VOX POPULI Алёна Мирошниченко 22 февраля, 2017 08:00

Токал — любимая жена или бесправная содержанка?

Токал — любимая жена или бесправная содержанка?
Тему токал до недавнего времени в Казахстане обсуждать было не принято. Несмотря на то, что казахстанские мужчины вели вторую жизнь, афишировать это было чревато для карьеры, семьи и положения в обществе. С недавних пор быть чьей-то «любовницей с правами» стало пределом мечтаний многих казахстанских девушек. А истоки токализации кроются в растущей пропасти между богатыми и бедными. Для богатых мужчин иметь вторую жену престижно, в то время как девушки из сельской местности, испытывая материальные трудности, видят в таких отношениях выход в свет и решение всех материальных проблем.

У понятия «токал» сегодня, пожалуй, имеется несколько значений, трактуемых совершенно по-разному и в различных вариантах. Это «младшая жена», «вторая жена» или, может быть, даже «любимая жена». И то, и другое употребимо и приемлемо. Мусульманам разрешается иметь до четырех жён. Но такой брак должен быть оформлен в мечети, а первая жена — байбише — должна дать своё согласие на такой брак.

Но на сегодняшний день нашим семейно-брачным законодательством предусмотрена возможность наличия только одной законной супруги. Юридически нет такого понятия, как «второй брак», есть понятие «сожительство», которое не несет в себе никаких прав. Поэтому и отношение к токал со стороны общества и байбише неоднозначно. И слово это часто используется в некоем унизительном, уничижительном смысле: «токалка».

Каково же всегда оставаться на вторых ролях и жить в статусе токал? Предлагаем вам пять историй разных женщин, которые предпочли не показывать своё лицо.


Нургуль, 48 лет

Наша первая героиня родилась в одном из отдалённых уголков Алматинской области. Замуж за Ермека девушка вышла сразу после окончания института. Так что диплом детского психолога ей не пригодился. Но после нескольких лет жизни в Южной столице представления Нургуль о семейном счастье рухнули вместе с браком. Супруг ушёл к другой женщине, оставив Нургуль троих детей.

— Я осталась одна с тремя несовершеннолетними детьми, в доме, который нам помогли построить мои родители. Опыта работы у меня не было. Но мне надо было кормить детей. Единственным выходом на тот момент было начать свой бизнес. Я заложила дом и взяла кредит в банке. На барахолке арендовала контейнер и занялась продажей обуви. Надо сказать, торговля шла успешно.

— Жизнь без мужа стала налаживаться. В тот момент на вечере выпускников я встретила своего одноклассника Мурата. Он в то время служил майором дорожной полиции и был женат. Я не знаю, как это произошло, но мы стали встречаться. Мурат помогал мне финансово, привозил продукты, дарил подарки, помог с отделкой дома. У меня появилась возможность самой ездить за товаром в Китай. Моя жизнь наполнилась положительными эмоциями. Всё было хорошо. Но в сентябре 2013 года на рынке произошёл пожар. И я лишилась своего бизнеса. Сгорело всё.

Неоплаченный кредит мне помог погасить Мурат. Он же помог мне возобновить мой бизнес. Я взяла в аренду бутик в «Адеме». Но, как говорится, беда не приходит одна. Видать, пожары меня преследуют. В 2015 году сгорел и «Адем». Тогда я подумала, что живу неправильно, что встречаться с женатым мужчиной — грех. Но расстаться с Муратом была уже не в силах.

— Мой любимый мужчина живёт на две семьи. У него прекрасная жена и двое детей. Мысли о том, чтобы уйти из семьи, у него никогда не возникало. Мне как женщине это очень больно. Все семь лет, что мы с Муратом вместе, мне всегда хотелось быть единственной его женой.

VOX: Нургуль, а законная супруга Мурата догадывается о ваших отношениях?

— Мурат меня тщательно скрывает, и это у него хорошо получается. Он же полицейский, и специфика его работы позволяет нам встречаться в любое время суток. Жена даже не догадывается о его второй жизни. Иногда мне хочется позвонить ей и во всём признаться. Но Мурат очень много сделал для меня, поэтому рушить его семью я не хочу.

VOX: А кем вы себя считаете, любовницей или токал?

— Я считаю себя женой, незаконной, но любимой. И я не теряю надежды, что, возможно, когда-нибудь мы оформим наши отношения в мечети по мусульманским законам. Мои младшие дети называют Мурата папой. Своего родного отца они не помнят. А Мурат и впрямь для них как отец.

