VOX POPULI Алёна Мирошниченко 5 марта, 2016 11:00

Соцопрос: у страха глаза велики

Соцопрос: у страха глаза велики
Фото: Из свободного доступа в интернете
Каждый из нас наверняка не раз произносил фразу «Я боюсь!» или «Мне страшно!». Все мы появляемся на свет с багажом врождённых страхов, которые достались нам от наших прародителей: это страх высоты, страх громкого звука, страх темноты и страх смерти. Даже представить тяжело, сколько страхов и фобий может возникнуть у современного человека в XXI веке. Мы решили расспросить жителей Алматы, какие страхи присутствуют в их жизни.

Андрей:

— Каких-то определённых страхов у меня нет. Наверное, есть опасения за будущее. Постоянно задумываешься о том, что будет завтра. Вот эта неизвестность — она и настораживает, и заставляет переживать.

Айнур:

— Страхов высоты, темноты и прочего у меня нет. У меня страхи больше социальной адаптации. Меня пугают те же проблемы, что и у всей молодёжи. Это проблемы, связанные с поиском работы, с устройством личной жизни. Страх и обеспокоенность за будущее.

Алла:

— Я ужасно боюсь уколов. Я знаю, что это не больно. Что плохого мне никто не хочет сделать. Но вот ничего не могу с собой поделать. Жутко боюсь смотреть, когда иголка входит под кожу. А если не смотреть, то всё равно — я же это всё чувствую. И это ожидание — что вот-вот сейчас тебе вколют, наверное, больше всего и пугает.

Владимир:

— Самый мой большой страх — это страх клоунов. Я не знаю, почему, но я их ужасно боюсь с детства. Я не помню, может фильм в детстве увидел про злого демонического клоуна, который творил зло.

— Мне двадцать три года, и я ни разу не был в цирке. И это всё из-за клоунов. Я даже не знаю, что меня в них пугает. Может, их дурацкий грим, может, этот ужасный яркий парик, может, их поведение. Но я ничего не могу поделать со своим страхом. И даже не пытаюсь его победить.

Рустам:

— Я только за своих детей боюсь и переживаю. А остального я не боюсь. Армия выбила из меня эти страхи.

Екатерина:

— С появлением детей у меня страхи за них, за их будущее. А ещё с детства у меня страх высоты. Куда-то подняться могу, а вот спуститься — уже нет. Темноты, замкнутого пространства, страшных фильмов — нет, не боюсь.

Татьяна:

— Больше всего я боюсь пауков. Этот страх у меня с детства. Я пыталась перебороть его. В зоопарк даже ходила, чтобы мне на руку паука положили. Но ничего не вышло. Этот страх так и остался у меня. И неважно — маленький это паучок или огромный паучище, всё равно я боюсь их.

Ирина:

— Больше всего я за детей боюсь. Вот отвлеклась на секунду, а ребёнок уже чуть на дорогу не выскочил. Еле поймала.

— А ещё я ужасно боюсь землетрясений. Мы в такой местности сейсмоопасной живём. И я постоянно в страхе нахожусь, что может нас сильно тряхнуть. А при землетрясении у меня вообще паника начинается. И вот ведь не могу с этим страхом ничего поделать. 

Нина Захаровна:

— Мне девяносто лет. Я бабуля боевая. Я и тонула, и в пожаре была, и войну повидала. Так что я вообще ничего не боюсь. Единственное, что меня тревожит, так это международная обстановка.

— Столько сейчас этих террористов и экстремистов развелось! Расплодились, как тараканы. Но если их будет ещё больше, то это будет крах. Я не за себя боюсь, а за будущее наших детей. Вот и в Библии написано о геенне огненной. А это и есть ядерная война, от которой просто всё погибнет. Вот это самый большой страх.

Айдана:

— Больше всего в жизни я боюсь пауков. Это мой самый большой страх. Пауки мерзкие просто. И когда я их вижу, начинаю орать. Я пробовала пересилить себя, но ничего не получается. Думаю, что пауков бояться — это нормально. Моя сестра боится муравьёв. При виде каких-то маленьких муравьёв она кричит на весь дом.

