VOX POPULI Полина Шиманская 20 апреля, 2015 16:00

Синоптики не верят в приметы

Синоптики не верят в приметы
Фото: Тимур Батыршин
Жара глубокой осенью, гроза посреди января, неистовые морозы, снегопады в конце марта и потопы в апреле среди степей. Что происходит с погодой в Казахстане? За ответом на этот глобальный вопрос редакция Vox Populi обратилась к тем, кто с Небесной канцелярией на «ты» – метеорологам и синоптикам.

В этом году Казгидромету исполнится 92 года. Хотя первые метеостанции открылись на территории Казахстана еще в 1848 году. Находились они в Казалинске, Семипалатинске, Кзыл-Орде, Иргизе, Верном, Уральске и на Иртыше. В 1922 году было создано Казахстанское метеорологическое бюро в Оренбурге, которое затем переезжало в Кзыл-Орду и Алма-Ату. Так что опыта у наших метеорологов более чем достаточно.

Самой старой станции в центре Алматы 156 лет, а всего их только в Алматинской области – больше двадцати. Четыре раза в сутки в одно и тоже время казахстанские наблюдатели на этих станциях вместе со своими коллегами по всему миру делают одновременные замеры – давления, температуры воздуха, почвы, влажности, направления ветра, облачности, объема осадков, солнечного света, радиации и уровня озона. Все эти данные отправляются в центр обработки, где синоптики рассчитывают по ним краткосрочные и долгосрочные прогнозы погоды. Словом процесс трудоемкий и не терпит никаких погрешностей.

Валентина Несина наблюдает за погодой уже больше тридцати лет. Сейчас измеряет озоновый слой и уровень загрязнения воздуха в Алматы. Станция, на которой она работает, расположена прямо в центре города.

– В нашей работе нужно быть предельно точными, одна не подсчитанная капелька может навредить точности прогноза. А ведь наши данные потом используют при строительстве дорог, домов, в сельском хозяйстве, аэронавигации, так что приблизительности у нас быть не должно. Работа, конечно, рутинная, но кто-то же должен ее выполнять. Но лично мне моя работа очень нравится. Чувствуешь, что делаешь важное дело.

Наблюдатели работают посменно сутками – делают замеры днем и ночью, в любую погоду. Обычно аномалии в их работе происходят крайне редко, но вот в последнее время, признают специалисты, глобальные изменения климата стали очевидными.

– Погода действительно меняется, – рассказывает начальник метеостанции Алматы Айгуль Кокынбаева, – В этом году я просто была шокирована тем, что в январе гремела гроза. Такого явления мне не доводилось наблюдать еще никогда. Очень теплой была зима, она больше весну напоминала. А вот в марте выпал снег высотой в 30 сантиметров, что тоже не типично для Алматы. Так что если снег выпадет вдруг в июле, я уже не удивлюсь, потому что могу допустить все что угодно.

Услышать от метеоролога эмоциональный ответ – редкий случай, работают тут люди спокойные, уравновешенные, внимательные, в основном это женщины, мужчин тут практически не бывает. Хотя работа не из легких.

– Помимо своей непосредственной работы, нам приходится еще убирать снег на станции, косить траву – ничто не должно мешать приборам, все помехи должны устраняться. Однако в последние годы вокруг станции вырос целый микрорайон из высоток, мы же находимся в центре города, когда ее строили это была далекая окраина. Естественно многоэтажки мешают брать точные данные, нарушают скорость ветра, закрывают солнце, но и это еще не вся беда, – рассказывает Айгуль Кокыбаева.

– Люди бросают мусор на нашу площадку, плюют с окон, портят приборы измерения, не понимая, что работа, которую мы тут ведем, касается в том числе и каждого из. Охраны специальной у нас нет, разве только кошка, но она отлавливает только крыс и мышей, – улыбается гидрометеоролог.

А вот синоптики, которые обрабатывают данные наблюдателей и делают окончательный прогноз, возмущены разнобоем информации в СМИ.

– Точность наших прогнозов составляет от 80 до 100%, – пояснила инженер-синоптик Гультансын Медеуова. – Все зависит от того, краткосрочный он или долгосрочный, чем дольше прогноз, тем более страдает точность, но не значительно. Нашими данными пользуются все отрасли, начиная от пилотов самолетов и специалистов служб ЧС, заканчивая телеканалами. Однако многие пользуются информацией из интернета. Есть сайты прогноза погоды российские, финские, американские. Их прогнозы основаны на метеоданных и картах, однако чаще всего они не учитывают какие-то географические и климатические особенности региона, например, в Алматы погода очень зависит от гор, потоки ветра могут внезапно усиливаться или наоборот смолкать. Меня очень это задевает, когда в СМИ дается разная информация о погоде, так быть не должно.

– Очень часто люди говорят: «В Москве снег пошел, значит к нам через пару дней дойдет!», это действительно, так?

– Так говорят люди в возрасте, по советской традиции, равняются на Москву. К нам перемены идут с юго- и северо-запада, но никак не из Москвы. Ориентироваться можно либо на Ташкент, либо на Новосибирск. Мы сами в приметы мало верим, рассчитываем только на карты и данные наблюдателей.

