VOX POPULI Вера Гаврилко 22 апреля, 2015 14:00

Приют последней надежды

Приют последней надежды
Фото: Вера Гаврилко
К счастью, в нашем ожесточившемся обществе еще встречаются люди повышенной, обостренной совестливости. И речь вовсе не о добреньких, удобных и всем без исключения приятных личностях. Нет, под выражением «обостренная совестливость» я имею в виду совсем иное качество, которое не помогает, а чаще – мешает жить его носителю. Но иначе такой человек жить не может…

На небольшой территории частного дома жительницы Петропавловска Ольги Лапшаковой – сплошные собачьи будки. Сейчас у нее живут более 30-ти собак, спасенных от живодеров, отстрельщиков и опасностей безнадзорного бытия.

– Это еще что! – усмехается Оля. – Зимой, в морозы, у меня 60 собак жили.

– 60? А куда они подевались?

– Пристроила половину, – светится Ольга улыбкой. – Теперь надо думать, куда следующую девать.

Подворье у Лапшаковых, надо сказать, совсем небогатое. И откуда бы богатству взяться? Люди рачительные и практичные корову бы в хозяйстве завели или кроликов, на худой конец. А у Ольги – тридцать душ «кабысдохов» с человеческими глазами. Невеликое «богатство». Зато – бесценно.

Каждая собачья история – маленькая трагедия. Пронзительная история человеческой подлости, жестокости, озверения. И собачьего долготерпения. Их веры в нас, несмотря ни на что.

О том, в каком виде к Ольге попадают бездомные страдальцы, можно написать Книгу человеческого падения. Недобитые, недорезанные, недотравленые доморощенными догхантерами, изможденные до последней степени дистрофии, недоубитые людьми звери.

От такой «собачьей жизни» некоторые животные, бывает, сходят с ума. Их психика, так же как и человеческая, имеет пределы, за которыми – черная ночь безумия. Например, у Ольги сейчас находится собака, которая едва завидев свободную конуру, сразу же туда забилась и вот уже больше недели категорически отказывается ее покидать. И «законная» владелица конуры – Бэла – вынуждена теперь жить на улице, потому что ее домик заняли.

Такое обилие «хвостов» во дворе и в доме налагает определенную аскезу на хозяев. Достаточно сказать, что даже врача на дом вызвать затруднительно, если кто из домочадцев заболеет. Редкий доктор найдет в себе силы и бесстрашие, чтобы шагнуть за калитку к лающей разномастной своре.

Вот и корреспондент «Vox Populi», признаться, вся внутренне съежилась, подходя к дому Лапшаковых. Мало ли, что у этой лохматой компании на уме? Однако собаки оказались на редкость миролюбивыми, и, если и облаяли гостью с фотоаппаратом, то это так «для приличия».

Я думаю, они понимают, что находятся во временном прибежище, и в собачьих глазах, как в глазах приютских детей, всегда живет извечный вопрос: «Кто ты? Вдруг ты пришла за мной?».

– Я ведь из-за них с работы уволилась, – признается Ольга. – Времени не хватало ни на что, надо ведь и есть приготовить, и убрать. Спасибо, муж меня поддержал, хотя раньше он был к ним равнодушен. Сейчас, получается, живем на его зарплату.

Каждое утро Ольга варит для питомцев шесть кастрюль каши и бульон из куриных голов. Это – основной рацион для взрослых собак, щенкам в кашу подмешивается готовый корм-желе.

– Спасибо, нам помогает один из городских гипермаркетов – дают крупы и макароны, иначе просто не знаю, как бы мы всю эту «ораву» кормили бы.

В хозяйстве есть немного кур…

…и небольшой огородик, но он весь заставлен собачьими будками: здесь в лютые морозы жили очередные «постояльцы». Сейчас будки опустели, и Ольга планирует посадить зелень и овощи.

В маленьком сарайчике, где раньше жила корова, сейчас разместились щенячьи ясли. Порядка двадцати душ собачьих детей ждут своей очереди на «усыновление».

