VOX POPULI Жанна Ахметова Айгерим Ельмухамед 6 марта, 2015 08:00

Прекрасная наполовину

Акниет
Акниет
Фото: Тимур Батыршин
Акниет 17 лет и она очень красива. Но девочка знает, что ее лицо красиво только тогда, когда она не улыбается, не говорит, не удивляется, не проявляет эмоций... Vox Populi решил рассказать историю Акниет.

Когда рождение не чудо

17 лет назад, жарким августовским вечером, в Туркестанском роддоме на свет появилась девочка, желанная дочка в простой казахстанской семье. Что-то пошло не так, и врачи легким движением руки списали малышку "на тот свет". Несколько минут ушло у них на то, чтобы принять чудовищное решение – отправить ребенка в морг. Придя в себя после родов, Айгуль – мать Акниет – стала расспрашивать докторов, где ее дочь. Получая невнятные ответы, вроде "Бог дал – Бог взял", женщина в горе металась по больнице и искала своего ребенка. Никто не мог ее остановить.

Акниет и ее мама
Акниет и ее мама
Фото: Тимур Батыршин

Мать нашла малышку у дверей морга. Ее маленькое "сокровище" лежало на деревянном столе. Абсолютно нагое. Женщина подняла шум, дошла до заведующей больницей и смогла все-таки спасти свое дитя. Через 15 дней маму и ребенка выписали домой.

Все было хорошо, пока Акниет не исполнилось шесть месяцев. Родители заметили, что у малышки странно тянет левую сторону лица. Все последующие годы были заполнены походами в больницы и расплывчатыми диагнозами. Помимо искривления лица, девочке от рождения (или же во время рождения) досталась глухота на одно ухо. Акниет – инвалид второй группы.

Чтобы быть ближе ко всем главным больницам и врачам, семья переехала в Алматы. На самый край города.

Шесть человек живут в одной комнате – бабушка, тетя, мама, старший и младший братья, сама Акниет. 

Отец работает водителем маршрутного автобуса, приходит поздно, уходит рано. Мама не работает, но старается экономить на всем, использовать любую возможность, чтобы вылечить дочь.

Акниет росла, ходила в школу. Хорошо училась. В средних классах дети стали обращать все больше внимания на ее внешность. Но если обычные перешептывания за спиной, смешки и обзывания Акниет снисходительно игнорировала, то случай, произошедший в шестом классе, переполнил чашу ее терпения. В школе праздновали 8 марта – все дети подготовились, нарядно оделись. Акниет пришла в школу в прекрасном настроении. Но вдруг кто-то закрыл ее в классе и оставил там одну, в темноте. Кто-то не захотел, чтобы она попала на праздник. Этот неизвестный решил, что ей не место среди "нормальных" детей. Мама говорит, что это были ее одноклассники. Акниет хочет верить в то, что дети не могли так с ней поступить, и это сделала учитель. После этого случая девочка наотрез отказалась ходить в школу.

– Нужно было окончить школу, и мы перевели Акниет в интернат для особенных детей, – рассказывает Айгуль. – Там учились разные дети. Плохо слышащие, с синдромом Дауна, со многими другими недугами. Акниет не выдержала психически. Она думала, что мы хотим ее оставить там навсегда, постоянно плакала и не хотела оставаться там без меня. Она не хотела верить в то, что с ней что-то не так, что ее недуг настолько тяжел, что ей приходится проводить здесь все время. Когда я поняла, что это может привести к новым проблемам психологического характера, мы забрали ее домой. Учась на дому, Акниет закончила школу.

Только за последние два года мама, живя постоянной надеждой, объездила несколько крупных клиник, в которых обещали "вернуть" девочке вторую половину лица. Полтора месяца в ташкентской больнице ничего не дали, но на это ушло пособие по инвалидности за целый год. Свою помощь предложили сотрудники какой-то китайской клиники, больше месяца ставили иголки девочке на лицо. Акниет терпела и снова надеялась. Результат – впустую потрачено 300 тыс. накопленных тенге, появился еще один шрам на левой стороне лица. Родственники ругают маму девочки за все эти бесполезные расходы. Но Айгуль не собирается останавливаться – снова и снова ищет помощь для своей дочки.

– Много лет подряд нам не называли никакого диагноза, не выдавали направлений и решений. Главный педиатр города Алматы говорила: "Мы не знаем, что это за недуг, но и направление на лечение за рубежом я вам выдать не могу. Как я могу признаться в несостоятельности наших врачей!"

И только когда девочке исполнилось 17 лет, хирург челюстно-лицевого отделения наконец-то написал официальную медицинскую рекомендацию и выдал направление в одну из клиник Южной Кореи.

Сегодня у девочки появился реальный шанс вылечиться и стать настоящей красавицей. Она и так очень красива, но разве можно жить, не улыбаясь?

После школы я окончила курсы маникюра. Хочу стать настоящим мастером. Мне нравится делать людей красивыми. Потом я обязательно научусь наращивать девушкам ресницы.

– После школы я окончила курсы маникюра. Хочу стать настоящим мастером. Мне нравится делать людей красивыми. Потом я обязательно научусь наращивать девушкам ресницы.

Акниет говорит без эмоций. Когда смотришь в ее красивые глаза, кажется, что у нее и так все хорошо.

– Тебе 17 лет, у тебя есть парень? Ты хочешь дружить с хорошим мальчиком, ходить с ним в кино?

– Конечно, хочу, – выкрикнула Акниет, улыбнулась и сразу же отвернула от меня свое лицо.

Южная Корея является одним из лидеров в области челюстно-лицевой и пластической хирургии. Уже найден врач, который готов взяться за лицо девочки. Для осуществления главной мечты девочки необходима сумма в $35 тыс. $25 тыс. будут потрачены на саму операцию, а $10 – на перелет и питание Акниет и мамы.





Реквизиты для помощи Акниет

ОФ "Добровольное Общество Милосердие"

БИН 060440002437

БИК KZKOKZKX Кбе18

р/счет KZ479261802140494000

Назначение платежа: для Акниет

Qiwi-кошелек: +7 778 670 55 51

Поделись
Жанна Ахметова
Жанна Ахметова
Главный редактор Vox Populi
КОММЕНТАРИИ ()
Осталось символов: 1000