VOX POPULI Эльвира Абдусалямова 16 апреля, 2015 08:00

Паша Кас – эпатажный street art художник Казахстана

Паша Кас – эпатажный street art художник Казахстана
Фото: Илья Мартынов
Pasha Cas один из немногих уличных художников, кто решил не прятать свое лицо под маской, считая, что только в этом случае возможен полноценный диалог со зрителем. Его работы отличаются масштабностью и минимализмом в технике исполнения трафарета: до сих пор остается загадкой, каким образом Паша в одиночку умудряется расписать стены десятиметровыми буквами. Каждая новая работа – манифест, вызов. Больше месяца мы снимали реализацию трех новых проектов художника. За это время идеи и планы успевали меняться, но нам удалось отснять весь процесс работы уличного художника и даже то, что изначально должно было завоевать внимание прохожего…

Паша Кас родился и вырос в Алматы. Парень имеет архитектурное образование. Сегодня он целиком и полностью погружен в свое творчество, главной целью которого является поднятие остросоциальных проблем и широкая их огласка обществу.

– Начинал я в 2010 году с граффити, а именно, с проекта «У стен есть уши». Эта работа стала самой распространенной. Но, после того как я узнал о стрит-арте, граффити ушло для меня на второй план, а вскоре и вовсе перестало интересовать. Граффити – это совершенствование техники рисования, в то время как стрит-арт подразумевает еще и содержательную, концептуальную часть, – дифференцирует понятия художник.

Прошлые работы

Паша прославился рядом кричащих проектов, среди которых была работа «Всем ПОХ». Главной темой этого проекта было безразличие к проблеме суицидов. В проекте он указал цифру людей, покончивших жизнь самоубийством в 2012 году. Шокирующий билборд был приправлен не менее шокирующим манекеном, который художник повесил прямо под вывеской. К слову, работа не провисела и суток…

В один из зимних дней перед акиматом города Алматы художник устроил «сушку трусов», на которых было написано «Год культуры». Сам художник проект называет «Трусы перед властями», главный посыл которой – ангажированность в сфере культуры. Мы спросили, не боится ли он снова поднимать эту историю, но Паша ответил, что ранее его уже поймали и оштрафовали.


Фото: Оля Ким

А этот проект Паша реализовал уже в 2015 году:

– Сносят старый центр, памятники архитектуры. На их месте открываются ларьки, стоянки. Ударными темпами уничтожается уникальная природа. В «городе яблок» нет яблонь – их мы покупаем в Узбекистане. Голоса экологов захлебываются в потоках рекламы этих новостроек. И это при том, что сейчас – год Культуры, – поясняет street art художник.


Фото: Батыр Садвакасов

Мы попросили Пашу также рассказать о проекте «Немножко параллельная реальность» 2014 года.

– Интересная ситуация с нашей официальной прессой. Журналистика, обслуживающая власть – парадокс? Нет, еще одна, параллельная реальность. Как-то мне попала в руки газета «Казахстанская Правда». Я, конечно, сразу обратил внимание на заголовки, которые как будто заимствуются из советской прессы. Такое ощущение, что вовсе и не было ни перестройки, ни 90-х – 25 лет прошло, а фактически ничего не изменилось.

Художник взял за основу газетную верстку доперестроечного времени и разместил на передовице уличного художника в маске, усилив контраст. Эта работа появилось рядом с Арбатом, в месте, где представлены работы, пожалуй, всех, кто так или иначе связан со стрит-артом.  


Фото: Сергей Панин

За время «зимней спячки» у Паши Каса появилось много вопросов и тем, которые он хотел бы «обсудить» с аудиторией. Поэтому перед открытием нового сезона street art художник рассказал, чем все-таки была обусловлена такая «пропажа с радаров»:

– Требовалось время, чтобы осмыслить то, в каком направлении двигаться дальше, с каким форматом выходить и какие вопросы необходимо озвучить. Вообще, вопросов много накопилось: к властям, к людям, к себе. Считаю, что очень важно сохранить баланс и не скатиться в пропаганду, особенно в свете последних событий. Появляющиеся вопросы не могут тихо умирать во мне! Они сами просятся наружу – на стены домов и заборов. А выходить я буду сейчас по двум направлениям: социальная серия, объединенная тематикой сети в уличном пространстве, включающая семь новых работ; и второе – это контемпорари арт. Планирую «вытащить» классиков с их шедеврами из музеев на улицы. Эта серия уже в производстве. Думаю, будет запущена уже в конце апреля.

