VOX POPULI Эльвира Абдусалямова 4 февраля, 2015 16:00

Соцопрос: на что тратят пенсии и пособия жильцы домов престарелых

Жители "Медико-социального учреждения для престарелых и инвалидов" Астаны
Жители "Медико-социального учреждения для престарелых и инвалидов" Астаны
Фото: Радмир Фахрутдинов
Недавно в Казахстане власти выступили с новой инициативой. Законодатели предлагают оптимизировать пенсии и социальные пособия для лиц, проживающих в медико-социальных учреждениях. Так, планируется приостановить выплату базовых пенсий, а размеры солидарных пенсий сохранить в пределах 30% от ранее выплачивавшейся суммы, но не ниже минимальной пенсии.

Сегодня в Астане в "Медико-социальном учреждении для престарелых и инвалидов" проживают 315 человек. В "Социальном жилом доме" в Алматы – 41.

Анар Базмухаметова и Эльвира Абдусалямова, корреспонденты Vox Populi, посетили государственные учреждения и выяснили, на что тратят свои пенсии и пособия их жители, и что они могут потерять в случае введения новой нормы.


Жанат Кабдуллин, инвалид 1-й группы
 

– В 2014 году пенсия была 28 700 тенге, после нового года сумму подняли на 9%. Если надо вещи купить, едешь в город, нанимаешь такси. Также покупаю печенье к чаю, зубную пасту, шампунь. Лекарств много покупаю – один месяц одни лекарства пьешь, другой месяц – другие. Например, гидромассаж, соли для ванны я покупаю за свои деньги в аптеках, они стоят по 380, 600, 800 тенге. На массаж ходишь, крема покупаешь.


Касен Молдахметов, инвалид 1-й группы

– После добавки пенсия увеличилась до 41 000 тенге. Я завишу от этих денег, без них ничего не могу решить. Летом у меня было обострение панкреатита. Я купил "Тантрекал" и другие лекарства на 15 000 тенге. Эту ситуацию (оптимизация пенсий и пособий – ред.) мы уже проходили в 90-х годах.


Кайсар Укубаев, инвалид 1-й группы

– Я три года назад попал в аварию. Травма позвоночника. Это не единственная проблема со здоровьем. Раньше был пиелонефрит, сейчас гидронефроз 3-й степени. Давление поднимается, за 160-180 уходит. Я состою на учете в поликлинике. Лекарства должны выделяться, но поликлиника не может обеспечить всем. Сейчас у меня пособие 30 000 тенге, половина этих денег уходит на лекарства. Мы люди молодые, иногда хочется выйти в город, в кино сходить.


Николай Квашнин, инвалид 1-й группы

– Много денег уходит на лекарства, могу показать чеки. Когда в последний раз покупал лекарства, потратил 20 000 тенге. Нужны средства личной гигиены. Одежду здесь не выдают. Только за телефон я плачу 6 000 тенге. Если урезать нам пособие, останется всего 2 000 тенге.


Орынтай Мухтар, инвалид 1-й группы

– У меня жена инвалид 1-й группы. Все деньги уходят на лекарства. Одежку сами покупаем, на рынок "Артем" ездим на инватакси. На коляску деньги собирал с 2005 года. Помогли родственники. Всю жизнь мечтал на такой ездить, она почти миллион стоит.


Людмила Задиракина, пенсионер

– Мне 77 лет. Почти все деньги трачу на лекарства. У меня сахарный диабет. Я ногу не чувствую, нужны специальные мази. Только на них приходится тратить 8000-9000 тенге. Постоянно необходимо обезболивающее, фантомные боли мучают. Деньги, которые остаются, откладываю на похороны. Чтобы памятник был, оградка какая-то.


Надежда Селифонова, пенсионер

– Я травму получила в 21 год, попала в ДТП. Раньше дома жила, в 58 лет сюда пришла. Отец за мной 17 лет ухаживал, потом умер, потом сестра ухаживала 20 лет. Здесь люди такие же, как и я. У меня есть младшая сестра, пенсионерка, она приходит раз в неделю и помогает во всем. Все, что мне надо – стиральную машинку, микроволновку – уже купили. Стараюсь сама себя обслуживать. Порошки нужны, прочие бытовые мелочи.