Человеческая безответственность зачастую просто не укладывается в голове. Многие стремятся быть «хорошими» за чужой счет. Вот этих пушистиков Ольге подбросили «добрые люди». Утром Лапшакова открыла калитку и увидела под своими воротами завязанный мешок. Когда развязала – ахнула: мешок оказался буквально набит полузадохшимися месячными щенятами. 12 невинных душ.

– Я не знаю, – темнеет лицом Ольга. – Но не умею я их убивать, как хотите. Не умею и все! Раз Бог дал им жизнь, пусть они живут.

И рассказывает совершенно пронзительную историю, когда ей привезли щенят от убитой душегубами суки, и один из малышей всю ночь совсем по-человечьи кричал: «Ма-ма, ма-ма!».

– Мы ничего не знаем о них, и не хотим знать, многим людям кажется, что животные – низменные существа, не способные испытывать душевную боль и отчаянье. Но это не так. Всё-то они чувствуют и понимают, не хуже нас с вами, – продолжает Ольга.

Женщина также старается лечить своих питомцев, избавляет их от паразитов, стерилизует молодых самок и пристраивает горожанам, проживающим в частном секторе.

Частный сектор – это принципиально. В благоустроенные квартиры Ольга собак не отдает.

– Сколько было случаев, когда поиграли – и снова выбросили на улицу, – говорит она. – Собаку ведь приучать нужно к туалету, выгуливать по несколько раз в день, не каждый на это готов. Тем более к беспородным зачастую такое отношение, извините, как к мусору. А в частном подворье гораздо больше шансов, что пес обретет дом на всю оставшуюся жизнь. Всё, что им нужно: миска похлебки и немного вашей любви и заботы.

В доме вместе с собаками проживают несколько кошек. Они уже давно адаптировались и не обращают никакого внимания на извечных врагов кошачьего племени. Здесь же врагов нет, все живут дружно. Вообще создается впечатление, что кошки в доме – главные. Умеют же эти создания сохранять достоинство в любых ситуациях!

Все затраты по уходу за больным и истощенным приютским зверьем несет семья Лапшаковых. Плюс – очень скромная и нерегулярная помощь от благотворителей. Когда я спросила Ольгу, в чем нуждается их маленький приют, она ответила не раздумывая: «Вещь номер один для нас – это морозильная камера. Зимой припасы хранили в сарае. С наступлением тепла это стало огромной проблемой».

Я написала про Олин приют маленький пост на своей странице в социальной сети Facebook, и совершенно неожиданно пришел моментальный перевод из Италии. Отправительница, к слову, пожелавшая остаться анонимной, написала, что ее глубоко тронула история этой женщины, что на таких людях стоит белый свет, и по мере сил, она хочет помогать приюту в далеком казахстанском северном городе.

Для сравнения: тот же пост, размещенный в группе Петропавловска, вызвал раздраженные комментарии из разряда: «поубивать бы всех "кабысдохов", да дело с концом!», «какая глупость – спасать этих дворняг»...

Ольга привыкла к подобному хамству и старается не реагировать на плохое, акцентироваться на хороших и приятных новостях. Благодаря переводу из Италии, приют теперь сможет рассчитаться за подержанную морозильную камеру, а это значит – хвостатые питомцы будут сыты.

Далеко в будущее Ольга не заглядывает. Она одна со своей семьей выполняет работу целого госпредприятия с немаленьким таким штатом. Увы, государство в лице местных властей в Петропавловске не может предложить иного выхода, как тендеры по отстрелу. Ученые утверждают, что подобные варварские методы, от которых давно отказались во всем цивилизованном мире, не только не решают проблему бездомных животных в городе, но только усугубляют ее. Природа, в ответ на хищническую ликвидацию, включает защитные механизмы сохранения популяции, и животные плодятся еще быстрее. Но чиновников это вряд ли волнует: отстрелы – это тендеры, а тендеры – это прямая выгода.


P. S. Если вас тронул этот репортаж, вы можете оказать посильную помощь приюту в Петропавловске: номер текущего счета KZ196013923100103104, Лапшакова Ольга Ивановна, реквизиты банка - РНН: 600200048129 БИК: HSBKKZKX.

Поделись
Вера Гаврилко
Вера Гаврилко
КОММЕНТАРИИ ()
Осталось символов: 1000