VOX POPULI Святослав Антонов 19 декабря, 2015 11:00

Программа развития Алматы: Взгляд архитекторов

Программа развития Алматы: Взгляд архитекторов
Фото: Мухтар Жиренов
Как сохранить архитектурный облик южной столицы и ее историческую застройку? Алматы — город для пешеходов или автомобилистов? Что включает в себя понятие «комфортный город»? Мы решили узнать это, пообщавшись с молодыми казахстанскими архитекторами. А поводом стала пятилетняя программа развития «Алматы-2020» представленная горожанам 5 ноября. Профессионалы оценили этот проект с точки зрения архитектуры, дизайна и урбанистики.

Архитектор-градостроитель Катерина Новосёлова
Архитектор-градостроитель Катерина Новосёлова

Катерина Новосёлова

архитектор-градостроитель, ландшафтный дизайнер

Я не против поиска своего стиля, но мне не хотелось бы, чтобы все свелось к принтам орнаментов на зданиях и строительству девятиэтажных юрт. Тут важно не впадать в крайности.

Катерина в целом достаточно положительно оценивает основные пункты программы развития города. Однако она считает, что в ней недостаточно подробно прописаны механизмы оценки результата реализации программы. Есть опасения, что положительные изменения, которые прописаны в ней, останутся лишь громкими словами.

— Я помню, как в школе на уроках истории мы учили наизусть постулаты стратегии «Казахстан-2030». Затем было еще много красивых слов и программ. Заявить можно что угодно, но нужны четкие критерии оценки результата. Нам много чего хорошего обещали, и у нас у всех появилась инерция мышления. Мы просто не верим различным программам и стратегиям, не верим, что можем на что-то повлиять. Многие используют подобные документы, чтобы под их эгидой реализовывать какие-то масштабные, но бесполезные проекты, зарабатывая на этом. Хотелось бы, чтобы власти контролировали подобные вещи. В программе есть много количественных показателей, однако их недостаточно. В мире не так много объективных критериев оценки эффективности развития городов, но исполнителям программы нужно сосредоточиться именно на них.

Архитектор отмечает, что в программе уделено внимание общественному транспорту. При этом власти ссылаются на проект ПРООН «Устойчивый Транспорт города Алматы».

— Это очень хорошо. Люди, работающие над проектом «Устойчивый Транспорт города Алматы» — настоящие специалисты своего дела. Ими проведены исследования и подготовлены проекты по реальному улучшению ситуации с общественным транспортом в нашем городе. Можно было бы пустить все силы и бюджеты на реализацию только этих проектов. И вот тогда через четыре года мы все действительно оказались бы в другом городе, в лучшем городе.

— В программе меня смутила строчка: «Национальный колорит будет учитываться в городской архитектуре и формировании облика города». Я не против поиска своего стиля, но мне не хотелось бы, чтобы все свелось к принтам орнаментов на зданиях и строительству девятиэтажных юрт. Тут важно не впадать в крайности. Также не хотелось бы, чтобы на градостроительном совете теперь предпочитали один проект другому просто из-за наличия в нем национальных узоров.

Катерина отметила, что в программе развития Алматы практически ничего не сказано об архитектурном облике города и сохранении исторической застройки. По всем вопросам архитектуры программа ссылается на генплан города, который в данный момент проработан недостаточно детально.

— Во время общественных слушаний по генплану публике, в том числе, был представлен макет детальной планировки центра города. Когда один из участников указал организаторам на явные неточности в макете, ответом было, что «это старый макет и его будут переделывать». Зачем тогда вообще нужно было представлять этот макет? Я понимаю, что над генпланом трудилось много людей, специалистов своего дела, но после такого ответа создается ощущение, что весь этот представленный публике генплан был фикцией. Когда разработчики генплана коснулись темы историко-культурного наследия, из их уст звучали призывы сохранить историческую застройку. В то же время по факту ничего не сохраняется, и даже наоборот — мы безжалостно сносим все, что мешает бизнесу. Нужно говорить об определении границ исторической застройки, в пределах которых вводить специальные правила и максимально сохранять общий ансамбль улиц. Конечно, невозможно полностью запретить новое строительство в целых районах Алматы. Однако каждый проект, появляющийся в зоне исторической застройки, должен проходить более строгую процедуру согласования не только с властями, но и с жителями этих районов и другими горожанами.

Как специалист по ландшафтному дизайну, Катерина говорит, что основой для создания уникального стиля Алматы может служить концепция зеленого города.