Проект №1 – 1 комментарий, 1.000.000 просмотров

Это первый проект, который мы начали снимать вместе с художником. Его реализация заняла 4 дня, не считая предварительной подготовки. Кстати, Паша рассказал алгоритм создания своих проектов:

– Первое – это идея, после идет поиск места, где можно будет реализовать задуманное, а дальше уже приходит очередь создания эскиза. Следующий шаг – это печать и покупка материалов, который потребуются в создании работы. И, наконец, реализация, – рассказывает street art художник.

После замеров мы отправились в типографию, где нам распечатали два огромных листа, которые позже превратятся в трафарет.

Удивительно, но после нескольких минут нашего пребывания в типографии, в офисе ненадолго выключился свет. Такие ситуации, конечно, не испортят всю реализацию проекта, но могут ее затормозить.

Далее мы отправились в театр «Арт и ШОК», где Паша в творческой атмосфере и приятном полумраке вырезал буквы. Они в скором времени обретут смысл на одной из стен нашего города.


Фото: Тимур Батыршин

Вырезание букв, оказалось, пожалуй, самой объемной по времени работой в этом проекте.

Пока Паша степенно создавал трафарет, он рассказал нам о средствах, которые необходимы на создание его работ:

– Всего по-разному выходит. Бывают проекты и на пять тысяч тенге, где нужно всего три баллона краски. А если речь идет о чем-то более масштабном, то прибавьте стоимости материалов еще и транспортные расходы. Чтобы разрисовать полностью дом – необходимо не менее пяти тысяч долларов. Некоторые проекты приходилось переделывать по два раза. Деньги почти всегда идут на краску и материалы. А сколько – я не записываю и не запоминаю. Я – художник.

Когда речь зашла о деньгах, я не могла не спросить о сумме штрафов, которые налагались на street art художника, и вот что он ответил:

– Денег на штрафы уходит меньше, чем на реализацию проекта. Но дело ведь не только в деньгах. Мне кажется странным, что вместо диалога, они выбирают метод устрашения, – делится парень.

Через несколько дней мы наконец-то подошли к последнему и самому ответственному шагу – реализации проекта.

Развернув трафарет, художник обнаружил некоторые надрывы. Чтобы избежать полного заливания буквы краской, он склеил порванные участки скотчем.

Наносится трафарет неспеша, снова и снова сверяя финальные замеры.

И вот первый трафарет отыграл свою роль…

Для второго понадобилась подготовка – черный прямоугольник, на котором и будет фраза «1 комментарий».

Подождав, пока черная краска высохнет, Паша приложил второй трафарет и быстрыми и уверенными движениями почти завершил проект.

Финальной точкой этого стала метка в нижнем правом углу – логотип street art художника Паши Каса.

– Facebook стал единственной пока нецензурируемой площадкой, где деятели обернулись блоггерами. Блоггеры эти каждый день выдавливают из себя по капле рабов, собирая бесчисленные лайки. Лайки эти – как перелетные птицы, множат правду и ложь, перелетая с одной ветки на другую. Когда и эта площадка станет объектом пристального внимания – комментарии, скорее всего, исчезнут. Останутся только лайки. Жаль, что они, эти лайки, ничего не решают…, – подытожил задумку парень.

Проект №2 – «Не засрались ли мы, господа потребители?»

Второй проект, пока не приобрел свой нынешний облик, носил немного другой характер, хотя фабула у них одна – проблема экологии.

Изначально посыл имел контрольную фразу «А не засрали ли мы Алматы?». Принтер печатал эту кричащую фразу, а парень, следящий за работой машины хихикал от прочитанного.

