VOX POPULI Назира Кайымова 18 мая, 2015 08:00

Стрит-арт: Росписи каменных джунглей

Стрит-арт: Росписи каменных джунглей
Искусство стало частью современного социума. Из музейных и галерейных стен оно перекочевало на городские стены. Стрит-арт продолжает активно развиваться, мастера современного изобразительного искусства вовлекают все больше и больше зрителей в свой урбанистический перфоманс. Граффити является основной частью стрит-арта. Мы решили пообщаться с несколькими райтерами Алматы и узнать подробнее об уличных изображениях.

Граффити на набережной Хамита Ергали и пересечении улицы Сатпаева.

Граффити на пересечении улиц Абылай хана и Жибек жолы.

Работа команды Tigrohaud Crew на пересечении улиц Абая и Момыш улы.

Ержан Танай участник команды Tigrohaud Crew:

Мы начали заниматься граффити в 2007 году. Тогда нас было четверо ребят. Впервые увидели, как рисуют граффити на «Сникерс-урбании» в Алматы и решили тоже поучаствовать. Мы купили баллончики с красками, там же учились рисовать. После этого нас пригласили на другой фестиваль. На фестивале главным призом был компьютер. Но вместо него нам подарили коробку красок. Именно тогда наступил переломный момент, и мы поняли, что должны дальше продолжать заниматься граффити. Вначале самым сложным было купить краску для граффити – для нас это было роскошью.

Али Закир участник команды Tigrohaud Crew:

– Перед работой мы, конечно, рисуем скетчи. Но в основном на 70 процентов работа состоит из импровизации. Ведь то, что на бумаге рисуешь, может совсем по-другому смотреться на стене: пространство вокруг, дома, деревья – все подчеркивает граффити, и создается общая картина.

– Мы стараемся выбирать места, которые уже расписаны. Вандализмом не занимаемся и отзывы всегда приятные. Рисуем всегда днем. Можем за вечер управиться, но иногда не спеша украшаем стены неделю. Конечно, бывает, что старушка подойдет и отругает. Но бывало и по-другому. Недавно к нам подошел мужчина и предложил в благодарность за граффити на доме, в котором он живет, заплатить нам деньги. Мы ничего антисоциального не делаем. Это красочные стены. С полицией проблем не было. Бывало, что они подходили и спрашивали. Всегда удавалось договориться. Это же Казахстан.

Граффити на стене Государственного республиканского корейского театра музыкальной комедии.

Rekon участник команды Repas:

– Стрит-арт вышел из граффити, когда художники-граффитчики начали поднимать социальные темы менее затратным путем. Если граффити – это разноцветные шрифты, персонажи, реализмы и пейзажи, то в стрит-арте используется любой материал, чтобы выразить свою идею. Я больше интересуюсь именно граффити и каллиграфией. И весь окружающий мир вдохновляет меня. Мы стараемся участвовать в выставках и разных мероприятиях. Недавно задумались о том, чтобы организовать свою собственную выставку.

Команда Repas.

Граффити на набережной Хамита Ергали и пересечении улицы Сатпаева.

Разрисованная автобусная остановка на пересечении улиц Жарокова и Сатпаева.

Andrew участник команды Repas:

– В среднем один баллончик краски стоит около 900 тенге. Все зависит от размера рисунка. И еще надо помнить, что нужно иметь несколько баллончиков с разными оттенками в каждом цвете. Когда мы раньше рисовали, то могли быть недочеты с пропорциями. Но сейчас рисуется то, что планировали. Это тоже показатель того, что райтеры развиваются.

– Заниматься граффити – это не самая высокоприбыльная работа. Но мы занимаемся тем, что нам нравится. Если есть заказы, то можно за неделю заработать месячный бюджет. Но если нет работы, то и денег нет. Поэтому каждый из нас развивается персонально тоже. Например, занимаемся иллюстрацией, каллиграфией и татуировками.

Стрит-арт на пересечении улиц Желтоксан и Жибек жолы.

В рамках ежегодного фестиваля современного искусства «ArtbatFest» в городе появились еще несколько ярких стрит-арт объектов. Только они могут находиться в городском пространстве во время проведения выставки. Мы связались с арт-директором фестиваля Владиславом Слудским, чтобы узнать больше о влиянии стрит-арта на городскую среду. Так как в данный момент он находится в Нью-Йорке, мы взяли у него интервью по видеосвязи Skype.

Владислав Слудский:

– Мы очень хотим оставлять скульптуры. Это облагораживает город. В 2011 году мы попробовали оставить. Но возникла проблема обслуживания. Никто за ней не ухаживал, и инсталляция превратилась в кошмар. После этого нам пришлось ее убрать. Никто не хочет брать на себя дополнительную работу. К тому же, очень сложно объяснить государственным учреждениям, что абстрактный квадрат – это искусство и что за ним тоже надо ухаживать.

Али Закир участник команды TigrohaudCrew:

– Многие люди перестали ходить по музеям, но почему бы им не выйти на улицы города? Там они увидят стрит-арт. В нем больше важен посыл, чем качество исполнения. Сейчас мы пытаемся передать позитив через наши творения, но конкретного социального посыла пока нет.

Мы не можем полностью изменить архитектуру города, но мы можем персонализировать и сделать это место только нашим. К тому же искусство привлекает туристов

Владислав Слудский:

– Сейчас государство начинает понимать важность культуры. Я говорю об экономической выгоде. При правильном распределении в постиндустриальной экономике современное искусство может приносить казне большие деньги. Примерно 3-5% госбюджета в США приносят такие арт-проекты как Оскар.

Стрит-арт по улице Абая угол Масанчи.