Любой алматинец, если его попросить описать город, непременно скажет: «Алматы — очень зеленый город».

— Однако в данный момент зелени в нашем городе становится все меньше. Город просто лишают деревьев, спиливая их. Возможно, предпосылкой для этого является здравая инициатива городских властей убрать ветхие деревья. Однако начали спиливать все подряд. Я считаю, что у исполнителей просто нет специалистов, способных определить, какое дерево ветхое, а какое нет. Многие бизнесмены начали пользоваться этим и «под шумок» избавляться от деревьев, стоящих напротив фасадов их заведений. Как всегда, у нас хромает реализация.

Еще один пример непрофессионализма в озеленении города: повсеместно высаживают туи, а это растение, которое требует плодородной влажной почвы и особого ухода, и если этого нет, то оно просто очень быстро погибает. В то же время есть научные рекомендации о том, какие деревья лучше всего приживаются в городских условиях нашего климата. Та же проблема с газонами. Газоны сами по себе требуют больших ресурсов в уходе, что сложно обеспечить в городских условиях. В Швеции, к примеру, проведены исследования по поиску альтернативы газонам. Возможно, нашим озеленителям стоит обратить на них внимание.

В генплане есть весьма неплохое предложение о создании зеленых поясов вдоль рек города. Посмотрим, как оно в итоге будет реализовано. К сожалению, слишком многое у нас делается просто для галочки.

VOX: В программе развития Алматы отдельным пунктом стоит концепция комфортного города. Что, на ваш взгляд, представляет из себя комфортный город?

— Думаю, это город, в котором приятно гулять его жителям. Это красивая, масштабная архитектура, грамотное озеленение, качественные материалы дорожного покрытия. Самое главное — хорошие условия для пешеходов. Город, ориентированный на автомобильный транспорт, не может быть комфортным. Это удивительно, но можно сузить проезжую часть, добавив полосу для общественного транспорта и велодорожку, и при этом пропускная способность улицы не уменьшится. Если дорогу расширять, то поток машин на ней только возрастет, и это не решит проблему пробок.

Городским властям нужно запомнить формулу: чем больше дорог и чем они шире, тем больше машин и пробок.

В целом, для создания комфортного города важно участие профессионалов — архитекторов и дизайнеров, а также общественности в городском планировании. Однако у нас слишком долго власти были глухи к предложениям, и многие просто не верят в то, что они могут на что-то повлиять. Эта инертность мышления мешает двигаться вперед. Я об этом уже сказала. Нужно эту инертность осознать, принять и начать что-то делать. Каждому из нас.



Архитектор-урбанист Адиль Ажиев
Архитектор-урбанист Адиль Ажиев

Адиль Ажиев

архитектор-урбанист, дизайнер, архитектурное бюро Light+Space

Чтобы остановить въезд огромного числа машин, нужно ввести платную парковку и систему оплаты с помощью интернета. Необходимо эвакуировать все машины, поставленные в неположенном месте. Если говорить о дорожном движении, то в центре города было бы практично сделать все улицы односторонними. Так можно было бы навести порядок на дорогах.

Адиль оценивает программу развития Алматы в ее нынешнем виде, как достаточно общий документ, в котором не расписаны подробно многие важные детали. Виной тому, по мнению молодого архитектора, является то, что разработка программы была доверена зарубежной компании без участия местных специалистов. Адиль считает, что следовало бы создать рабочую группу из молодых и перспективных казахстанских специалистов, которые могли бы довести концепцию развития города до ума.

— Я уважаю компанию McKinsey (крупнейшая американская консалтинговая компания) и их труд по разработке концепции развития Алматы. Однако они приезжали в город всего на несколько дней, а в дальнейшем работали только с сухими цифрами статистики. Их программа имеет слишком расплывчатые черты, без локализации в нашем городе. С тем же успехом она могла подойти для Астаны, Москвы или Баку. Там много общих моментов, но нет конкретных шагов по улучшению жизни горожан. Зарубежные специалисты не всегда успевают вникнуть в локальный контекст, на это нужно время, именно поэтому к разработке подобных программ должны привлекаться в первую очередь местные специалисты, которые бы работали совместно с иностранными консультантами, перенимая у них международный опыт, но с учетом локальной специфики. У нас есть много талантливых специалистов, обучавшихся за рубежом и имеющих большой опыт работы.