— Ещё я боюсь высоты. Но с этим страхом я могу справляться. Я посещаю аттракционы разные и стараюсь подняться как можно выше. Коленки, правда, трясутся, но понемногу этот страх отступает. А вот пауки — нет. Это не преодолеть.

Папуна:

— Больше всего я боюсь высоты. Но на самолёте я как-то прилетел сюда. Правда, когда самолёт разгонялся и взлетал, это было что-то. У меня была такая паника, что ничего не хотелось уже в тот момент. Потом я вроде успокоился. При полёте высота не чувствуется. Потому что у тебя пол под ногами, и ты находишься в замкнутом пространстве.

— Когда я катался на колесе обозрения, я просто не двигался и боялся дышать. Аж сердце прихватило. Ещё я посещал аттракцион «катапульта», где тебя привязывают и отпускают. Вот там было весело, там адреналин, потому что ты не видишь земли. Вообще я стараюсь бороться с этим страхом. Я специально поднимался на высотки, чтобы увидеть землю с высоты птичьего полёта. Страшно, конечно. Ноги трясутся. Но немного получается преодолевать этот страх.

Сымбат:

— Я пауков боюсь, и больших, и маленьких. Когда я вижу паука, просто не могу двигаться. Моё тело как будто в оцепенении. Я даже не пыталась с этим страхом справиться. Ещё я боюсь высоты. Не поднимаюсь никуда высоко. Очень страшно смотреть вниз. Я и аттракционы посещать боюсь.

Таншолпан:

— Я жутко боюсь крыс. Они мерзкие и страшные. Они вызывают у меня не только страх, но и чувство брезгливости. Когда я вижу крысу, у меня истерика, паника. И с этим я не могу ничего поделать. Ещё немного с детства боюсь темноты.

Арзиман:

— Мой самый большой страх — это страх куриц. Я их ужасно боюсь с детства. Мне всегда кажется, что они меня заклюют. Мимо них мне даже пройти страшно, а уж взять в руки…. Они такие неприятные, трепещутся…. Не могу перебороть себя. Пожалуй, кроме куриц, больше я ничего не боюсь.

Нижат:

— Если честно, я трус. Я много чего боюсь. Больше всего мне страшно, что я останусь один и не у дел. Мне нужно, чтобы я был значимым в этой жизни, чтобы кто-то зависел от меня. Этот страх меня очень сильно гнетёт. Даже среди ночи иногда так разыграется воображение, я так себя могу накрутить, и так страшно становится от того, что ты никому не нужен!

— Ещё я боюсь змей. Боюсь грызунов: крыс и мышей. Это что-то между брезгливостью и страхом быть укушенным. Ещё я боюсь заразиться чем-нибудь.

Руслан:

— Ну, во-первых, присутствует страх перед дорожным движением. Оно у нас просто ужасное. А ещё страх за наш тенге. Казахстанцы уже устали от того, что тенге постоянно падает. Страх насекомых — это как и у многих. А ещё я боюсь девушку свою потерять. 

Диана:

— Я больше всего боюсь пауков. Мне кажется, что они могут укусить. Они мерзкие, противные. И побороть этот страх невозможно. Ещё я боюсь паранормальных явлений. Никогда, правда, не сталкивалась с этим, но фильмов насмотрелась, и страшно.


Как видите, все люди чего-то да боятся: например, одних пугает высота (акрофобия), а других дрожь берет при виде змей (офидиофобия), или пауков (арахнофобия). Кто-то никогда не был в цирке, потому что боязнь клоунов (коулрофобия) неразрывно следует за ним на протяжении всей жизни. А кто-то страдает алекторофобией и впадает в панику при виде курицы.

Но если одни легко справляются со своими страхами, то у других они принимают поистине вселенские масштабы. Все зависит от типа личности и жизненных обстоятельств. Например, когда мы становимся родителями, у многих из нас появляется страх за своих детей и за их будущее.

Страхи — это нормальная реакция человека на опасность. Это такие же команды мозга, призванные уберечь от ошибок, травм, опасных поступков. И стыдиться своих страхов не стоит.

Поделись
Алёна Мирошниченко
Алёна Мирошниченко
КОММЕНТАРИИ ()
Осталось символов: 1000