Сейчас я владелица небольшого кафе. И это опять благодаря моему Мурату.


Мадина, 27 лет

Мадина родилась и выросла в Караганде. Её родители, педагоги, воспитывали девочку в строгости и не отпускали учиться в другой город. Но вопреки всему Мадина сбежала из дома и с подругой приехала в Алматы. Окончив педагогический вуз, девушка устроилась работать учителем начальных классов в одну из алматинских гимназий. Съёмная комната, скромная зарплата и стопки ученических тетрадок. Мадина и предположить не могла, что вскоре её жизнь круто изменится.

— Я проводила родительское собрание в первом классе. А за последней партой сидел он — папа моего ученика. Он сидел и не сводил с меня глаз. Когда я закончила собрание и вышла из школы, путь мне перегородил чёрный «гелендваген». Молодой мужчина вышел, открыл пассажирскую дверь и представился: «Меня Баха зовут. Садитесь, я подвезу вас!»

— Но домой в тот вечер я не попала. Сперва мы поехали ужинать в ресторан, а потом Бахыт отвёз меня в квартиру. В этой квартире я живу уже четыре года, и не одна. Два года назад у нас с Бахой родился сын Тимур.

Поначалу я скрывала свою беременность и отношения с женатым мужчиной от родителей. Но как ни скрывай, всё тайное становится явным. Когда мои узнали, целый год не хотели признавать внука. Но потом смирились. 

Я сейчас не работаю. Баха обеспечивает меня и ребёнка и ни в чём мне не отказывает. У меня есть всё, о чём я даже не мечтала. У Бахи свой бизнес в Казахстане и в Турции, который приносит ему постоянный доход. Баха приезжает к нам два раза в неделю, а когда его супруга уезжает, он остаётся у нас. Летом мы все вместе ездили в Турцию отдыхать.

VOX: Мадина, а семья Бахыта знает о вашем с сыном существовании?

— Что вы! Ни в коем случае! У него жена такая стерва! Если она узнает, я просто даже боюсь подумать, что будет! А недавно случилось ужасное. Я с сыночком решила съездить в Мегу, прогуляться по магазинам. Поднимаемся с ним на эскалаторе, и тут он, мой Баха, с женой и сыном из кинотеатра выходит. Мой малыш увидел папу и как закричит: «Папа, папа!» Ручки протянул и побежал к нему. Вы не представляете моё состояние. Я побежала за ребёнком. И лицо его жены я видела как в тумане. У меня аж ноги подкосились от страха. И тут Баха выкрутился удачно: «Здравствуйте, Мадина Ахметовна! Это ваш такой замечательный малыш?» А сын его, мой бывший ученик, подбежал ко мне: «Здравствуйте, Мадина Ахметовна! Как ваши дела?» В общем, жена Бахи ничего не поняла. Мы перекинулись парой слов и разошлись. А мой Тимка ещё долго смотрел в сторону уходящего Бахи, тянул к нему ручки, плакал и кричал «Папа!» Он не мог понять, почему папа его проигнорировал.

Дома я проревела всю ночь. Утром Баха прислал курьера с букетом цветов, с запиской «Прости, жаным!».

VOX: Ты простила его?

— После того, что случилось, я хотела расстаться с Бахой. Я переехала в квартиру моей тёти. Но Баха меня там нашёл. Он забрал нас и отвёз домой. Просил прощения, сказал, что поступил как трус, что просто растерялся. Я целый месяц плакала. Мне было очень больно и обидно. Но сейчас вроде отошла.

VOX: Мадина, кем ты себя считаешь?

— Я не любовница. Я больше, чем любовница. У нас с Бахой сын. Я токал, самая обычная токал. Нравится ли мне такая должность? Я очень люблю моего Баху и согласна на должность токал, лишь бы с ним быть. Уверена, у нас всё будет хорошо.


Ляззат, 45 лет

У Ляззат было всё: влиятельные родственники в парламенте, положение в обществе, руководящая должность. Эта женщина привыкла добиваться всего, чего захочет. Но в тридцать пять лет она поняла, что пора бы и о детях подумать. А в роли отца своих будущих детей Ляззат увидела крупного бизнесмена, занимавшего пост председателя правления одного из казахстанских банков. Вот только мужчина тот был глубоко женатым, отцом троих детей.

