VOX POPULI Алёна Мирошниченко 5 сентября, 2016 12:00

Соцопрос: Право на смерть

Соцопрос: Право на смерть
Фото: Из свободного доступа в интернете
В переводе с греческого «эвтаназия» означает «благая смерть», то есть смерть, несущая облегчение. Вообще существует два вида эвтаназии — пассивная и активная. В первом случае врачи намеренно прерывают поддерживающую тяжелобольного терапию, а во втором по его желанию вводят лекарство, способное вызвать быструю кончину. Самые развитые страны Европы разрешают эвтаназию, а казахстанские законодатели и юристы категорические против неё. Что же по этому поводу думают жители Алматы? Чем, по их мнению, является эвтаназия — избавлением от мучений или умышленным убийством?

Елена:

— Я думаю, что эвтаназия — это уход от мучений, потому что боли у людей бывают просто нестерпимыми. И многие неизлечимо больные люди хотят, чтобы облегчили их страдания. Это личный выбор человека, и запрещать эвтаназию в Казахстане нельзя.

Михаил:

— Если человек, который терпит мучения, хочет добровольно уйти из жизни, то государство не должно вмешиваться в этот процесс. У каждого человека есть выбор, и осуждать его за это нет смысла. Есть такие моменты, когда только эвтаназия может быть единственным выходом, чтобы избавиться от мучений. Лично я за эвтаназию.

Гуля:

— Я, пока не почувствовала на своей шкуре боль, не могу сказать, хорошо это или плохо. Конечно, боль терпеть невозможно. Я думаю, что эвтаназия будет только облегчением от страданий.

Асель:

— Я считаю, что смертельный укол — это самоубийство и грех. Если Аллах дал тебе жизнь, то нужно хоть как-то бороться за свою жизнь, даже если у тебя всего один процент на исцеление. Бывает так, что человек уже не надеется на выздоровление, прощается с жизнью, и тут происходит чудо, и человек идёт на поправку. Нужно не терять надежду.

Ольга:

— Я считаю, что эвтаназия — это вынужденная мера. Зачем обрекать человека на большие страдания, когда можно помочь ему избавиться от боли? Лично я только за эвтаназию. 

Татьяна:

 Я бы отнеслась к добровольному уходу из жизни положительно, если нет смысла бороться и терпеть мучения.

Жадыра:

— Я думаю, что эвтаназия — это нужная процедура. Если человек болеет сильно, то уйти из жизни или терпеть боль — это его право выбора.

Гуля:

— У нас, у мусульман, самоубийство считается грехом. Но ведь есть случаи, когда боль терпеть невозможно. В этом случае, конечно, лучше поставить укол, чтобы человек не мучился. Я считаю, что государство должно пересмотреть закон и разрешить эвтаназию.

Вахтанг:

— Я считаю, что лучше умереть, чем жить и мучиться. Эвтаназия может помочь человеку уйти, если он всё равно обречён на смерть, и если нет другого выхода. Но есть и другие стороны этой процедуры. В нашей стране запрещена эвтаназия — наверное, потому, что люди станут этим злоупотреблять в корыстных целях, чтобы завладеть имуществом стариков.

Роман и Шынар

Роман:

— Я, пожалуй, воздержусь от комментария. Тема эвтаназии для меня очень непростая. Я должен серьёзно всё обдумать.

Шынар:

— Индусы считают, что нельзя даже принимать антибиотики. Если человек заболел, то это его карма, и он должен достойно её отработать, чтобы скорее умереть и переродиться в новом теле. Я полностью придерживаюсь индусской теории. Если человек болен, то он должен принять эту боль, не прибегая ни к каким уколам. 

Эвелина:

— Вообще я не могу судить, хорошо это или плохо. Но я считаю, что человек вправе сам принимать решения в подобной ситуации. Главное, чтобы его выбор был осознанным и никем не навязанным. Лучше, конечно же, попытаться пожить и не сдаваться, но если человеку очень больно — это, в принципе, его решение.

Адиль:

— На самом деле, мнение неоднозначное. С одной стороны, у человека всегда должно быть право распоряжаться своей собственной жизнью, а значит, и право на эвтаназию. С другой стороны, существуют случаи, когда даже тяжелобольные люди имеют некоторые шансы на излечение, и тут уже встаёт вопрос об оправданности таких мер. В любом случае, право на эвтаназию, на выбор, быть у человека должно, и если он всё же предпочитает закончить жизнь безболезненно, ему обязаны предоставить возможности для этого.

Батырбек:

— Думаю, это должно быть легально по обоюдному согласию. Ещё этот самый укол должен быть хотя бы по доступной цене. Порой люди тратят огромные деньги на операции, на лечение, но результатов мало, а больной продолжает испытывать страдания. И раз уж государственная медицина продолжает находиться на таком низком уровне развития и на таком высоком ценовом уровне, человек должен иметь право просто уйти, если посчитает, что это лучше, чем заплатить за бессмысленное лечение деньги.

Валентина:

— Я учусь в медицинском и о боли знаю не понаслышке. Взять, к примеру, онкологию. У нас была практика в онкологии, и на тамошних пациентов сложно взглянуть без жалости и слёз. Особенно на детей. Есть дети, которые болеют раком головного мозга, женщины — онкогинекологическими заболеваниями. Некоторые даже не могут дышать, ходить, пребывают в состоянии овоща. Разве кому-то захочется провести так всю свою жизнь? В таком случае можно прибегнуть к эвтаназии, если больному так будет легче.

Дарья:

— Я тоже считаю, что если сам больной посчитает это верным решением, то почему бы и нет? Всё должно быть только на добровольной основе и при согласии самого больного. Принудительно — конечно же, нет. К чему человеку лишние мучения?

Илья:

— С одной стороны, это плохо. Это что-то вроде лёгкого ухода от проблем, от ответственности, от реальности. С другой стороны, конечно, бывают моменты, когда иного выхода действительно нет.

Илья:

— Скажем так: я за эвтаназию даже в том случае, если человек ничем не болен. Порой добровольный уход из жизни можно даже назвать благородным. Лучше сделать это легальным, чтобы человек хотя бы мог законно уйти из жизни, а не прыгая с крыши. Но в случае, если именно здоровый человек решается на эвтаназию, проходить она должна только через 2 месяца, чтобы человек мог как следует обдумать верность своего решения. Эвтаназия — это круто! Всем эвтаназию!


Как видите, уважаемые читатели, большинство наших респондентов намеренное ускорение смерти или умерщвление неизлечимого больного с целью прекращения его страданий считают не убийством, а всего лишь вынужденной мерой. Но в нашей стране считается, что человека нужно лечить до тех пор, пока он сам не умрёт, ведь главная часть клятвы Гиппократа — бороться до конца за жизнь умирающего человека, и именно поэтому эвтаназия никак не может стать частью медицины. И тут совсем неважно, сколько времени больной находится в коме и как тяжёл его недуг. Даже если человек по своим физиологическим параметрам подобен растению, за которым нужно постоянно ухаживать, он имеет право на жизнь, пусть даже такую.

Поделись
Алёна Мирошниченко
Алёна Мирошниченко
КОММЕНТАРИИ ()
Осталось символов: 1000