VOX POPULI Екатерина Лейман 29 октября, 2015 12:00

Соцопрос: Как нужно наказывать педофилов?

Соцопрос: Как нужно наказывать педофилов?
Фото: Тимур Батыршин
Проблема педофилии в Казахстане на сегодняшний день является одной из самых страшных и глобальных. До сих пор государственные структуры пытаются назначить оптимальное по целесообразности наказание для насильников. Журналисты Vox Populi провели соцопрос, чтобы узнать мнение алматинцев по этому поводу.

Гузель, 24 года:

— Я считаю, что нужна смертная казнь! Слышала о педофилах только в новостях. Думаю, что только такая мера сможет спасти ситуацию.

Расул, 26 лет:

— Не может, а должна спасти! Потому что другие педофилы будут видеть это. Наверное, наказание должно стать примером и для других преступников. Нужно просто их казнить! По исламским законам педофила убивают, расчленяют. Но у нас сейчас такое не практикуется.

Роза, 42 года, домохозяйка:

— Кастрировать надо! И, конечно, сажать в тюрьму. Педофилов не излечить.

Анатолий, 34 года, предприниматель:

— Казнить! Только это может помочь. Слава Богу, моих близких и знакомых эта трагедия миновала.

Береке, 22 года, менеджер:

— Педофилия — это отклонение, которое нужно лечить. Лично я так считаю!

Ульяна, 34 года, менеджер:

— Пока у тебя нет детей, ты так добра. А когда появятся дети, скажешь: «Казнить!» У меня есть ребенок. Если такое, не дай Бог, случится, то я устрою самосуд. Не надеюсь на правосудие в нашем государстве. Моя четырехлетняя дочь ни на секунду не остается без присмотра. Средний уровень сознания нашего населения еще не так высок, чтобы мы могли позволить себе отказаться от казни. Это достаточно серьезный инструмент, которым можно как-то воздействовать на поведение людей. Я сейчас говорю не об основной массе населения. Есть такие «элементы», для которых казнь — единственный способ наказания.

Карлыгаш, 46 лет, домохозяйка:

— Наверное, сажать на пожизненный срок. Кастрировать их не нужно. Педофилия считается психическим отклонением. Мне кажется, что по-хорошему нужно было бы расстреливать, но не всегда вина доказана.

— Мои старшие дети научены элементарным правилам контакта с незнакомыми людьми, а младшего я никуда не отпускаю от себя. Дети очень «домашние»: мы их отвозили и привозили в школу. Постоянно под контролем. Думаю, что эта проблема действительно существует в нашей стране. Маленьких детей страшно отпускать на улицу.

Алма, 60 лет, пенсионер:

— Однозначно: кастрация! Никакому перевоспитанию эти люди не поддаются. Кастрировать, и пусть живет дальше, как животное. Педофил, конечно, может и по-другому навредить ребенку и даже начать убивать. Вообще-то это надо лечить. Кастрация поможет избежать самого акта насилия. Необходимо подключать психологов, психотерапевтов. Убивать, конечно, нельзя, ведь человек может быть невиновным.

— Считаю, что это внутренний сдвиг, который закладывается еще в детстве. Пока сама сижу с внуком, но как только придет время его самостоятельности, начну говорить о таких вещах. Обратить на эту проблему внимание нужно, по большей части, молодым родителям. Мы, бабушки, больше об этом думаем и переживаем.

Рахимжан, 59 лет, индивидуальный предприниматель:

— Расправляться с педофилами нужно жестоко! Должна проводиться воспитательная работа. А потом, мне кажется, большое воздействие оказывает реклама. Я за кастрацию! У меня пять внуков. Без моего присмотра они не гуляют. Мы очень за них боимся. Когда мы были маленькими, такой проблемы не существовало.

Нурсеит, 19 лет, студент вуза:

— Мне кажется, что педофилов легче убивать. Нужно, чтобы им было больно и они страдали, но до смерти нужно кастрировать.

Жанболат, 21 год, студент вуза:

— Нужно в тюрьму и на пожизненный срок! Педофилов в тюрьме накажут.

Денис, 15 лет, студент колледжа:

— Я думаю, что педофилам место в тюрьме! Однако у них должна быть возможность общения с психологами. Таким плохим людям нет места в нашем обществе!

Жандос, 26 лет, актер:

— Мне кажется, что кастрация — лучшая мера наказания. Потом педофилов необходимо лечить, на каком-нибудь отдельном островке. Думаю, что ситуация с каждым годом усугубляется. Мы все чаще видим в новостях, как издеваются над маленькими детьми и школьниками. Это очень плохо. Идет полная деградация общества.

Наталья, 53 года, няня:

— Даже если это больные люди, их все равно не вылечишь, а денег на их содержание у нас нет. Ребенок — самое уязвимое и зависимое существо, и уберечь его очень трудно. Невозможно водить его за руку всю жизнь. Тут нужна кастрация! Нужно ребенка приучать к самостоятельности, прививать ему чувство ответственности, а также научить чувствовать опасность.

— Педофилия — это не только болезнь, а развращенность и вседозволенность. Он знает, что никакого наказания не получит: купит справку, полежит в больнице. Если он богатый, то его вообще откупят. Или отправить его на откапывание урана, чтобы он сам получил болезнь и в конце концов умер. Я понимаю, что убийство — это негуманно. А вдруг выяснится, что он не виноват?!


P.S. Пока мы с Тимуром снимали этот соцопрос, к нам подошел маленький мальчик, примерно 4–5 лет, и попросил его сфотографировать. Ребенку повезло, что никаких дурных помыслов у нас не было. А что случилось бы, если бы на нашем месте оказался педофил?

Поделись
Екатерина Лейман
Екатерина Лейман
журналист Vox Populi
КОММЕНТАРИИ ()
Осталось символов: 1000