги не были оценены в должной мере. Мы же обязаны помнить наших героев – тех, кто в любой момент был готов защитить нас.


За помощь в подготовке материала отдельная благодарность лидеру общественного движения "Я – алматинец" Константину Авершину.

Поделись
voxpopuli
voxpopuli
КОММЕНТАРИИ ()
Осталось символов: 1000