— Я как увидела Кайрата, сразу поняла, что это мой мужчина. Сделала всё возможное, чтобы мы начали встречаться. Я очень любила этого человека. Думаю, что была не безразлична ему. Я добилась своей цели и в тридцать семь лет родила дочку. А ещё через два года — сына.

— Жена Кайрата через два года наших отношений узнала обо мне. Я как раз тогда дочь родила. И знаете, что она сделала первым делом? Она побежала к бабкам, чтобы нейтрализовать меня. Но зря старалась. Кайрат и не собирался её бросать. Он стал жить на две семьи. Потом, когда родился сын, мы пришли к соглашению, что три дня в неделю — вторник, среду и четверг — Кайрат будет проводить с нами, а остальные дни — с той семьёй.

Жена Кайрата меня ненавидит. Она никогда не смирится с тем, что её муж спит с другой женщиной, и не просто спит, а полностью обеспечивает. Кайрат купил нам квартиры в Алматы и в Астане, помог мне занять пост генерального директора в одной крупной компании. Казалось бы, живи и радуйся. Вот только вторая роль мне никак не подходит. Мне надоело делить моего мужчину с кем-то. Я хочу быть одной-единственной. Постоянно прошу Кайрата развестись с женой. Ведь дети уже выросли, а супруга хорошо обеспечена. И год назад, когда в очередной раз я закатила ему истерику, он не выдержал и ударил меня. А потом собрал свои вещи и ушёл. Я просила у него прощения, стоя на коленях, но отношения наши так и не восстановились. Я была такой дурой. У меня были три дня в неделю, и я этого не ценила.

— Сейчас Кайрат приезжает только к детям. Я не знаю, как мне вернуть любимого мужчину. Хочу, чтобы у нас всё было, как прежде. И я готова ждать его всегда.

VOX: Ляззат, может, вы хотите дать какой-то совет девушкам, которые живут с мужчинами в статусе второй жены?

— Единственный мой совет — беречь отношения. Коли вам выделена роль токал, так живите и радуйтесь этому, если этот мужчина вами любим. Сейчас я обеспеченная женщина и ни в чём не нуждаюсь. Но я глубоко одинока. Со мной рядом нет любимого человека. И я готова отказаться от всех этих благ, лишь бы Кайрат вернулся ко мне.


Арай, 30 лет

Супруг Арай, Серикали, был старше её на пятнадцать лет. Семейное счастье было недолгим. Пара прожила всего год. Серикали скончался от инфаркта. В двадцать три года Арай осталась вдовой на шестом месяце беременности. Не перенеся горя, девушка потеряла и ребёнка. А потом были два года тяжёлой депрессии и алкоголь. Жизнь Арай потеряла всякий смысл. Но как-то раз в одном из алматинских ночных клубов, где Арай отдыхала с подругой, за барной стойкой к ней подсел мужчина. После знакомства он протянул ей свою визитку и ушёл.

Визитку девушка обнаружила спустя шесть месяцев, когда перебирала контакты всех своих знакомых в поисках адвоката. Но того самого адвоката по имени Максат, который дал ей эту визитку, она так и не смогла вспомнить. Арай набрала номер и договорилась о встрече.

— Я тогда решала вопросы имущества моего покойного супруга, и Максат любезно согласился мне помочь. А потом мы стали встречаться. Он был старше меня на десять лет и был женат. Его супруга работала в Министерстве юстиции в Астане, а он жил и работал на два города.

Наши отношения зашли слишком далеко. Для Максата я стала родным человеком. Я давала ему всё то, что не могла дать жена. Максат подарил мне машину, устроил на работу в компанию друга. Мы были вместе три года. К супруге и дочке он так и продолжал ездить.

Но однажды жена Максата обо всём узнала. В тот момент его семейная жизнь сразу дала трещину. И он задумался о разводе. Максат продал свою квартиру и купил для нас дом.

— Я забеременела и собиралась обрадовать Максата. Но этому счастью не дано было случиться. Максата в тот вечер сбила машина, а через два дня он скончался в больнице, так и не придя в сознание. Вопреки всем сложностям я выносила и родила этого ребёнка. Сейчас моему маленькому Максатику год. Аллах забрал у меня любимого мужчину, но подарил мне ребёнка. И я должна жить ради него.

Единственная проблема — это супруга покойного Максата. Ведь он так и не успел развестись с ней и оформить отношения со мной. А тот дом, который он купил для нас, она сейчас пытается забрать. Вот такие сложности внебрачных отношений.