Особое внимание Адиль обращает на пункт программы,стоящий под номером семь. Он звучит как «Город активных граждан». Архитектор считает, что на этот момент стоит обратить внимание, так как для его реализации не требуется особых финансовых затрат.

— Чтобы люди стали активными гражданами, их нужно образовывать. Необходимо разъяснять им, почему для улучшения экологии города важно иногда отказываться от личных автомобилей, как экономить энергию. По мере сил мы, как архитекторы, стараемся проводить эту работу. Архитекторы-урбанисты должны общаться с людьми, чтобы обратить их внимание на проблемы города. Все остальные пункты программы требуют достаточно комплексных и капитальных затрат. К примеру, увеличение доли общественного транспорта или газификация частного сектора. Из основных минусов концепции развития могу отметить отсутствие пунктов, касающихся сохранения историко-культурной застройки. Нужны четкие регламенты по охране этих объектов, их реконструкции. Причем нужно следить за тем, чтобы эти требования неукоснительно соблюдались. За их нарушения нужно наказывать жесткими штрафами.

Адиль считает, что в нынешних рыночных условиях, когда заказчик полностью диктует проектировщику то, каким он хотел бы видеть объект, ни о каком едином архитектурном стиле не стоит говорить.

— Клиенты, как правило, склонны выбирать самый дешевый и практичный с их точки зрения вариант, из которого можно выжать максимум прибыли. Получив землю, они строят все, что им заблагорассудится. Зачастую используют в отделке дешевые материалы, такие как полное остекление или керамогранит. При этом до сих пор даже не выявлены границы охранной зоны, поэтому возводят новострой прямо в центре исторической застройки. Фасады отделывают стеклом, а в условиях нашего климата, с большим количеством пыли, они быстро приходят в удручающее состояние.

— Нужны четкие стандарты облицовки зданий, материалов, используемых при их строительстве. Архитекторам стоит обратить внимание на то архитектурное наследие, которое нам досталось от советского прошлого, когда минимальными средствами добивались выразительности. Тот же советский модернизм и конструктивизм, с чертами национального колорита создал уникальный алматинский стиль. Современным строителям и проектировщикам стоит обратить внимание на этот опыт.

Должен существовать общественный совет, который будет контролировать каждый проект на предмет его соответствия общему стилю соседних построек и данного района. Также они должны следить за незаконными пристройками и козырьками у фасадов исторических зданий. Получив кусок земли, застройщик должен будет согласовать свой проект с членами этого совета и местными жителями. Он должен серьезно обосновать необходимость строительства того или иного здания. Часто у нас строят огромные высотки бизнес-центров, а потом они по нескольку лет стоят с половиной не арендованных помещений.

VOX: Что, на ваш взгляд, входит в понятие «комфортный город»? Это пункт также имеется в программе развития.

— В период социализма большинство наших зданий не были рассчитаны на бизнес. Зачастую многие из них не оборудованы пандусами, а правильных пандусов с небольшим углом подъема у нас вообще очень мало. Безбарьерная среда — одна из составляющих комфортного города. Другой важный момент — наличие рекреационных поясов и зеленых зон. Я как-то проводил исследования и выяснил, что в самых заселенных районах города очень не хватает зеленых зон. У нас было предложение по освоению озера Сайран в качестве подобной зоны. Возможно, пляж там не так необходим, как парковый участок. Можно было бы отчасти осушить озеро, засадить это место деревьями. Подключить городские сообщества, чтобы они сами помогали развитию этих зон. Чтобы остановить въезд огромного числа машин, нужно ввести платную парковку и систему оплаты с помощью интернета. Необходимо эвакуировать все машины, поставленные в неположенном месте. Если говорить о дорожном движении, то в центре города было бы практично сделать все улицы односторонними. Так можно было бы навести порядок на дорогах.

Адиль отмечает позитивные тенденции в налаживании диалога властей и общественности по вопросам развития города. Архитектор говорит, что от общественных слушаний пора переходить к конкретным действиям. При этом сохраняется опасение, что мнение общества все же не будут учитывать.

— Наше бюро предлагало несколько интересных проектов для города. К примеру, мы хотели сделать улицу Жибек Жолы полностью пешеходной, от Парка 28 панфиловцев до Масанчи. Поначалу планировали вводить особый режим с постепенным сокращением автомобилепотока на этих улицах. Отчасти власти воплотили нашу идею реконструкции улицы Байсеитовой. Нам еще предстоит участвовать в формировании современного облика Алматы, если будет такая возможность.



