VOX POPULI Полина Шиманская 2 июля, 2015 12:00

Суровые специалисты нежных профессий

Суровые специалисты нежных профессий
Фото: Тимур Батыршин
Сегодня уже сложно провести грань между мужскими и женскими профессиями. Женщины научились управлять самолетами, бить носы на ринге и работать отбойным молотком. Мужчины, напротив, варят супы и нянчат детей. Но удивительно, у женщин в их мужской работе, как бы они не старались, все равно находят изъяны, а вот мужчины и с нежными профессиями справляются безупречно. Не верите, убедитесь в этом сами.

Модный приговор

— По моим наблюдениям женщинам, а их среди моих клиентов 90 %, не хватает уверенности, активной позиции, — подтвердил стилист Мади Бекдаир, — Даже самой сильной женщине хочется побыть слабой, у них много мнимых проблем, к сожалению, очень многие переносят это в работу. У мужчин все проще, они чувствуют себя прекрасно в любом виде, в любой деятельности и профессии. Если мужчина за что-то взялся, то он идет до конца и достигает результатов, у женщин чисто психологически есть много преград, как физиологических, так и эмоциональных.

Сам Мади называет себя разнорабочим, занимается музыкой, рисует песком, работает стилистом, визажистом, помогает совершать шопинг и красиво одеваться. Еще недавно казалось, что лучше женщин с этим никто не справляется.

— Я в себе абсолютно уверен и не вызываю никаких косых взглядов, потому что с первых же минут показываю клиентам, что я серьезный и к делу отношусь с любовью и пониманием.

Нужно знать, что черно-белое сочетание — это только вечернее, для офиса предусмотрены только серые и коричневые оттенки.

Причем, дефицита в клиентах у Мади нет, его консультации расписаны по часам.

— Можно быть ярким, нестандартным, эпатажным, богатым, но когда у тебя нет понятия об этике, то ты легко перегибаешь палку, для этого и существуют стилисты. Мало, кто понимает, что модного в человеке должно быть, вне зависимости от возраста и пола, не более 10%. Мода на подиуме — это концентрат стопроцентный и, если перенести его в жизнь, это будет нелепо и смешно, но, если позаимствовать какой-то нюанс в размере 10 %, это покажет твою современность.

Мужчины и женщины — все хотят быть привлекательными, и им просто надо знать, какой сейчас критерий красоты. Времена Рубеновских женщин прошли, Второй мировой войны тоже канули в лету, сейчас модно быть спортивным, динамичным, мобильным, легким на подъем. Вот почему гармонично сейчас сочетаются кроссовки с деловым костюмом, кеды с вечерним платьем — это требования современного мира.

При этом сам Мади носит нарочитые очки и не стесняется выглядеть «ботаном».

— Стиль хипстеров тоже очень популярен, ум никогда не выходил из моды. Быть «ботаном» — это уже не недостаток, а стилевое направление. Сейчас нет жестких правил, мода больше позволяет, нежели запрещает, но надо грамотно носить вещи. Нужно знать, что черно-белое сочетание — это только вечернее, для офиса предусмотрены только серые и коричневые оттенки. Поэтому, когда наши бизнесмены приходят на переговоры в черном, партнеры думают, что они либо деньги прогуливают, либо у них траур. В шутку даже говорят, если хочешь уволить кого-то, надень коричневый костюм, он сгладит ситуацию, потому что это цвет лояльности.

Словом, справляется со своей нежной профессией Мади не хуже всех вместе взятых женщин и ни капли не комплексует.


Главный по цветочкам

— Когда я начал заниматься ландшафтным дизайном, мои друзья крутили пальцем у виска и предостерегали, что мужик не должен заниматься «бабским» делом. Теперь, когда я стал успешным и известным, они хвалятся: «Наш Юра  дизайнер!» — признался другой специалист нежной специальности Юрий Абдыкаримов

К профессии ландшафтного дизайнера он пришел не сразу. После школы поступил на специальность строительного инженера в Национальный технический университет. После блестящей защиты диплома устроился в компанию по строительству ангаров, занимался их проектированием.

— Но мне было безумно скучно, я не мог по десять часов в день сидеть на одном месте. В итоге уволился, устроился официантом и начал копить деньги на дополнительную учебу. Я проштудировал весь интернет в поисках интересной профессии для себя, остановился на дизайне и ландшафте. Мне понравились эти модные и яркие профессии. И я узнал, что на рынке таких специалистов мало.

Но, для того, чтобы освоить эту профессию, Юрию не хватало знаний и навыков. На накопленные деньги он пошел учиться в Школу дизайна, где уже через пару месяцев очаровал своей увлеченностью педагогов.

...я мечтаю открыть свой цветочный магазин, питомник редких растений и тематическое кафе «зеленых».

