VOX POPULI Акмарал Жайлыбаева 11 марта, 2015 08:00

Увядший сад матери

Ашир-апай
Ашир-апай
Фото: Сергей Панин
В Алматы, рядом с центром города, живет женщина с нелегкой судьбой. Ашир-апай – мать наркомана. Все то время, пока он страдал от наркотической зависимости, она задавала себе вопросы. Что она сделала не так? Как это исправить? Эти вопросы будоражат ее совесть, наполняют тревогой сны, до сих пор не дают покоя ни днем, ни ночью, несмотря на то, что с сыном она не общалась уже три года. Тяжелые думы о единственном сыне перемежаются с ежедневной борьбой за выживание.

История Ашир-апай

Ашир-апай растила своего сына одна. Главным желанием матери было сделать все для того, чтобы ее мальчик ни в чем не нуждался. Зарплаты учителя физкультуры не хватало, приходилось подрабатывать везде, где придется. Работая в нескольких местах, она смогла обеспечить сыну пропитание, а вот внимания мальчику катастрофически не хватало, считает теперь Ашир-апа.

С каждым днем сын все меньше времени проводил дома. Начал пропадать целыми неделями, изредка появляясь, чтобы занять денег. Как оказалось, деньги ему нужны были на наркотики. В ответ на все просьбы и мольбы матери сын молча отмахивался рукой и уходил, хлопая дверью. Считал, что уже достаточно взрослый и волен поступать со своей жизнью так, как ему хочется.

Женщина надеялась, что он вырастет и возьмется,  в конце концов,  за ум. Однажды блудный сын вернулся домой, и не один, а с невестой. Поначалу Ашир-апай даже обрадовалась, начала верить в то, что с ее 20-летним ребенком свершилось чудо, и теперь все наладится. Женщину не испугало даже то, что избранница сына уже имела ребенка от первого брака, оставив его в детском доме. Средств у молодых не было, работы тоже, поэтому свадьбу они сыграли на деньги матери.

– На свадьбу, – вспоминала Ашир-апай, – меня не позвали. Там собрались только так называемые друзья. Жизнь с сыном и его женой превратилась в сущий ад. Ко мне они относились только как к человеку, который постоянно им должен. Денег, еды, чего-то еще.

Радость от пополнения в семье быстро сменилась печалью. Настоящим хозяином дома, главным членом семьи стал героин. На его покупку постоянно требовались деньги, поэтому молодожены занялись наркобизнесом. За товаром клиенты приходили прямо в дом, часто принимая наркотик сразу на месте. Квартира превратилась в притон. Все попытки Ашир-апай выступить против и прогнать непрошеных гостей заканчивались жестокими побоями со стороны сына и его наркоманки жены.

Сообщить в полицию женщина боялась – невестка угрожала жестокой расправой.

– Она мне говорит "Сиди тихо и молчи. Ты свое отжила, дай нам пожить. Иди за клиентами убери. Еду приготовь". Я молчала из любви к сыну. До последнего верила, что он изменится. Но сейчас поняла, что такие люди не меняются, – поделилась женщина.

Из-за угроз снохи и уговоров сына Ашир-апай решила продать дом. Сын пообещал открыть на вырученные деньги собственный бизнес и купить матери отдельный дом, чтобы она могла жить в спокойствии. Через некоторое время сын закрыл свое дело, а все деньги потратил на наркотики. Семья осталась без дома. Брать мать с собой на съемную квартиру молодые люди не захотели и просто оставили женщину на улице.

15 долгих лет скитаний от одной дачи до другой. Снимать такое жилье -  без отопления, электричества и воды - раньше можно было за 5-7 тысяч в месяц. Купалась Ашир-апай в родниках, зимой согревалась благодаря старому тулупу, найденному на улице. Все это время Ашир-апай жила впроголодь, но никогда не обращалась за помощью к людям. Старалась выжить сама. Признавала свою вину в том, что напрасно доверилась сыну. Раньше она подрабатывала уборщицей за 700 тенге в день, а теперь здоровье не позволяет ей и это.