Ветеран казахстанской метеослужбы Ольга Филатова тоже не очень-то верит в народные приметы, ориентируется всегда только на собственные прогнозы. В Казгидромете она с 1978 года.

– Часто нас упрекают в том, что мы ошибаемся, на небо не смотрим, мы и правда, на него не смотрим, работаем с картами. В процессе нашей оперативной работы не до примет. Стараемся ежедневно успеть обработать все данные, чтобы к обеду подготовить прогноз. Но вот то, что погода меняется – мы тоже замечаем. Зимы раньше однозначно были более холодными и снежными. Я считаю, что влияет урбанизация: строятся высотные здания, теплосети, идут выбросы в атмосферу от предприятий – поэтому и климат теплеет. Погода меняться может ежечасно, порой мы так и даем: грозу, метель, ветер, гололед, солнце, снегопад в одни сутки. Все чаще мы видим, что нормативные показатели превышаются. Вот в апреле среднесуточная температура 8°С, но в этом году она 15°С в Алматы.

– За столько лет работы в гидрометеослужбе вы с небесной канцелярией стали на «ты»?

– Нет, конечно! Она такая непредсказуемая, как бы мы ни старались.

– Тогда согласны, что «у природы нет плохой погоды»?

– «Всякая погода благодать», но я все-таки жару не люблю, а, судя по всему, количество жарких дней будет только нарастать, к сожалению.

– А многие наши экономисты и политики, напротив, говорят, что климат в Казахстане такой холодный и уникальный, поэтому, например, асфальт не выдерживает и его приходится каждый год снова ремонтировать.

– Климат у нас не уникальный, такой же, как в Китае, Канаде, но там асфальт отличный, просто нужно на ингредиентах не экономить, тогда дороги будут качественными. Погода тут не при чем.

По данным метеорологов, за последние 150 лет средняя мировая температура с 13°С, действительно, поднялась до 14,5°С. Как следствие, и в Антарктиде, и в Арктике потеплело на 1,5 градуса. При этом уровень Мирового океана поднимается на 60% быстрее, чем прогнозировалось. Если быть точнее, то каждый год океан прибавлял по 3,2 мм вместо ожидаемых учеными 2 миллиметров. Вместе с этими миллиметрами океанской воды рушится все землеустройство. Число зарегистрированных стихийных бедствий, связанных с погодой, за период с 1960-х годов утроилось. Ежегодно они приводят более чем к 60 тысячам человеческих жертв.

В соседней России, например, подсчитали, что ежегодный ущерб от стихийных бедствий теперь составляет 60 млрд рублей вместо прежних 20 млрд. По прогнозам казахстанских климатологов в Казахстане под угрозой таяния находятся 2700 ледников. Ежегодно они уменьшаются на 0,7%. Ледник Туюксу за 38 лет растаял на 1 км. Пустыни наступают на полупустыни, полупустыни – на степи. Специалисты института географии прогнозируют, что к концу XXI века все ледники Казахстана растают полностью.

Причины глобальных изменений называются разные – это и снижение солнечного сияния, и историческая сезонность. В Солнечной системе, оказывается, есть и такое. Сейчас – «осень». А через 40 лет наступит «зима». Малый ледниковый период приходится раз на 200 лет, до этого он был в конце XVII века. Но все же большинство ученых склоняются к тому, что климат меняется из-за увеличения выбросов углекислого газа. Заводы, предприятия и транспорт за один день сжигают столько углеводородов, сколько Земля запасала в течение 11 тыс. лет. Чтобы адаптироваться к глобальным изменениям, мировые державы еще 17 лет назад подписали Киотский протокол. Соглашение обязывает развитые страны и страны с переходной экономикой, в том числе и Казахстан, сократить или стабилизировать выбросы парниковых газов.

На сегодня метеорологи и климатологи пока не видят причин для паники. Человек привыкает ко всему. Но также следует и не забывать, что с климатом необходимо считаться, и вовремя вносить корректировки с учетом потребностей экологии. Например, изменить нормы орошения с 9 тыс. метров на гектар до 7 тыс., переходить на засухоустойчивые культуры, внедрять водосбережение.

Министерству здравоохранения, по рекомендациям климатологов, необходимо усилить работу по борьбе с инфекционными заболеваниями, которые в жару развиваются быстрее. В зону риска попадают также и люди с сердечнососудистыми заболеваниями, пожилые люди – именно им тяжелее всех переносить жару. Будут также пересмотрены и строительные нормы, т.к. в связи с ростом количества ураганов и землетрясений здания должны быть более устойчивыми.

Хотя в краткосрочном прогнозе влияния климата на экономику Казахстана страна даже окажется в выигрыше. К 2016 году отопительный сезон сможет существенно сократиться, что даст значительную экономию в энергопотреблении. Так что с природой можно договориться, считают метеорологи, главное уважать и ценить ее.

Поделись
Полина Шиманская
КОММЕНТАРИИ ()
Осталось символов: 1000