Урбанист Анель Молдахметова
Урбанист Анель Молдахметова

Анель Молдахметова

урбанист, выпускник международного Института Медиа, Архитектуры и Дизайна «Стрелка»

На мой взгляд, в комфортном городе должна существовать городская культура. На улицах необходима жизнь. Люди должны иметь возможность свободно гулять, общаться, знакомиться друг с другом.

Анель активно участвовала в общественных слушаниях по поводу проекта программы. Она считает, что в настоящее время в ней не хватает конкретных рекомендаций и механизмов реализации намеченных целей.

— Конечно, хорошо, что программу обсуждали с общественностью. Сейчас она представляет из себя некую стратегию, состоящую из широко известных принципов улучшения городского пространства. В то же время хотелось бы, чтобы акцент был сделан на конкретных механизмах и шагах на пути к достижению этого. Должны быть рекомендации не только к городским властям и бизнесу, но и к обычным гражданам. Только совместными усилиями возможно реализовать эти задачи. Нынешний документ — как некая конституция, за которой должны последовать другие документы, дополняющие и расширяющее ее. Необходимо создать рабочие группы из профессионалов в различных областях, которые помогли бы властям выработать план действий.

Самыми острыми вопросами программы, по мнению Анель, являются экология и архитектурный облик города.

— Многие знают, какая у нас сейчас плачевная обстановка в сфере экологии. Важно понять, на чем именно нужно сосредоточиться. К примеру, загрязнение воздуха. Что является его основной причиной? Автомобильный транспорт? Угольные печи в частном секторе? Выбросы ТЭЦ? Разработчики программы должны были расставить приоритеты и прописать, с каких шагов нужно начать путь решения экологических проблем.

То же самое можно сказать об охране исторических зданий и архитектурного облика Алматы. Нет четких критериев вхождения того или иного здания в список охраняемых. Кто должен определять этот список? По данному вопросу есть множество субъективных мнений, но общая позиция пока не выработана. Должны существовать четкие рекомендации и предложения по охране архитектурного облика города.

VOX: Что, на ваш взгляд, входит в понятие «комфортный город»? Это пункт также имеется в программе развития.

— Город — это очень сложная система, живой организм. «Комфортный город» — понятие достаточно субъективное. У каждого есть свои представления о комфорте. В этом отношении я могу выразить мнение лишь маленькой части общества. Думаю, главная черта комфортного города — горожанам в нем удобно и не хочется из него никуда уезжать. Должно быть как можно меньше факторов, являющихся преградами для того, чтобы люди могли вести привычный образ жизни. На мой взгляд, в комфортном городе должна существовать городская культура. На улицах необходима жизнь. Люди должны иметь возможность свободно гулять, общаться, знакомиться друг с другом.

Город может быть комфортен для автомобилистов и пешеходов. Мне, к примеру, как пешеходу очень некомфортно из-за того, что в данное время Алматы по большей части ориентирован на машины.

Урбанист считает, что в программе сейчас не хватает глубоких данных и результатов исследований. Нет конкретного понимания существующей ситуации, реалий, от которых нужно отталкиваться, чтобы развивать городское пространство в будущем.

— Нам необходимо больше данных, полученных путем исследований. Это некая точка отсчета, от которой необходимо двигаться вперед. Возможно, некоторые данные о проблемах города остались вне программы, и горожане в настоящее время не имеют к ним доступа.

Анель уверена, что только всестороннее участие горожан и, особенно, профессионального сообщества в дополнении и реализации программы развития Алматы имеет большое значение. Существует много инициативных групп, готовых помочь властям в этом.

— Я сама принимаю участие в деятельности одной их таких групп, состоящей из выпускников программы «Болашак», получивших образование за рубежом. Они имеют представление о международном опыте и стремятся внедрить его здесь. К примеру, у них была инициатива создать Институт архитектуры, чтобы повысить уровень знаний нашего населения в этом вопросе. На самом деле в улучшении городской среды многое зависит не только от властей, но и от нас самих. Важно вести разъяснительную работу с горожанами, рассказывая им об общепринятых практиках улучшения среды обитания. К примеру, каждый должен понять, почему важен раздельный сбор мусора или отказ от личного транспорта в пользу общественного.



Архитектор-дизайнер Жанна Спунер
Архитектор-дизайнер Жанна Спунер

Жанна Спунер

архитектор-дизайнер, инициатор создания общественной группы «Архнадзор»

Архитектурный стиль любого города определяет внешняя среда. В городе, расположенном на берегу моря, и в мегаполисе, лежащем на холмах, складываются разные строительные подходы. У нас главным фактором являются горы.