Сегодня она снимает комнату за 45 000 тенге в месяц. Весь ее доход – это пенсия в 48 000 тенге. На еду ей совсем ничего не остается. Ашир-апай знает, что на эти деньги можно было бы снять комнату в центре города, но арендаторы охотнее сдают помещения молодым людям. Старикам никто не рад – старики болеют, многое забывают, да и общий язык найти бывает трудно.

Ашир-апай живет в комнате, где на стенах цветет плесень, постоянно течет унитаз, а в кранах нет горячей воды.

– Зато тепло. Я рада, что хотя бы не замерзну, – успокаивает себя женщина.

Таких комнат на участке несколько. Хозяин земли не особо церемонится с жильцами.

Ашир-апай кормит приблудившихся животных. Просто не может пройти мимо тех, кто так же, как и она, нуждается в теплоте и заботе. На участке когда-то жил пес Тайсон. Хозяин кормил собаку только заваркой и заплесневелым хлебом. В универсаме "Юбилейный" Ашир-апай покупала косточки, собирала объедки и делилась последним куском еды с несчастным животным, пока хозяин не продал его в "шашлычную".

Ашир-апай приютила и выкормила двух кошек. Теперь они живут с ней.

Ашир-апай и волонтер из приюта "Новый шанс"
Ашир-апай и волонтер из приюта "Новый шанс"
Фото: Сергей Панин

В прошлом году о судьбе Ашир-апай узнали волонтеры из приюта "Новый шанс". С тех пор ей регулярно привозят продукты, деньги и питание для кошек.

Сейчас приют и сам находится в затруднительном положении, поэтому помочь может не всегда.

Ашир-апай ничего не просит у людей. Она просто мечтает обрести собственную крышу над головой, чтобы в старости не замерзнуть где-нибудь на улице.

Даже животные меня любят больше, чем мой родной сын. Но даже после всех этих лет страданий и лишений я не злюсь на него.

– Даже животные меня любят больше, чем мой родной сын. Но даже после всех этих лет страданий и лишений я не злюсь на него. Сейчас я живу спокойно и хочу дожить свои годы в таком же спокойствии. Главное, жилье найти теплое, и чтобы пенсии хватало на еду и помощь другим, – говорит Ашир-апай. И добавила, будто между прочим: "На похороны бы еще отложить".

Мнение

Виталий Никулин, директор центра реабилитации "Дом надежды":

– Проблема всех родителей наркоманов в том, что они жалеют своих детей. Наркоманы – не больные, а зависимые люди, которые губят себя. Они не могут справиться со своей зависимостью самостоятельно, им необходима помощь близких.

– Наша программа направлена на работу как с наркозависимыми, так и с их родителями. Родителям нужно вести себя с детьми жестко, четко ставя ультиматум: либо он исправляется, либо уходит из дома. Пока наркоман живет дома, где о еде и уюте уже позаботились родители, его интересует только одно – где достать дозу. А когда наркоманы остаются на улице, у них возникает сразу много проблем. Как правило, поголодав с месяц, они смиренно возвращаются, – говорит представитель "Дома надежды".

– Наркоманы и алкоголики на самом деле зависят не от кайфа, а от образа жизни. Образа жизни, при котором человеку наплевать на себя, на родных, на общество. У этого человека нет ни целей, ни желаний, ни морали. Поэтому, когда мы говорим о реабилитации, мы в первую очередь подразумеваем изменение мировоззрения, духовный рост человека, появление каких-то моральных ценностей. Вот чем занимаются в нашем центре, – рассказывает Виталий.

– Заметить, что ваш близкий употребляет наркотики или попал в опасную среду, очень просто. Любой родитель замечает любые изменения в поведении ребенка. Появляются агрессивность, чрезмерная сонливость, беспричинный смех и т.д. Необходимо сразу реагировать, – советует директор центра.

– Существует множество центров реабилитации и различных программ для наркозависимых и алкоголиков. Наркомания излечима. Главное, чтобы сам человек хотел встать на путь исправления, а близкие стремились ему в этом помочь. Тогда все получится, – подытоживает Виталий.

Если вы хотите помочь герою нашего репортажа, обращайтесь в нашу редакцию или к волонтерам общественного фонда "Новый шанс".

Поделись
Акмарал Жайлыбаева
Акмарал Жайлыбаева
Журналист
КОММЕНТАРИИ ()
Осталось символов: 1000