Когда проект на стадии завершения, а  работники клининговых служб уговорены на подобную авантюру, куратор Паши Каса Rush X вместе с молодым художником решили кое-что поменять, заменив контрольное предложение.

Так, потратив дополнительную сумму денег на печать, а также свое ранее утро, когда еще так сладко спится, мы снова отправились на поиски добрых работников, которые помогут нам создать необходимый снимок.

– Есть ощущение – что «засрались». Есть ощущение, что город Алматы оставлен, брошен. Есть ощущение, что барахолка разрослась до невероятных пределов, поглотив центры, площади, очаги культуры, дворцы, парки и скверы. Есть подозрение, что это – эксперимент над нами.  Что рано и скоро груды мусора дадут новую жизнь новых существ. Существа эти уже периодически появляются в телевизоре, в галстуках и говорят: «Все хорошо, товарищи!..», – объясняет идею проекта Паша Кас.

Фото: Ринна Ли

Проект №3 – По статистике всех все устраивает. Кроме меня

В отличие от второго проекта, финальный изменился до неузнаваемости, хотя стена, которая использовалась для воплощения идеи Паши, уже была изрядно помечена художником и привлекла к себе больше внимания, чем ожидалось.

В 23:00 мы приехали в назначенное время и увидели, как Паша с помощником устанавливают проектор за стекло автомобиля.

Душу охватил страх: ночь, дождь, самая середина огромного двора, куда выходят половина окон девятиэтажек. Бдительная женщина, кажется, с седьмого этажа, потребовала от художника отойти от автомобиля, который стоял возле того места, где сейчас на фото видна лестница. После продолжительных препирательств с этой женщиной, Паше все-таки удалось переубедить ее отогнать автомобиль, во избежание его порчи. После чего начался сам процесс реализации финальной стадии проекта.

Облачившись в спецодежду и окружив место запрещающей лентой, автор начал делать определенные метки для того, чтобы позже ему легче было заливать буквы цветом. Однако, после холодной ночи, художник и его куратор решили полностью изменить проект…

Фото: Илья Мартынов

Если приглядеться, то можно заметить белые метки на стене, которые теперь останутся там вместе с новым изображением.

Идею финального проекта Паша Кас комментировать отказался:

– Я считаю, что здесь и так все понятно без объяснений, – заключил художник  и предоставил очередную пищу для размышлений алматинцам.

– Каждый мой проект – это целое приключение. Не все работы были простыми или успешными. Есть такие, которые так и не стали известными. Больше всего увлечен тем, что предстоит накануне – это всегда новый поворот, по сравнению с которым прошлые проекты для меня уже теряют актуальность.  В будущем я вижу себя известным на весь мир художником. Я надеюсь, что тогда весь Казахстан будет гордиться тем, что я гражданин этой страны, – подводит street art художник.

В конце 2014 Паша выступил на европейской биеннале «Манифеста». Его масштабная работа представлена в Музее стрит-арта в Санкт-Петербурге. Художник был номинирован как «Открытие года» в Москве.

Между тем, хотим отметить, что статья 258 Уголовного Кодекса Республики Казахстан гласит: «Вандализм, то есть осквернение зданий или иных сооружений надписями, или рисунками, или иными действиями, оскорбляющими общественную нравственность, а равно умышленная порча имущества на транспорте или в иных общественных местах наказывается штрафом в размере от ста до пятисот месячных расчетных показателей или в размере заработной платы, или иного дохода осужденного за период от одного до пяти месяцев, либо привлечением к общественным работам на срок от ста двадцати до ста восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок от шести месяцев до одного года, либо арестом на срок до четырех месяцев».

Можно ли назвать борьбу за нравственность и стремление помочь народу в остросоциальных проблемах вандализмом, отвечать не нам…


А что Вы думаете, дорогие читатели? 

Поделись
Эльвира Абдусалямова
Эльвира Абдусалямова
журналист Vox Populi
КОММЕНТАРИИ ()
Осталось символов: 1000