VOX: Арай, по поводу дома: возможно, закон на стороне супруги Максата, но не пробовали ли вы как-то договориться с ней?

— Она называет меня токалкой и бесправной приживалкой и обещает пустить нас с ребёнком по миру.


Оказывается, слово «токал» связано не только с такими вещами, как квартира, машина, шуба, деньги, драгоценности и другие приятные бонусы. Для нашей пятой героини это сумма в двадцать тысяч тенге. И она несказанно этому рада.

Жибек, 35 лет

Жибек приехала в Алматы из Урджарского района в поисках лучшей жизни десять лет назад. Жизнь с мужем-алкоголиком стала просто невыносимой. Оставив маленьких сына и дочку с родителями, девушка решила начать жизнь по-новому. В Алматы она смогла устроиться продавцом в круглосуточный магазин, где хозяин выделил ей маленькую времянку, чтобы было где пожить первое время. Товар Жибек закупала на алматинской оптовке. И как-то, в очередной раз выехав за товаром, она встретила таксиста, который и стал её покровителем.

— В тот день у хозяина сломалась машина. Я стояла на дороге и пыталась поймать частника. Остановился мужчина с шымкентским номером. Я ему объяснила, что мне нужно на оптовку, затариться для магазина. Он сразу же согласился. Мы вместе закупились, загрузили его «мерседес», и он отвёз меня в магазин. Как потом выяснилось, таксиста звали Медет. Он занимался частным извозом из Шымкента, Тараза, Шу, Талдыкоргана. В Алматы он бывал два–три раза в неделю.

На тот момент я прожила в Алматы год. Всё так же жила у хозяина во времянке. Платила ему только за свет, а заработанные деньги отправляла родителям. Но тут ко мне стал заезжать Медет. С каждым разом наши отношения становились крепче. Он стал заботиться обо мне. Раз в две недели привозил мне двадцать тысяч тенге. На тот момент это были хорошие деньги.

— В Шымкенте у Медета были жена и двое детей. Но его всегда тянуло ко мне. Однажды Медет не приехал. Я ждала его и очень переживала. Тогда я была уже на третьем месяце. И тут мне позвонила женщина: «Здравствуйте, Жибек! Я жена Медета. Он попал в аварию и сейчас находится в аксайской больнице. Я приехать не могу, потому что на днях должна родить третьего ребёнка. Поэтому прошу вас позаботиться о нём, пока он лежит в больнице!»

Я долго не могла прийти в себя. Но не от того, что обо мне как-то узнала жена Медета, а от того, что мой мужчина попал в больницу. Я помчалась туда. Нужны были деньги на лечение. Их я заняла у своего хозяина. После выписки привезла Медета к себе во времянку. Спасибо хозяину за то, что вошёл в наше положение. Я ухаживала за Медетом, и его жена была мне благодарна. У них родился третий ребёнок, а через шесть месяцев родила и я.

— Сейчас нашей дочке пять лет. Мой хозяин открыл ещё один магазин, а тот сдал мне в аренду. Я перевезла старших детей в Алматы. Взяла небольшую ссуду в банке и купила дачный домик. А мой Медет всё так же муж на две семьи. Он по-прежнему таксует, и всё так же привозит мне по двадцать тысяч, только уже два раза в неделю. Весь свой заработок он делит поровну между двумя жёнами.

VOX: Жибек, вы счастливы?

— Я даже и не знаю. Вроде бы всё хорошо у нас. Медет очень заботливый и любящий муж. Но всякий раз, как он уезжает к той семье, я плачу ночами. Боюсь, что он может не вернуться ко мне. Я устала делить его с первой женой. Честно говоря, быть второй женой — очень тяжёлая участь.


Как и у многих народов, у казахов всегда были свои особые представления о том, что такое настоящая счастливая семья. Насколько грандиозным торжеством должна быть настоящая казахская свадьба. И как правильно воспитать детей, чтобы юноша в будущем непременно стал мужественным, непоколебимым и самостоятельным мужчиной, а девушка обрела все необходимые качества, чтобы её дом всегда был уютным, а муж — сытым. Но, как видите, иногда всё заканчивается совсем не так. И девушки сами делают свой выбор. Но в глубине души каждая из них мечтает быть для своего мужчины не женщиной в должности токал, а любимой и единственной женой.

Поделись
Алёна Мирошниченко
Алёна Мирошниченко
КОММЕНТАРИИ ()
Осталось символов: 1000