– Искусство меняет стиль людей. Людям становится приятно находиться там. Никто не скажет «Плохо, давайте закрасим!». Я вижу только плюсы развития стрит-арта. Оно формирует воображение. Есть разница между ребенком, который каждый день проходит возле серой стены или мимо красок. Это мелочи, но это важно. Именно так начинается вход в культуру. Не важно, как он туда войдет – через балет или через паблик-арт. Стрит-арт является мощным инструментом. Как только человек войдет в искусство, он уже не пойдет преступать закон.

Стрит-арт на пересечении улиц Желтоксан и Жибек жолы.

Стена Цоя на Арбате, работа стрит-арт художника Паши Кас.

Стрит-арт во дворе жилых домов между улицами Байтурсынова и Жибек жолы.

Rekon участник команды Repas:

– Роль стрит-арта в обществе такая же, как и в классическом изобразительном искусстве – просветительская и культурно-развивающая. Все зависит от художника – как он себя позиционирует и каких взглядов придерживается. Зачастую многие картины на улицах не слишком понятны, и они могут даже не нести смысловую нагрузку. Я не уверен, что мои творения влияют на людей. Отчасти и возможно, хотя таких целей я перед собой не ставлю.

Одной из последних работ команды Repas является стена Батырхана Шукенова, которая находится в центре города.

DMN участник команды Repas:

– Многие думают, что стрит-арт – это то, что делает Бэнкси. Но на самом деле это большее. В Казахстане тоже идет развитие стрит-арта. Например, Андрей расписал камни под глаза панды. Чем больше заборов и стен, которые расписаны бомбингом, тем больше людей, которые стремятся рисовать что-то значимое.

Стрит-арт на Арбате, возле галереи Тенгри Умай.

Стрит-арт на Арбате, возле галереи Тенгри Умай.

Владислав Слудский арт-директор фестиваля «ArtbatFest»:

– В странах постсоветского пространства одни и те же архитекторы строили целые города. Поэтому пятиэтажка в Ростове на Дону может быть идентичной со зданием в районе Орбита в Алматы. Стрит-арт очень дешевый и простой, к тому же эффективный способ индивидуализации. Если в городе есть таких 15-20 мест, то это уже будет Лондоном или Нью-Йорком. Зачем мы хотим посмотреть новые города? Во-первых, это архитектура, во-вторых – контент. Мы не можем полностью изменить архитектуру города, но мы можем персонализировать и сделать это место только нашим. К тому же искусство привлекает туристов.

Работа команды «310» на пересечении улиц Фурманова и Курмангазы.

Работа художников стрит-арт – Sickboy и Daryon.

На Фурманова-Курмангазы находится творение в стиле поп-арт московских стрит-художников – команды «310». А в микрорайоне Самал-2 можно увидеть большую картину британского стрит-художника Sickbo и казахстанской художницы Daryon.

Стрит-арт во дворе жилых домов между улицами Байтурсынова и Жибек жолы.

Владислав Слудский:

– Когда мы приглашаем зарубежных художников, они работают в коллаборации с местными граффитчиками. В результате человек может увидеть стену в Бруклине и такую же в Алматы. Это связь, через которую общаются художники. Если наша арт-среда будет отрезана от мировой, она никогда никуда не попадет.

Ержан Танай участник команды Tigrohaud Crew:

– Наши творения есть в нескольких городах страны. В городе Темиртау разрисовали трамвай. Во время путешествия в Индию, мы познакомились с местными райтерами, и нам удалось порисовать в другой стране. Недавно ездили в Россию, чтобы пообщаться с райтерами соседних стран.

Разрисованный трамвай в городе Темиртау.

Стрит-арт возле вокзала «Сайран».

Andrew участник команды Repas:

– Моя мечта – рисовать и путешествовать. Раньше я оплачивал учебу, сейчас – путешествия. И естественно, мы стараемся рисовать везде, где бываем. С 2011 года мы успели съездить в Амстердам, Красноярск, Германию, Таиланд, Малайзию, Болгарию и в Бельгию. А самая большая наша некоммерческая работа находится в городе Бишкек. Это торец школы высотой в 3 этажа, который мы разрисовали с местными райтерами.

Владислав Слудский:

– Были и негативные моменты. Например, картину испанского художника Гола Хундун Николо, нарисованную на здании в Алматы, хотели закрасить. Директор КСК была в отпуске. Мы с ней поговорили по Skype и она согласилась оставить арт-объект, но в итоге, его все равно закрасили. Мы договариваемся с КСК и акиматом. Но нет конкретных рычагов, чтобы обезопасить стрит-арт на фундаментальном уровне. Если кто-то захочет закрасить, то никто его не остановит.

Стрит-арт художник рисует на Арбате.

Rekon участник команды Repas:

– Картины закрашивают постоянно, бывали особенно обидные случаи. Когда рисуем, в основном люди приветливы, но с агрессорами случаи тоже были. Полиция чаще всего относятся к нам позитивно. Иногда поступали жалобы на нас, тогда приходилось платить деньгами.

Стрит-арт во дворе жилых домов между улицами Байтурсынова и Жибек жолы.

Владислав Слудский арт-директор фестиваля «ArtbatFest»:

– С другой стороны, отсутствие каких-либо законодательств по уличному искусству дает пространство для маневренности. Если на Западе, чтобы разрисовать стену, нужно пройти тысячи муниципалитетов, то у нас можно взять инициативу снизу и начать просто делать. В 2015 году в рамках выставки мы планируем украсить город еще несколькими стрит-арт объектами.

Стрит-арт на Арбате возле галереи Тенгри Умай.

Али Закир участник команды TigrohaudCrew:

– Уличное искусство не может сохраниться навечно, пожалуй, многие работы уличных художников живут лишь на фотографиях. 

Поделись
Назира Кайымова
КОММЕНТАРИИ ()
Осталось символов: 1000