Евгений Куликов, пенсионер

– Пенсия 23 400 тенге, в основном на лекарства деньги уходят. "Сульфасалазин" по 4 таблетки в день, нужно 6 пачек в месяц, а они стоят около 3 000 тенге за пачку. У меня планшет есть, 4 500 тенге за интернет плачу.


Валентина Степановна, инвалид 2-й группы 

– Сейчас моя пенсия составляет 40 000 тенге. Трудно сказать, сколько я трачу на лекарства: иногда отдаешь 5 000, иногда 10 000. Не могу точно сказать. Хотя… что нам жаловаться? Вы же все равно не поможете. Кому хватит такой пенсии, в наше-то время? Слава Богу бесплатной едой стали кормить. Муж у меня умер несколько лет назад. А здесь я живу уже 30 лет. Не представляю, как живут пенсионеры в своих домах, где нужно платить еще и квартплату. Здесь нас и в театр водят, и убирают за нами, гладят, кормят. Не знаю, как бы я прожила на 40 000 в собственном доме.


Виктор Алексеевич, пенсионер 

– Я техникум окончил, в молодости работал электриком. Сейчас моя пенсия составляет 52 000 тенге. Я почти не покупаю лекарства. Вон там у меня валидол лежит, викалин, корвалол. Дешевые таблетки. Так что пенсии мне вполне хватает. Я один тут живу. Внуки иногда приезжают, конечно. Им, бывает, денежек немного даю.


Михаил Иванович, инвалид и ветеран ВОВ

– Так как я инвалид ВОВ, пенсия у меня приличная. А вот соседка у меня есть, у нее 30 000 пенсия. На 30 000 жить невозможно даже в нашем доме. Моя жена умерла в 2004 году. Мы тут с ней с 2001 года жили. У участников войны пенсия хорошая: у меня – 106 000 тенге. Мне лекарства от диабета и препараты для сердца дают бесплатно. А на остальные лекарства хватает. Пенсией своей я доволен, условиями здесь доволен. Но это у меня. А как другие? Я прочитал в газете, что в Доме ветеранов предлагают забирать 70% пенсии, так как тамошние жильцы свои квартиры не отдают и ни за что не платят. Я против такого!


Владимир Васильевич, инвалид 3-й группы 

– Моя пенсия – 30 000 тенге. Много тратится на лекарства, дорогие они очень. Я в последний раз ходил в больницу, там диагностировали межпозвонковую грыжу. Отдал 7 500 тенге за курс из шести уколов.


Лидия Семеновна, пенсионер

– Моя пенсия составляет 46 000 тенге. Здесь мне ее хватает, а жили бы в частном доме с мужем, то не хватало бы. Там дрова нужно было бы покупать, газ в баллонах. У нас с мужем на двоих 76 000 пенсия выходит. Мне однажды выписали лекарств на 45 000, операцию на глазе делали. Мало того, что лекарства дорогие, так в восьмой поликлинике мне еще и нахамили. Хотела пойти к главврачу жаловаться, а свидетелей нет. Разве может врач так с больными разговаривать?


Любовь Васильевна, пенсионер

– У меня сейчас пенсия около 40 000 тенге. Сейчас ее чуть увеличили, раньше 33 000 было. На лекарства по-разному трачу, но немного. У меня нет инвалидности, а значит, нет такой болезни, которую нужно лечить дорогими препаратами. Трачу по мелочи: глазные капли, мази для царапин. Здесь не нужно суетиться, бегать за чем-то – никаких забот. Все время откладывала, откладывала жизнь на потом, а затем решила – все, хватит! Пора отдыхать! Раньше не было у меня ни телевизора, ни стиральной машинки. А сейчас буду жить, копить и покупать себе все.


Как вы думаете насколько оправдана оптимизация пенсий и пособий?

Поделись
Эльвира Абдусалямова
Эльвира Абдусалямова
журналист Vox Populi
КОММЕНТАРИИ ()
Осталось символов: 1000