— Наше общество наконец-то созрело, чтобы самостоятельно принимать решения, касающиеся среды своего обитания. Сегодня люди осознали опасность экологической катастрофы. Уровень загазованности воздуха в Алматы уже сравним с цифрами Пекина, занимающего первое место в мире по загрязненности воздушного бассейна. Поэтому мне очень импонируют инициативы нового акима и то, что программа развития города была представлена горожанам.

В то же время стоит отметить, что программа пока еще достаточно сырая. Нужно создавать рабочие группы из инициативных горожан — профессионалов в различных сферах, — которые помогут довести ее до ума.

В том, как в настоящее время происходит застройка мегаполиса, архитектор находит множество недостатков. По мнению Жанны, главной доминантой города должен стать его естественный ландшафт — горы, окружающие город. Архитектура должна лишь дополнять и подчеркивать их. В 50-е годы группа проектировщиков разработала грамотную схему городского планирования, идеально подходящую для Алматы. В настоящее же время застройка города идет хаотично, и зачастую новые высотки закрывают вид на горы.

— Архитектурный стиль любого города определяет внешняя среда. В городе, расположенном на берегу моря, и в мегаполисе, лежащем на холмах, складываются разные строительные подходы. У нас главным фактором являются горы. Они — основная достопримечательность Алматы, отличающая наш город от других. Архитекторы, планировавшие бывшую столицу, отлично понимали это, возводя сооружения, хорошо смотрящиеся на фоне гор. Они создавали красивые видовые точки. Сейчас вид на горы нам зачастую загораживают в основном уродливые строения жилых комплексов и бизнес-центров. В советское время казахстанские архитекторы стремились найти оригинальный архитектурный облик города, экспериментировали с различными стилями. Сейчас, к сожалению, мы теряем это наследие.

— В данный момент, чтобы сохранить виды на горы, нужно ограничить высоту строений. В законе есть такие ограничения, но их никто не соблюдает, предпочитая платить небольшие по размерам штрафы. Городским властям нужно усилить контроль за высотностью зданий. Считаю, что нужно ограничиться шестью-семью этажами. Эта цифра выведена на основании научных исследований, соображений экономической, социальной и экологической практичности. У разных городов свои ограничения, продиктованные местным колоритом. К примеру, в Филадельфии нельзя строить здания выше кепки статуи основателя города, установленной на здании мэрии.

Есть и еще один характерный пример, история которого во многом пересекается с Алматы. Несколько лет назад в новозеландском городе Крайстчерче произошло сильное землетрясение. Большая часть города оказалась разрушена. Тогда власти, чтобы как-то поддержать горожан и вывести их из шока, предложили отстроить город заново, следуя рекомендациям, которые мог оставить каждый житель Крайстчерча. Большинство из них высказалось за строительство низкоэтажного города. Их пожелания учли и ограничили застройку семью этажами. Этот пример наглядно показывает, что людям комфортней жить в малоэтажном пространстве.

Жанна считает, что в нашем городе уделяется мало внимания развитию качественной архитектуры. Город заполонили псевдоклассические строения. Причина этого, по ее мнению, — дефицит специалистов, имеющих специальное образование, в том небольшом кругу людей, ответственных за принятие решений о формировании облика Алматы.

— Последний пример дома, расположенного по адресу улица Желтоксан, 115, достаточно характерен. Несмотря на борьбу за это здание общественных активистов, его все таки снесли. Конечно, факт сам по себе печальный, но еще больше пугает проект строения которое планируют возвести на его месте. Эта очередная безвкусная и дешевая псевдоклассика. А ресторан McDonald's на месте кинотеатра «Алатау»? Опять же, снос кинотеатра, который можно было реконструировать и переформатировать под другие задачи, — плохой прецедент, но то, что планируют на его месте здание, похожее на придорожную закусочную, заставляет задуматься.

Ни один нормальный градостроительный совет не принял бы строительство такого проекта в центре города. Для сравнения посмотрите проект МcDonald's в Тбилиси.

Конечно, аким и его заместители не могут знать этого, потому что они не являются специалистами в этой сфере. Именно поэтому важно, чтобы подобные проекты согласовывались с комиссией, состоящей из профессионалов в области архитектуры, дизайна и искусствоведения. Нынешний Градостроительный совет по большей части состоит из чиновников и застройщиков, то есть лиц заинтересованных.