— Я очень пытливый ученик, много задавал вопросов, сам составил каталог растений из 250 родов, в каждый из которых вошли сотни видов. Потратил на это сорок вечеров. Мне все было интересно, у меня все получалось очень быстро, потому что мне хотелось этим заниматься. Кому-то моя активность, может быть, не нравилась, но директор школы Алия Арапова была мной довольна и уже через полгода предложила мне озеленить участок в 1,5 гектара. Причем сделать это надо было в сжатые сроки, у меня даже времени на страх и сомнения не было, когда я все закончил — не мог поверить, что сделал это.

За полтора года работы в ландшафтном дизайне Юрий озеленил десятки частных объектов, Алматинские парки, жилые комплексы, самым трудным для отличника по жизни в этой работе оказалось общение с подрядчиками и рабочими.

— Можно сказать, что ландшафтный дизайн у нас начал развиваться только в 2007 году, то есть устойчивой культуры еще нет. Заказчики иногда не понимают, почему двадцатилетняя ель стоит 70 тысяч тенге. Приходится объяснять, что за эти деньги они экономят двадцать лет. Вкусы еще не очень развиты, в основном все придерживаются американского коттеджного стиля и не рискуют попробовать что-то экзотическое. Многие еще не понимают, что за растениями надо ухаживать, поливать, подрезать, удобрять их, относиться, как к живым, сами они расти и приносить урожай не смогут.

— В нашей степной зоне не очень плодородная земля и скудный выбор растений, потому уход за ними должен быть более внимательным. В итоге этого недопонимания часто неправильное ландшафтное оформление не украшает, а портит дом. Люди тратят на строительство коттеджа много денег, а на озеленение жалеют, в итоге дом уродуют громоздкие деревья, бетон, асфальт. У нас это называют бриллиантом в медной оправе.

— Тоже самое должно происходить и при озеленении мест общего пользования. Мне вот обидно за парк Первого Президента, там планировали создать все природные зоны нашей страны, но так и не довели это до конца, посадили тополя, которые живут всего 50 лет.

Еще недавно Юрий Абдыкаримов мечтал поработать в Королевcких Ботанических садах «Kew», восхищался специалистом по ландшафту, спасшим вымирающее растение, Карлосом Магдалена. Но потом подружился с ним в facebook и стал думать о другом.

— Теперь я мечтаю открыть свой цветочный магазин, питомник редких растений и тематическое кафе «зеленых». Я счастлив, что нашел дело своей жизни, это очень красивая профессия. Мы не приспосабливаемся, а преобразовываем мир, создаем то, что останется после нас, когда мы уйдем.

Сейчас Юрий не только занимается ландшафтным проектированием, но и преподает в школе, которую еще недавно закончил сам. У студентов, а в основном это уже взрослые люди, он фаворит, потому что рассказывает о своем предмете увлеченно. Любимая фраза Юрия: «С растениями надо обращаться, как с женщиной, нежно и терпеливо...»


Не кочегары мы, не плотники

Артем Турченко никогда и не мечтал в детстве стать летчиком или пожарным. В три года родители отдали его на спортивные бальные танцы, и все жизненные цели были связаны только с ними.

— Несмотря на то, что я занимался танцами, всегда был гораздо взрослее своих сверстников-мальчиков. Самостоятельная жизнь для меня началась в девять лет, когда я начал вместе со своей партнершей ездить на соревнования и сборы. Помню в 12 лет мы одни проехали всю Москву.

Кандидат в Мастера Спорта, многократный чемпион Сибири, Казахстана, Азии, победитель Международных игр «Спорт. Искусство. Интеллект», а ныне — преподаватель хореографии Артем Турченко уверен, что танцы вполне мужское занятие.

Фитнес и спорт — это нагрузка, а танцы — это удовольствие.

— Нагрузки в спортивных танцах можно сравнить с легкой атлетикой, они укрепляют физический, психологический и моральный дух. На каблуках мы, если и танцуем, то вынужденно  таковы стандарты: нога должна стоять на опоре. Танцоры очень мужественны, потому что несут ответственность за свою партнёршу, дама ведь в танцах только дополнение. Вот почему танцевальные пары очень часто создают семьи.

Но стать мужем для своей партнерши, с которой работал двадцать лет, у Артема не сложилось, хотя он и испытывал к ней чувства.

— Моя партнерша выбрала меня сама в три года, причем сказала уже тогда, что выйдет за меня замуж. Мы были вместе везде, на тренировках, в школе сидели за одной партой, учились в хореографическом училище, но потом, видимо, устали друг от друга.

— Сейчас я делаю карьеру, тренирую сам танцевальные пары, обучаю детей, взрослых женщин, мечтаю открыть свою школу, возглавить федерацию. В Казахстане есть перспективы у этого вида спорта, еще недавно казахстанские пары и не мечтали попасть на чемпионат мира, теперь они в нем принимают активное участие. Фитнес и спорт — это нагрузка, а танцы — это удовольствие.

Мешают развитию спортивных танцев в Казахстане стереотипы, считает Артем, поэтому мальчики в нашей стране не активно идут танцевать. Но хореограф уверен, что ситуация изменится, и мужчины станут менее закомплексованными.

Поделись
Полина Шиманская
КОММЕНТАРИИ ()
Осталось символов: 1000