Помимо этого, важно, чтобы акимат, реализуя планы по украшению города, возведению и реконструкции важных объектов, проводил открытые и честные конкурсы на разработку проектов. К примеру, откуда у нас на улицах появились эти безвкусные фигуры бабочек, цветочков и велосипедистов, на установку которых из бюджета было выделено 14 миллионов тенге? У нас есть талантливые профессионалы, способные делать оригинальные проекты, нужно только создать им правильную конкурентную среду.

VOX: Как, на ваш взгляд, можно было бы сохранить историческую застройку города, при этом расширяя возможности для развития бизнеса, что указано в программе развития Алматы?

— Исторический центр города, конечно, необходимо сохранить, но при этом вовсе необязательно делать его абсолютно неприкосновенным, запрещая в этих районах всякое строительство. Можно сохранять внешние фасады зданий, перестроив их изнутри под новые цели. Любую старую постройку можно осовременить, не нарушая общий архитектурный ансамбль улицы. Современные материалы и технологии позволяют сделать это весьма изящно. К примеру, к старому зданию можно сделать модернистскую надстройку. Удачным примером сочетания старых и новых зданий может служить Военно-исторический музей в городе Дрездене, многие строения в Венеции, тот же Лувр с его знаменитой стеклянной пирамидой.

Вообще стоит отметить, что архитектура сама по себе может стать двигателем развития бизнеса и туризма. Тут можно вспомнить испанский город Бильбао. До недавнего времени он был вымирающим городом. В 1997 году по предложению и проекту американского архитектора Фрэнка Гери здесь был построен филиал знаменитого музея современного искусства Гуггенхайма. Это футуристичное сооружение мгновенно стало главной достопримечательностью города и привлекло в него огромное число туристов. За туристами подтянулся бизнес, а в городе появилось еще несколько оригинальных сооружений. Сейчас Бильбао — один из самых процветающих городов в стране. Этот случай породил целое понятие в экономике, так называемый «эффект Бильбао».


Музей современного искусства в Бильбао
Музей современного искусства в Бильбао

VOX: Что, на ваш взгляд, включает в себя понятие «комфортный город», входящее как одно из ключевых в программу развития Алматы?

— Раньше при проектировании и планировке города соблюдалось четкое районирование по плотности населения, проживающего в его частях. Все было учтено таким образом, чтобы на нужды каждой тысячи горожан, проживающих в различных районах города, приходилось определенное число школ, детских садов и других общественных учреждений. Они все должны были находится в шаговой доступности от дома. Именно такой принцип, на мой взгляд, и входит в понятие комфортного города. Если все необходимые нам учреждения будут расположены в 10–15 минутах ходьбы от дома, резко сократится число машин и количество вредных выбросов. Чтобы соблюдать все эти показатели при проектировании и составлении генплана города, опять же, необходимо участие большого числа квалифицированных специалистов, причем не только в архитектуре, но и в таких сферах, как социология и экономика.

Для улучшения и сохранения архитектурного облика Алматы была создана общественная группа «Архнадзор». Она вобрала в себя несколько групп и сообществ активных горожан. В группу входит большое число специалистов в архитектуре, дизайне, экологии и культуре. Они стремятся оказывать влияние на решения властей Алматы в сфере планирования и изменения облика города.

— Не так давно состоялись два урбанистических форума, один из них проводил акимат, другой — группа под руководством архитектора Асель Есжановой. Хотелось бы верить, что итоги форумов будут учтены при разработке новой программы развития.

Диалог между властями и инициативными группами горожан потихоньку налаживается.

Ранее у нас уже был успешный опыт совместной работы в реализации проекта «Алма Кала». За первый год на средства волонтеров и их силами было высажено 9 тысяч деревьев. Во второй год мы посадили 6 тысяч. Планируем продолжить этот проект, но сосредоточиться на задаче создания мини-парков в различных районах города. В целом, «Архнадзор» стремится к тому, чтобы восполнить нехватку человеческих и профессиональных ресурсов у городских властей, став тем самым профессиональным сообществом, мнение которого будет учитываться при формировании различных программ, проектов и архитектурного облика города. Таким образом, мы хотим стать неофициальным и независимым движением, следящим за соблюдением интересов горожан.

Поделись
Святослав Антонов
Святослав Антонов
Журналист, редактор раздела HISTORY
КОММЕНТАРИИ ()
Осталось символов: 1000